Экономика России в 1990-х годах


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск
Динамика ВВП на душу населения по ППС в европейских странах СНГ (Белоруссии, Молдавии, России и Украине) в 1989—2012 годах, в долларах США, по данным Всемирного банка
Динамика ВВП на душу населения по ППС в европейских странах СНГ (Белоруссии, Молдавии, России и Украине) в 1989—2012 годах, в долларах США, по данным Всемирного банка

В 1990-х годах в России наблюдался масштабный спад экономики. В этот период произошёл распад СССР, в стране были проведены крупные экономические реформы, в ходе которых Россия перешла от плановой к рыночной экономике.

С 1989 по 1999 год физический объём ВВП России снизился на 49 %, ВВП по ППС — на 26 %. По объёму ВВП по ППС Россия опустилась с 7-го места среди стран мира в 1992 году на 10-е место в 1999 году, по номинальному объёму ВВП — с 9-го на 22-е место.[1]

Экономический спад, наблюдавшийся большую часть 1990-х годов, привёл к снижению доли российского хозяйства в глобальной экономике с 3,7 % в 1992 году до 2,2 % в 1999 году.[2]

Содержание

[править] Экономическая политика

Весной 1990 года в центральных газетах был опубликован принятый Верховным Советом СССР «Закон о собственности в СССР», в котором была сделана еще одна робкая попытка разгосударствления производства через собственность трудового коллектива — альтернативную государственной форме собственности. По сути, в Законе лишь обозначены, но не конкретизированы три возможных канала формирования и пополнения собственности трудового коллектива: за счет части прибыли от хозяйственной деятельности, за счет приобретенного коллективом или переданного ему другими лицами имущества, а также за счет добровольных взносов членов коллектива. Закон вступил в силу с 1 июня 1990 года, но слабую заинтересованность госпредприятий в реализации предоставленных им возможностей в реструктуризации имущества можно было предугадать заранее: слишком незначительными представлялись им результаты.[3]

Одновременно со вступлением в силу Закона о собственности Верховным Советом принимался «Закон о предприятиях в СССР». Его новизна состояла в признании правовыми и равными перед законом весьма широкого спектра организационных форм функционирования предприятий — индивидуальных, семейных, коллективных, принадлежащих кооперативу, акционерных (товарищества), производственных кооперативов, государственных всех уровней (от союзного подчинения до городского), совместных, малых, арендных. В отличие от предыдущей версии закона («О госпредприятии») новый Закон действительно расширил права предприятий в планировании (полная самостоятельность планирования, исходящего из спроса на продукцию), в ценообразовании (резко снижена доля продукции, продаваемой по государственным ценам), нормативное распределение прибыли было, наконец, заменено ее налогообложением. Изменение роли и места предприятия в экономике страны становится всё заметнее, причём эти изменения, действительные и существенные, идут уже со значительным ускорением. Но самое главное — происходит смена парадигмы управления, то есть постепенное осознание ущербности прежней системы управления, необходимости её коренной ломки с тем, чтобы в основание экономики поставить именно предприятие.[4]

В 1991 году в РСФСР были приняты законы «О собственности в РФ» и «О предприятиях и предпринимательской деятельности в РСФСР», ставшие конкурентами союзным аналогам и оказавшиеся более проработанными и логичными.[5]

В результате либерализации цен и денежных потоков в 1992 году активизировался бартерный обмен, который сосуществовал с денежным. Оба института пользовались положительным спросом.[6]

В 1992 году внутрироссийские цены на нефть, топливо, цветные металлы были в десятки, а иногда и в сотни раз ниже мировых. В такой ситуации либерализация явилась сигналом к сражению за доступ на внешний рынок, а вложения в производство потеряли всякий смысл.[7]

В начале реформы вследствие шоковой либерализации и перераспределения переходной ренты резко возросла дифференциация доходов. Индекс Джини с 1991 по 1994 г. увеличился более, чем в полтора раза — с 0,26 до 0,41.[8]

В условиях макроэкономической политики 1995—1998 годов механизмы рыночного самодействия вывести российскую экономику из кризиса так и не смогли. Производственный спад замедлился, но не прекратился. Меры и методы, применявшиеся в рамках этой макроэкономической политики российских властей, напоминали «дурную бесконечность». Сходные по смыслу действия, раз за разом приносившие отрицательные результаты, повторялись, тем не менее, вновь и вновь. Ставка упорно делалась на очень ограниченный набор мер монетарного, бюджетного и фискального характера. Основными среди них были следующие:[9]

  • Безусловный приоритет антиинфляционных действий над действиями по стимулированию производства и капиталообразующих инвестиций.
  • Постоянные попытки использовать в качестве основного (и, по сути, единственного) метода борьбы с инфляцией урезание денежного предложения. При этом борьба за сокращение денежного предложения в экономике включала в себя невыполнение финансовых обязательств перед бюджетными организациями; неоплату продукции, произведенной по госзаказу; задержку в выплатах пенсий и другие аналогичные «антиинфляционные» действия.
  • Использование завышенного обменного курса рубля в качестве номинального якоря, который должен был сдерживать инфляционные ожидания.
  • Сохранение высоких налоговых ставок с целью уменьшения текущего дефицита государственного бюджета.
  • Так называемое неинфляционное финансирование дефицита федерального бюджета за счет получения доходов от продажи на рынке государственных долговых обязательств (ГКО-ОФЗ и др.). При этом объём размещения ГКО-ОФЗ постоянно увеличивался (со 159,5 млрд рублей в 1995 году до 502,0 млрд рублей в 1997 году), а необходимый объём спроса на эти обязательства обеспечивался высокими процентными ставками и крупномасштабным привлечением иностранного спекулятивного капитала. Помимо прочего, такая ориентация на внешние финансовые ресурсы потребовала снятия почти всех ограничений на вывоз капитала из России.
  • Безусловный приоритет фискальных и идеологических мотивов приватизации над мотивами, связанными с поиском эффективных собственников.

Ожидания, возлагавшиеся на эти меры, не оправдались даже в малой степени. Чисто монетарные способы сдерживания инфляции в условиях тотальной неопределенности и всеобщего недоверия оказались абсолютно неэффективны прежде всего с макроэкономической точки зрения. Хотя формально рост цен в стране замедлился, это событие само по себе так и не породило рыночные импульсы, которые обеспечили бы, в соответствии с теорией, прирост инвестиций и активизацию модернизационных процессов. Экономические агенты попрежнему не верили в стабильность финансовой ситуации, считали уровень рисков слишком высоким и отказывались от масштабных вложений в основной капитал. При этом огромный вклад в поддержание высокого уровня недоверия в российской экономике вносило само государство, которое, применяя сомнительные антиинфляционные методы, превратилось в самого крупного нарушителя финансовых обязательств. Кроме того, описанная политика заведомо не могла справиться с той составляющей инфляции, которая возникала вследствие воздействия других немонетарных факторов — структурнотехнологических перекосов в экономике, ценовых всплесков на мировых рынках и т. п. Как следствие, вплоть до 1999 года объём инвестиций в основной капитал продолжал сокращаться опережающими темпами.[10]

Прочие аспекты макроэкономической политики тех лет также оказывали угнетающее воздействие на динамику производства. Излишнее денежное сжатие генерировало рост неплатежей, взаимозачетов и бартерных сделок, что, помимо прочего, резко увеличивало трансакционные издержки предприятий. Завышенный курс рубля существенно снижал ценовую конкурентоспособность отечественных производителей. Чрезмерное фискальное давление увеличивало либо долговую нагрузку лояльных предприятий, либо неформальную антиналоговую активность нелояльных.[11]

Попытка финансировать дефицит федерального бюджета за счет финансовых рынков также имела целый ряд негативных макроэкономических последствий. Во-первых, искусственно завышенная прибыльность операций с государственными ценными бумагами оттягивала и без того ограниченные денежные ресурсы из реального сектора в финансово-банковскую сферу. Во-вторых, ориентация расходов федерального бюджета на рефинансирование рынка ценных бумаг резко ограничивала возможности государства по поддержке экономики и социальной сферы. В-третьих, стремительный рост долговой нагрузки государства генерировал очень серьезные дополнительные риски, связанные с курсовыми колебаниями рубля и ценных бумаг. В-четвертых, либерализация трансграничных валютных операций ослабляла защиту российской экономики от утечки капитала и от внешнего давления на рубль.[12]

Закономерными следствиями неудачной макроэкономической политики стали непрекращающийся спад производства; денежный голод в реальном секторе экономики и социальной сфере; крупномасштабная утечка капитала из страны; дальнейшее углубление структурно-технологических диспропорций; анклавизация экономики, выражавшаяся в резком ослаблении хозяйственных связей между благополучными и неблагополучными секторами; низкий уровень жизни населения; постоянно усиливающийся оппортунизм предприятий и т. д.[13]

Наметившиеся в конце 1997 — первой половине 1998 года уход иностранных портфельных инвесторов и обесценение рубля лишали проводимую макроэкономическую и макрофинансовую политику всякого смысла. В связи с этим федеральные власти предприняли попытки переломить негативные тенденции. Они попытались получить новые займы у международных финансовых организаций (Международный валютный фонд, Мировой банк и др.) и иностранных правительств, а также неоднократно повышали процентные ставки по государственным ценным бумагам. Однако любые внутренние и внешние финансовые ресурсы, к которым могла прибегнуть федеральная власть, по сравнению с масштабом возникавших проблем были заведомо недостаточными. Реальный сектор национальной экономики, находившийся в еще более бедственном положении, чем финансовая сфера, оказать помощь в этой ситуации также не мог.[14]

В 1990-е годы либерально ориентированные экономисты и даже политизированные чиновники — руководители экономических министерств заявляли, что промышленная политика вообще не нужна для рыночной экономики (государство должно заниматься только денежно-финансовыми макроэкономическими показателями). Такого мнения в России придерживался, например, А.Чубайс (интервью журналу «Эксперт» в августе 1997 года, тогда он был вице-премьером правительства России).[15]

К августу 1998 года российские власти утратили последние ресурсы для поддержания обменного курса рубля и рефинансирования краткосрочного государственного долга. В результате 17 августа 1998 года федеральному правительству и Центральному Банку пришлось фактически отказаться от поддержки рубля, а также объявлять себя неспособными выплатить долги по ключевым видам государственных ценных бумаг. По сути дела это был окончательной крах всей макроэкономической политики, проводившейся после 1992 года.[16]

Отделение экономики РАН в 1992 году заняло критическую позицию в отношении радикальных экономичеких реформ, выдвинуло альтернативный подход к трансформации российской экономики. Эта точка зрения последовательно проводилась в получивших весьма широкую известность докладах отделения 1992, 1997 годов, совместном заявлении ведущих российских и американских ученых-экономистов в 1996 году, заявлении членов отделения в связи с финансовой катастрофой 17 августа 1998 года, многочисленных статьях и выступлениях (как на научных, так и на государственных форумах) экономистов — сотрудников академических институтов. Сторонники проводимых реформ (в том числе занимавшие высокие правительственные кабинеты) зачастую пытались не столько опровергнуть выводы академической науки, сколько дискредитировать её. Ими, в частности, усиленно насаждалось представление о том, что речь идёт о маргинальной группе престарелых ученых, страдающих неизлечимой ностальгией по прошлому, безнадёжно отставших от современного уровня экономической науки, не владеющих её инструментарием.[17]

Глубоким (хотя и весьма распространённым) заблуждением является мнение, что шоковая терапия привела к созданию в России нормальной рыночной хозяйственной системы. Примитивное понимание путей формирования последней (максимальная либерализация всех сторон экономической деятельности плюс форсированное, а потому произвольное распределение государственной собственности плюс финансовая стабилизация за счёт жёсткого ограничения совокупного спроса) произвело на свет весьма убогий квазирыночный мутант. Его наиболее очевидные не имеющие никакого отношения к рыночной системе особенности — это беспрецедентная натурализация хозяйственной деятельности, устойчивое значительное превышение процентной ставкой уровня отдачи капитала в реальном секторе и неизбежная в этих условиях ориентация всей экономики на финансово-торговые спекуляции и растаскивание ранее созданного богатства, хронический фискальный кризис, вызванный возникновением «дурной последовательности»: «дефицит бюджета — сокращение государственных расходов — спад производства и разрастание неплатежей — сокращение налоговых поступлений — дефицит бюджета».[18]

Последствия финансового кризиса 1998 года оказались достаточно парадоксальными. С одной стороны, российская экономика получила очень тяжелый удар. С другой стороны, экономический спад оказался кратковременным и очень быстро сменился весьма и весьма масштабным экономическим подъемом. Быстрый переход от крайне затяжного и глубокого экономического спада к уверенному восстановительному росту объяснялся целым рядом причин. Значительную роль в этом сыграли и перемены в макроэкономической политике российских властей. Эти перемены не носили глобального характера, но, тем не менее, разница в практических действиях по экономическому регулированию была ощутимой.[19] К концу 1998 года многие российские предприятия уже были готовы к масштабному увеличению объемов выпуска, и их сдерживало только отсутствие благоприятных макроэкономических обстоятельств. Поэтому, как только макроэкономическая политика федеральных властей стала более адекватной и обеспечила предприятиям минимально необходимые условия для нормальной деятельности, в России начался быстрый рост производства.[20]

Новая российская макроэкономическая политика гораздо меньше ориентировалась на абстрактные и сильно идеологизированные теоретические схемы, но существенно больше учитывала реальные потребности национальной экономики. Отношение российских властей к советам международных финансовых организаций также стало более спокойным и взвешенным — рекомендации этих организаций перестали восприниматься как руководящие указания, обязательные для скорейшего внедрения.[21]

Прежде всего, изменения коснулись антиинфляционной и финансовой политики.[22]

Во-первых, сдерживание инфляции перестало быть абсолютным приоритетом. Возобновление экономического роста стало рассматриваться как более важная целевая установка.[23]

Во-вторых, использование в российских условиях искусственно завышенного курса рубля в качестве номинального антиинфляционного якоря было признано неэффективным. После августа 1998 г. курсообразование рубля де-факто стало рыночным. Хотя этот переход и привел к краткосрочному всплеску ценовой динамики (прежде всего, за счет резкого удорожания импорта), прочие его эффекты оказались для российской экономики весьма благотворными. В частности, снижение обменного курса рубля резко уменьшило величину издержек российских производителей, измеренную в долларовом выражении. Благодаря этому обстоятельству, заметно выросла ценовая конкурентоспособность отечественной продукции как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Особенно сильно выиграли те предприятия, все элементы издержек которых имели российское происхождение. Помимо этого, рыночное курсообразование облегчило накопление золото-валютных резервов, что, в свою очередь, повысило устойчивость национальной финансовой системы.[24]

В-третьих, более гибким стало монетарное регулирование. В целом политика, предусматривавшая ограничение денежного предложения в целях борьбы с инфляцией, сохранилась. Однако при этом власти постарались избавиться от задержек по выплатам бюджетных зарплат, пенсий и пособий. Например, если в III кв. 1998 г. задолженность по бюджетным зарплатам составляла 20,9 млрд руб., то в I кв. 2000 г. она сократилась до 7,1 млрд руб. Кроме того, власти почти полностью отказались от практики невыполнения плановых финансовых обязательств перед бюджетными организациями и подрядчиками по государственным заказам. Такой подход позволил не только нормализовать финансовую ситуацию в бюджетной сфере, но и заметно повысить уровень доверия к действиям государства в экономике.[25]

В-четвертых, с учетом крайне неудачного предшествующего опыта было решено, что финансирование бюджетного дефицита посредством масштабных рыночных заимствований не обеспечивает необходимого антиинфляционного эффекта, создавая при этом слишком большие риски для экономической стабильности. Следствием этого решения стал отказ от восстановления рухнувшего рынка государственных обязательств. Помимо прочего, демонтаж пирамиды ГКО-ОФЗ снизил прибыльность инвестиций в ценные бумаги и соответственно повысил привлекательность вложений в товарные активы. Благодаря этому, заметная часть высвободившихся финансовых ресурсов была перенаправлена в реальный сектор, что также стало одной из причин возобновления производственного роста.[26]

В-пятых, в конце 1998 г. и в 1999 г. федеральное правительство смогло достаточно успешно использовать такой рычаг как регулирование цен на продукцию естественных монополий. Вследствие этих действий темпы роста цен естественных монополистов (электроэнергетики, газовой промышленности, железнодорожного транспорта) были в 1,5-2 раза ниже темпов роста цен по экономике в целом, и такое положение дел сохранялось вплоть до начала 2000 г. В результате удалось не только замедлить динамику инфляции, но и придать дополнительный импульс росту производства во всей национальной экономике, поскольку удельные затраты на энергию и транспорт у большинства российских предприятий в этот период фактически сократились.[27]

Таким образом новые подходы в основном заключались в отказе от наиболее неадекватных мер предыдущей экономической политики. Тем не менее, этого оказалось достаточно, чтобы разблокировать активность экономических агентов и кардинально усилить позитивные импульсы, исходящие от рыночных механизмов.[28]

В 1999 году Европейским банком реконструкции и развития и Всемирным банком был проведён опрос по 20 переходным экономикам. В анкете задавался вопрос о том, насколько часто правительство вмешивается в решения фирм, касающиеся продаж, цен, занятости, зарплаты, инвестиций. Предлагалось шесть градаций ответа: всегда, обычно, часто, иногда, редко, никогда. Индекс вмешательства государства в решения того или иного типа подсчитывался как доля предприятий, давших один из первых четырех ответов (то есть, иногда или чаще). В каждой стране было опрошено более 120 фирм; в России — 550 фирм. Согласно опросу для России были получены следующие показатели вмешательства государства в решения предприятий: индекс вмешательства государства — 21,8, вмешательство в инвестиционные решения — 15,9, субсидии фирмам — 13,7.[29]

В 1999 году объём субсидий и других трансфертов в России составлял 15,2 % ВВП.[30]

[править] Либерализация цен и внешней торговли

В момент либерализации внешней торговли в 1992 году мировые цены на нефть и нефтепродукты, на цветные металлы были существенно (иногда на порядок или даже на два) выше внутренних цен. Соответствующую ренту извлекало в основном государство. После освобождения внутренних цен началось их сближение с мировыми. Если бы процесс происходил мгновенно, то исчезла бы и рента. Однако в действительности реакция цен на институциональный шок длилась несколько лет. Громадные доходы перешли в руки тех, кто оказался в нужное время в нужном месте и преуспел в процессе поиска ренты.[31]

В 1992 г. внутрироссийские цены на нефть, топливо, цветные металлы были в десятки, а иногда и в сотни раз ниже мировых. В такой ситуации либерализация явилась сигналом к сражению за доступ на внешний рынок, а вложения в производство потеряли всякий смысл. В условиях быстрой инфляции и острой нехватки оборотных средств, вызванных быстрой либерализацией, менеджеры предприятий стремились использовать открывшиеся возможности по «извлечению ренты». Получение льгот и привилегий путем подкупа чиновников, уход от налогов, прямое воровство приобрели невиданные ранее масштабы в возникающем частном секторе. Банки и финансовые структуры бесконтрольно присваивали инфляционный налог и средства населения путём «строительства пирамид».[32]

В России либерализация внешней торговли была осуществлена в 1992 г. одновременно с либерализацией внутренних цен, задолго до того как эти цены приблизились к своим равновесным значениям. Шоковая трансплантация стандарта, характерного для развитых экономик, привела к двум основным последствиям. Во-первых, продажа ряда сырьевых ресурсов — нефти, топлива, цветных металлов — в условиях фантастической разницы мировых и внутренних цени, сравнительно низких экспортных тарифов и слабого таможенного контроля стала необыкновенно прибыльной, обеспечивая доходность в десятки и сотни тысяч процентов. При такой доходности вложения в развитие производства потеряли всякий смысл, целью стало получение доступа к внешнеторговым операциям. Это способствовало росту коррупции и преступности, росту неравенства, повышению внутренних цен и спаду производства. Во-вторых, поток относительно дешевых потребительских товаров из Польши, Турции, Китая, Западной Европы устремился в Россию, заполнив пустые до того полки магазинов и, в то же время, совершенно обрушив российскую легкую промышленность: в 1998 г. она производила менее 10 % дореформенного уровня. Этот поток поддерживался политикой укрепления рубля, проводившейся Центральным банком вплоть до 1998 г.[33]

В России к началу реформы практически не было межотраслевых производственных объединений, отсутствовал опыт согласования взаимных интересов в условиях свободных цен и самофинансирования. Функции межотраслевой координации выполнялись аппаратом министерств, главков, госплана. Разрушение этого аппарата и либерализация цен привели к гигантским диспаритетам в ценах и финансовом положении предприятий и целых отраслей, инфляции, росту неплатежей. Когда в 1992 г. эти структуры были ликвидированы, а цены освобождены, крупные предприятия индустриального сектора, будучи олигополистами или даже монополистами по многим видам продукции, лишившись координирующего центра в лице государства, за редким исключением не сумели обеспечить межотраслевое согласование цен, сохранить связи с партнерами, добиться изменения экономической политики государства. Те из них, которые не были экспортерами и не испытывали конкуренции со стороны импорта, действовали как классические монополисты: повышали цены и снижали производство.[34]

В результате реформы 1992 г. произошел буквально взрыв не только инфляционного роста общего уровня цен, но и их структуры. Отраслевые уровни цен «разлетелись» вверх и вниз от среднего по народному хозяйству.[35]

Результатом либерализации цен и внешней торговли явились высокие темпы роста цен в экономике, а также кардинальные и негативные для экономического развития изменения ценовых пропорций (особенно на начальном этапе реформ).[36]

Либерализация цен и внешней торговли в 1992 г. дали возможность сырьевым отраслям многократно поднять цены на свою продукцию относительно среднего уровня по экономике. Так, дефлятор цен в нефтедобыче за 1992 г. в 5 раз превышает средний индекс цен, в газовой промышленности — в 4 раза, в нефтепереработке — в 2,4 раза, в металлургии — в 2 раза. При этом в остальных отраслях наблюдается значительное снижение относительных цен: дефлятор в сельском хозяйстве в 2,4 раза по сравнению с индексом цен по экономике, в пищевой и легкой промышленности — в 2 раза ниже, в машиностроении — в 1,2 раза.[37]

Именно либерализацию внешней торговли в условиях «ножниц» между внутренними и внешними ценами на энергоносители некоторые исследователи считают главной причиной инфляции в 1992—1994 годах. Так, М. Н. Узяков считает, что эффект от «подтягивания» внутренних цен к ценам мирового рынка в результате либерализации внешней торговли существенно превосходил инфляционный эффект «денежного навеса».[38]

1991 и 1992 годы характеризуются резким спадом производства (незначительно возросли объемы только в электроэнергетике и газовой отрасли в 1991 г. по сравнению с 1990 г., а также в угольной и в прочей топливной промышленности в 1992 г. по сравнению с 1991 г.), заметным увеличением ПСС и резким падением темпов изменения объёмов производства. По мнению большинства экономистов этот процесс напрямую был связан с начавшейся либерализацией цен.[39]

[править] Антиинфляционная политика

В России 1992 года стандартная политика подавления инфляции за счёт сдерживания роста денежной массы при неразвитой системе безналичных расчетов, отсутствии рынка капитала и не работающем законе о банкротстве привела к возникновению ловушки неплатежей и вытеснению денежного обмена бартерным.[40]

Антиинфляционная политика государства являлась одной из основных причин экономического спада в России в начале 1990-х годов.[41]

Основными элементами правительственной стратегии борьбы с инфляцией в России являлись:[42]

  1. жесткое рационирование кредита под оборотные средства или поддержание высокой ставки по кредитам;
  2. задержка выплат из бюджета, влекущая за собой высокую задолженность государства и цепочку неплатежей;
  3. понижение курса доллара в реальном выражении по отношению к ценам отечественных товаров, ведущее к увеличению импорта потребительских благ и вытеснению отечественных товаров;
  4. сокращение дефицита государственного бюджета;
  5. развитие рынкa сравнительно высокодоходных государственных краткосрочных обязательств; при отсутствии индексации оборотных средств это ведет к их отвлечению на спекулятивные операции.

Принято считать, что либеральная кредитная политика, увеличивая массу денег в экономике, подстегивает инфляцию. Поэтому в течение всего периода реформ правительство стремил ось ограничивать объём кредитных ресурсов. В 1992—1993 гг. реальная ставка процента была отрицательной и рост кредитов сдерживался путем прямого рационирования. По мнению ряда авторов, это привело к дефициту платежных средств и явилось одной из причин кризиса неплатежей и трансформационной рецессии.[43]

Откладывание платежей из бюджета стало обычной практикой. За счет роста цен при этом достигается сокращение реальных расходов. В результате систематического применения этого метода государство оказалось одним из главных инициаторов неплатежей. В сентябре 1994 г. доля просроченной задолженности бюджета в общем объёме просроченной дебиторской задолженности составила 21 %. Отсрочка платежей позволяет сократить темпы инфляции, но вызывает дезорганизацию производства и углубление спада.[44]

Опыт реформ начала 1990-х годов в России показал, что попытки стабилизации в условиях неразвитой рыночной инфраструктуры и политической нестабильности не приводят к успеху. Временно замедляя рост цен, они затрудняют нормальное течение производственного процесса из-за нехватки денежных ресурсов, порождают волну неплатежей и бартеризацию экономики, способствуют вытеснению отечественных товаров импортом, стимулируют отвлечение оборотных средств на финансирование спекулятивных операций.[45]

Такая политика не может быть последовательной. Неизбежные отступления от нее приводят к сильным колебаниям темпов инфляции, к неравномерности роста цен по видам продуктов и регионам. Вследствие этого правильный прогноз ценовых изменений экономическими агентами оказывается невозможным. Хорошо известно, что не рост цен сам по себе, а его неравномерность и непрогнозируемость способствуют, рецессии. Уменьшение темпов инфляции может нанести не меньший вред, чем их увеличение, ибо бьет по должникам: они обнаруживают, что не в состоянии оплачивать кредиты, взятые под высокие проценты в расчете на несостоявшееся удорожание их продукции.[46]

Сильные колебания темпов инфляции так же, как постоянные изменения налогового законодательства, правил валютного регулирования, несвоевременность платежей из бюджета и т. п., создают атмосферу неуверенности, способствуют формированию высоких инфляционных ожиданий и ухудшению экономической конъюнктуры. Эти факторы в сочетании с дефицитом кредитных. ресурсов породили глубочайший кризис инвестиционной активности в России.[47]

Политика подавления инфляции любой ценой, которая проводилась в России правительством в течение многих лет в 1990-е годы, была глубоко ошибочной, вред от инфляции скорее всего был бы меньше, чем вред от подавления инфляции за счёт дискредитации самого правительства. Ведь стремясь сократить рост денежной массы, правительство отказывалось от своих обязательств, и в результате этого сложилась обстановка полного недоверия к правительственным решениям.[48]

[править] Приватизация

Используя официальную оценку паритета покупательной способности доллара по валовым капиталовложениям в 1990 г.: 1 доллар США = 0,5 руб., получим оценку основных фондов всей промышленности РСФСР в 1990 г. − $1100 млрд. Исходя из этого, для промышленности России на 2002 год (с учетом двукратного падения производства и разрушения производственных мощностей) основные фонды можно грубо оценить в $800 млрд. Это вполне согласуется с результатом переоценки основных фондов на 1.01.96: остаточная стоимость — 2426 трлн. руб., полная стоимость — 4378 трлн.руб. Паритет покупательной способности доллара по капитальным вложениям в 1996 г. равен примерно 4-4,2 тыс. руб. Для оценки промышленного капитала в долларах получаем вилку: $600—1000 млрд.[49]

В законе РФ «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», принятом ВС РСФСР 3 июля 1991 года (статья 17) записано: «определение начальной цены для продажи предприятия по конкурсу (на аукционе) или величины уставного капитала акционерного общества» должно производиться «на основании оценки предприятия по его предполагаемой доходности (в случае его сохранения)». Вопреки этому Госкомимущество уже с января 1992 г. разрабатывало методику оценки приватизируемых предприятий по остаточной стоимости их имущества без учета инфляции. В результате многие десятки тысяч предприятий были проданы по ценам в 20-30 раз ниже их настоящей стоимости.[50]

Чековая приватизация в России 1992—1994 годах означала переход к новому комплексу норм поведения для предприятий, правительства и акционеров. Ей предшествовала интенсивная дискуссия между сторонниками коллективной и акционерной собственности, было составлено несколько альтернативных проектов. В течение 1992 г. было разработано около 80 нормативных документов, утвержденных постановлениями Верховного Сове-та РФ, Совета Министров РФ или указами Президента. Для осуществления проекта были образованы две иерархические структуры: система комитетов по управлению имуществом (от Государственного комитета до городских) и система отделений Российского фонда федерального имущества. Кроме того, были созданы несколько сотен чековых инвестиционных фондов, напечатаны и розданы населению 150 млн приватизационных чеков. На каждом из более чем 100 тыс. предприятий, приватизированных к моменту формального завершения чековой приватизации (к середине 1994 г.), были организованы комиссии по приватизации, разработаны планы приватизации. Проведены десятки тысяч чековых аукционов. Миллионы людей были вовлечены в процессы купли-продажи приватизационных чеков.[51]

Чековая приватизация в России 1992—1994 годов означала переход к новому комплексу норм поведения для предприятий, правительства и населения. В течение 1992 г. было разработано около 80 нормативных документов, утвержденных постановлениями Верховного Совета РФ, Совета Министров РФ или указами Президента. Для осуществления проекта были образованы две иерархические структуры: система комитетов по управлению имуществом (от Государственного комитета до городских) и система отделений Российского фонда федерального имущества. Кроме того, были созданы несколько сотен чековых инвестиционных фондов (ЧИФов), которые должны были приобретать чеки у населения и вкладывать их наилучшим образом в предприятия. Предполагалось, что в будущем ЧИФы превратятся в настоящие инвестиционные компании. Однако вместо этого большая часть инвестиционных фондов исчезла. Были напечатаны и розданы населению 150 млн приватизационных чеков. На каждом из более чем 100 тысяч предприятий, приватизированных к моменту формального завершения чековой приватизации (к середине 1994 г.), были организованы комиссии по приватизации, разработаны планы приватизации. Были проведены десятки тысяч чековых аукционов, миллионы людей вовлечены в процессы купли-продажи приватизационных чеков. Процесс же адаптации системы к новому институту занял более 10 лет. Никто пока не подсчитал совокупные издержки чековой приватизации, однако, ясно, что они огромны. В конце 1990-х годов был сделан ряд попыток сопоставить эффективность приватизированных и государственных предприятий. Большинство исследователей не нашли ясных доказательств повышения эффективности в результате приватизации. Видимо, совокупный эффект приватизации за период 1993—2003 гг. следует считать отрицательным.[52]

В 1993 г., когда началась чековая приватизация, в России не было ни предпринимателей, способных приобрести предприятия, ни менеджеров, умеющих руководить ими в условиях свободного рынка, ни рыночной инфраструктуры. Снижению спроса на приватизировавшуюся собственность немало способствовала криминальная обстановка, продажность чиновников, отсутствие эффективного контроля над процессами приватизации. В результате независимые инвесторы отсекались от участия в чековых аукционах. Быстрая инфляция, радикальное изменение производственных пропорций, отсутствие сформировавшихся товарных рынков (не говоря уже о рынках капитала) не позволяли дать приватизируемым предприятиям сколько-нибудь обоснованную оценку. Не удивительно, что цена ваучеров быстро упала. Многие предприятия оказались недооцененными в десятки и сотни раз, так что их будущие собственники могли рассчитывать на огромные прибыли. В этих условиях приватизируемая российская экономика была дезорганизована и превратилась в арену ожесточенной борьбы трудовых коллективов, бюрократических, криминальных и полукриминальных группировок.[53]

В процессе формирования правил чековой приватизации в России трудовые коллективы добились права выбрать второй вариант приватизации, согласно которому контрольный пакет акций оказывался в руках инсайдеров. Правительство согласилось, рассчитывая на процесс выращивания: оно полагало, что после акционирования предприятий большая часть акций будет продана внешним инвесторам.[54]

Советское государство, делегируя часть своих социальных функций на уровень предприятия, способствовало формированию рабочего коллективизма, представления о том, что фактическим собственником предприятия является трудовой коллектив. Этот культурный феномен существенно повлиял на результаты приватизации в России, а попытки игнорировать его при формировании схемы массовой приватизации, привели к дополнительным издержкам, замедлили процесс реструктуризации предприятий.[55]

В России, где частная собственность практически отсутствовала в течение многих десятилетий, массовая чековая приватизация была осуществлена за полтора года, с 1993 по июнь 1994. Рыночная инфраструктура отсутствовала: не было ни эффективных собственников, ни менеджеров, способных оперировать в рыночной обстановке. Высокая инфляция, производственный спад, низкие пенсии и пособия по безработице заставили коллективы предприятий отчаянно сражаться за сохранение контроля над своими предприятиями. В 80 % случаев им это удалось. В результате институционального конфликта между трансплантированными формальными нормами и фактическим содержанием корпоративного управления возникла неэффективная форма собственности — открытое акционерное общество, управляемое работниками. Российские приватизированные предприятия не демонстрируют более высокой продуктивности, чем государственные.[56]

Массовая приватизация недооцененных предприятий стала источником быстрого обогащения и многочисленных злоупотреблений. Реструктуризация предприятий, повышение эффективности производства были невыгодны, когда простое перераспределение давало гораздо более высокую отдачу. Интенсивное развитие посреднического сектора обусловливалось не задачами обслуживания производства и потребления, а целями «захвата ренты». Быстро росла теневая экономика. В отсутствие эффективных инвесторов (своевременное появление которых возможно лишь при постепенном разгосударствлении) коллективы работников стремились получить право собственности на предприятия. В результате в России стала доминировать неэффективная форма корпоративного управления — открытое акционерное общество, управляемое работниками. Со временем доля акций, принадлежащих коллективам, медленно уменьшалась.[57]

Никто пока не подсчитал совокупные издержки чековой приватизации, ясно, однако, что они огромны. В конце 1990-х годов был сделан ряд попыток сопоставить эффективность приватизированных и государственных предприятий. Большинство исследователей не нашли ясных доказательств повышения эффективности в результате приватизации. Видимо, совокупный эффект приватизации за истекший период следует считать отрицательным.[58]

Установкой реформаторов (иногда даже высказывавшейся открыто) были максимально сжатые сроки приватизации, поскольку главной её целью было создание не эффективной системы хозяйствования, а слоя собственников как социальной опоры реформы. «Обвальный» характер приватизации предопределил и её почти бесплатный характер (в среднем предприятия «раздавались» по цене в 20-30 раз меньше реальной стоимости их основных фондов), и соответственно массовые нарушения законов, на которые смотрели сквозь пальцы.[59]

За период 1994—1996 годов органами прокуратуры было опротестовано более 2600 незаконных правовых актов в сфере приватизации. Внесено почти 5 тыс. представлений об устранении выявленных нарушений, направлено в суды 1260 заявлений о признании недействительными актов и сделок по приватизации. Сотни должностных лиц, допустивших злостное нарушение законов о приватизации, привлечены к уголовной ответственности.[60]

5 июня 1997 года заместитель Генпрокурора А. Т. Мельников в Госдуме заявил, приватизация стала «мощнейшим фактором криминального давления на общество, провоцирующим очаги социальной напряженности, вплоть до кровавых разборок».[61]

К январю 1999 более чем 80 % российских предприятий стали частными.[62]

[править] Государственные финансы

В 1994 году государственные расходы составляли 45,1 % ВВП России.[63]

Как результат нарастающих бюджетных проблем в 1997 году правительство впервые было вынуждено официально признать нереальность только что утверждённого бюджета, представив в Государственную Думу проект закона «О секвестре расходов федерального бюджета на 1997 год». Требовался кардинально новый подход к межбюджетным отношениям. Этот подход был найден, им оказалось построение межбюджетных отношений на основе принципов бюджетного федерализма. В то же время финансовый кризис 1998 года стал мощным стимулом развития центробежных тенденций в российской государственности и потребовал особого внимания к развитию новых форм межбюджетных отношений.[64]

До кризиса 1998 года местные власти (всего 130 субъектов Федерации, крупные города) активно размещали свои займы, которые превратились в суррогатные деньги. Уже в 1996 году треть всех доходов и расходов территорий стала обеспечиваться денежными суррогатами. В консолидированном бюджете 1996 года они заменили 145 трлн рублей. А реальные деньги уходили в тень, в наличный оборот, начинали жить своей независимой жизнью.[65]

[править] Межбюджетные отношения

В 1992 году федеральный бюджет нёс на себе непропорционально высокую (в сравнении с доходами) долю общегосударственных расходов, в 1997 году в таком положении оказались бюджеты субъектов РФ, в то время как доля доходов федерального бюджета стала существенно превышать долю его расходов.[66]

В 1992 году доля федерального бюджета в совокупных доходах бюджетной системы составляла 55,9 %, региональных бюджетов — 16,5 %, местных бюджетов — 27,6 %. В 1997 году доля федерального бюджета в совокупных доходах бюджетной системы составляла 44,8 %, консолидированных бюджетов субъектов федерации — 55,2 %.[67]

В 1992 году доля федерального бюджета в совокупных расходах бюджетной системы составляла 61,4 %, региональных бюджетов — 10,1 %, местных бюджетов — 28,5 %. В 1997 году доля федерального бюджета в совокупных расходах бюджетной системы составляла 41,7 %, консолидированных бюджетов субъектов федерации — 58,3 %.[68]

Доля субъектов Федерации в общих налоговых доходах страны в 1997 г. составила 56 % (для сравнения: в Канаде в середине 1990-х гг. — 54 %, Германии — 53 %, США — 45 %, Индии — 35 %, Австралии — 33 %, Бразилии — 28 %). Финансовая помощь из федерального бюджета регионам в России составляет всего 2,5 % ВВП, тогда как в США — 3 %, в Канаде — 4 %, в Индии — 4,8 %, в Австралии — 6,5 %.[69]

[править] Государственные заимствования на внутреннем рынке

Формирование рынка ГКО было связано с отвлечением ресурсов от традиционных сфер инвестирования.[70]

Российский рынок государственных краткосрочных облигаций будучи заимствован из современных западных экономических систем с целью «неинфляционного» покрытия государственного бюджета, стал всего лишь игровым полем для спекулянтов и не только не способствовал, но и фактически препятствовал созданию эффективной системы кредитования производства. В России отсутствовали условия для эффективного функционирования этого института: политическая и экономическая нестабильность подрывала веру инвесторов в платежеспособность государства. Несмотря на пятилетние усилия, преодолеть институциональную несовместимость не удалось. Кризис августа 1998 года можно рассматривать как реакцию отторжения этого трансплантата.[71]

Отношение стоимости проданных ГКО к ВВП России:[72]

  • 1993 год — 0,1 %
  • 1994 год — 2,9 %
  • 1995 год — 10,4 %
  • 1996 год — 20 %
  • 1997 год — 20,3 %
  • 1998 год — 9,4 %
  • 1999 год — 3,6 %

В 1995 году объём размещения ГКО-ОФЗ составил 159,5 млрд рублей, в 1996 году — 430,5 млрд рублей, в 1997 году — 502,0 млрд рублей.[73]

Средний доход по ГКО на вторичном рынке (для всех сроков размещения) в III квартале 1997 года составлял 19 %, в IV квартале — 26,3 %, I квартале 1998 года — 29,1 %, во II квартале — 49,2 %.[74]

Преждевременное внедрение рынка ГКО послужило одной из причин кризиса 1998 года.[75]

[править] Социальная политика

Нерациональная социальная политика внесла свой вклад в неудачу приватизации: ничтожные пенсии и пособия по безработице, отсутствие программ переквалификации заставляли работников отчаянно сопротивляться реструктуризации.[76]

[править] Хронология

[править] 1990 год

В 1990 году в России наблюдался экономический спад.[77]

В 1990 году объём выручки кооперативов от реализации товаров и услуг составил 70 млрд рублей, или 8,7 % национального дохода СССР.[78]

[править] 1991 год

[править] 1992 год

Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в феврале-декабре 1992 года.
Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в феврале-декабре 1992 года.

В январе 1992 года в России была введена в действие широкомасштабная программа перехода к рыночному механизму.[79]

В начале 1992 года, почти сразу после либерализации цен, в российской экономике возникло новое масштабное явление — повсеместные задержки денежных платежей. В результате в считанные недели в народном хозяйстве сформировалась очень значительная сумма задолженности юридических лиц друг другу. От месяца к месяцу эта сумма быстро нарастала и уже к июню 1992 года достигла 2-2,5 трлн рублей, став сопоставимой по величине с доходной частью федерального бюджета. Прямыми следствиями взаимных неплатежей стали стремительный рост долгов по заработной плате, неперечисление налоговых платежей в бюджет, угроза остановки из-за финансовых проблем жизнеобеспечивающих производств — электроэнергетики, водоснабжения, транспорта и др. Таким образом, проблема взаимной задолженности очень скоро стала одним из важнейших факторов, определявших экономическую ситуацию в стране.[80]

Ощутив крайнюю остроту ситуации, федеральные власти уже в апреле-мае 1992 года начало смягчать свою финансовую и монетарную политику, что заключалось, прежде всего, в возобновлении кредитования предприятий. Но в целом принимаемых мер оказалось недостаточно, и неплатежи в экономике продолжали нарастать, пока в августе-сентябре 1992 года в ситуацию не вмешалось срочно назначенное новое руководство Центрального банка России. По инициативе ЦБ РФ была осуществлена крупномасштабная акция по снижению уровня задолженности в народном хозяйстве. Федеральными органами власти было принято решение о проведении взаимозачётов долгов предприятий на основе разовой кредитной эмиссии, размер которой составлял примерно 1 трлн рублей. Эти действия позволили пополнить оборотные средства предприятий, приостановить за счёт этого падение производства и уменьшить сумму неплатежей примерно на 3 млрд рублей, временно сняв остроту проблемы.[81]

За 1992 год объём ВВП России уменьшился на 19 %.[82]

В октябре 1992 года началась ваучерная приватизация.[83]

В ноябре 1992 года был принят закон о банкротстве.[84]

23 декабря 1992 года председателем правительства России назначен В. С. Черномырдин.[85]

[править] 1993 год

Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в январе-декабре 1993 года.
Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в январе-декабре 1993 года.

За 1993 год объём ВВП России уменьшился на 12 %.[86]

В мае 1993 года возник рынок государственных облигаций.[87]

[править] 1994 год

За 1994 год объём ВВП России уменьшился на 15 %.[88]

В июле 1994 года началась приватизация денежно-кредитной сферы.[89]

В октябре 1994 года был принят новый Гражданский кодекс.[90]

В ноябре 1994 года была образована Федеральная комиссия по ценным бумагам.[91]

[править] 1995 год

В июле 1995 года были проведены первые залоговые аукционы.[92]

В августе 1995 года был принят закон о дерегулировании естественных монополий.[93]

В декабре 1995 года был принят закон об акционерных обществах, о ценных бумагах.[94]

[править] 1996 год

В январе 1996 года был создан государственный орган по регулированию телекоммуникаций.[95]

В феврале 1996 года был создан государственный орган по регулированию транспортной инфраструктуры.[96]

В апреле 1996 года была завершена либерализация внешней торговли.[97]

[править] 1997 год

Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в январе-декабре 1997 года.
Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в январе-декабре 1997 года.

Усреднённая ставка по однодневным рублевым кредитам на московском межбанковском рынке увеличилась с 16,6 % в III квартале 1997 года до 25,2 % в IV квартале.[98]

В 1997 году было проведено исследование, согласно которому в России:[99]

  • Налоги и другие платежи государству — 29,9 % от выручки
  • Доля затрат рабочего времени менеджеров на официальную отчетность — 18,3 %
  • Доля предпринимателей, полагающих, что для получения лицензии необходимы взятки — 91,7 %
  • Доля предпринимателей, признающих, что правительственные службы вымогают взятки — 91,0 %
  • Доля предпринимателей, признающих, что для защиты договоров надо обращаться в суд — 58,4 %
  • Доля предпринимателей, получивших в минувшем году кредит — 17,0 %
  • Доля предпринимателей, признавших, что фирмы платят мафии за защиту — 92,9 %

[править] 1998 год

Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в январе-декабре 1998 года.
Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в январе-декабре 1998 года.

В марте 1998 года был принят новый закон о банкротстве.[100]

28 апреля 1998 года председателем правительства России назначен С. В. Кириенко.[101]

Усреднённая ставка по однодневным рублевым кредитам на московском межбанковском рынке увеличилась с 26,8 % в I квартале 1998 года до 44,4 % в II квартале.[102]

В 1998 году произошёл один из самых тяжёлых экономических кризисов в истории России. 17 августа 1998 года был объявлен дефолт по государственным облигациям России. За первую неделю кризиса индекс РТС потерял 21 %, за месяц снизился в полтора раза. Курс рубля по отношению к доллару в августе 1998 года — январе 1999 года упал в 3 раза — c 6 руб. за доллар до 21 руб. за доллар.[103][104]

В развитии российского кризиса 1998 года сыграл свою роль фактор отсутствия доверия граждан к государственным институтам, рыночным структурам и друг к другу.[105]

11 сентября 1998 года председателем правительства России назначен Е. М. Примаков.[106]

Согласно результатам опросов, проводимых ВЦИОМ, доля предприятий с избыточной рабочей силой в 1998 году составила 43 %.[107]

В октябре 1998 года было создано Агентство по реструктуризации кредитных организаций.[108]

[править] 1999 год

Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в январе-декабре 1999 года.
Индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации в январе-декабре 1999 года.

В январе 1999 года была принята первая часть нового Налогового кодекса.[109]

В феврале 1999 года был принят закон о банкротстве финансовых учреждений.[110]

В феврале 1999 года был принят закон о защите прав инвесторов на фондовом рынке.[111]

При опросе, проведенном в марте 1999 г., 56 % респондентов заявили, что «выносить что-либо с предприятия» «недопустимо» или «крайне предосудительно». Но 31 % посчитали, что это «отчасти предосудительно», а 22 % ответили, что в этом нет «ничего предосудительного».[112]

19 мая 1999 года председателем правительства России назначен С. В. Степашин.[113]

В июле 1999 года был принят закон о реструктуризации кредиторской задолженности.[114]

В июле 1999 года был принят закон об иностранных инвестициях.[115]

16 августа 1999 года председателем правительства России назначен В. В. Путин.[116]

31 декабря 1999 года президент России Б. Н. Ельцин ушёл в отставку со своего поста. Исполняющим обязанности президента России стал В. В. Путин.

В 1999 году доля старого оборудования (в возрасте старше 10 лет) в структуре российского парка оборудования достигла 70 %.[117]

[править] Отрасли экономики

Доли добавленной стоимости отраслей в ВВП России в 1990 году:[118]

  • Промышленность, сельское хозяйство, строительство — 60 %
  • Посреднические услуги — 6 %
    • Торговля, включая розничную, оптовую, внешнюю — 5,2 %
    • Финансы, кредит, страхование — 0,8 %
    • Общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка — 0 %

[править] Промышленность

Индекс промышленного производства в России в 1991—2011 годах, % от уровня 1991 года
Индекс промышленного производства в России в 1991—2011 годах, % от уровня 1991 года

В 1994 году объём военной продукции снизился по сравнению с 1993 г. на 36,1 %, в то время как продукция машиностроения уменьшилась на 39,4 %. В 1993 г. конверсируемые предприятия сократили производство на 11 %, а спад в машиностроении и даже по промышленности в целом составил за год более 16 %.[119]

За 1992 год объём промышленной продукции в России уменьшился на 18 %, за 1993 год — на 14 %, за 1994 год — на 21 %.[120]

За 1992 год производство товаров народного потребления в России уменьшилось на 15 %, за 1993 год — на 11 %, за 1994 год — на 26 %.[121]

Изменение объёма промышленного производства в России:[122]

  • 1995 год: −3 %
  • 1996 год: −5 %
  • 1997 год: +2 %
  • 1998 год: −5 %
  • 1999 год: +11 %

Отношение остатков на счетах промышленных предприятий в России к стоимости промышленной продукции:[123]

  • 1995 год — 1,3 %
  • 1996 год — 1,0 %
  • 1997 год — 1,3 %
  • 1998 год — 2,13 %
  • 1999 год — 2,4 %

Индексы физического объёма продукции 1995 года по сравнению с 1990 годом:[124]

  • вся промышленность — 50 %
  • электроэнергетика — 80 %
  • топливная промышленность — 69 %
  • машиностроение — 40 %
  • лёгкая промышленность — 19 %
  • пищевая промышленность — 53 %

[править] Основные фонды

Возрастная структура производственного оборудования в промышленности России в 1992—1999 годах, %.
Возрастная структура производственного оборудования в промышленности России в 1992—1999 годах, %.

С 1992 по 1999 год доля производственного оборудования в промышленности России с возрастом до 5 лет изменилась с 29 % до 9 %, 5-10 лет — с 29 % до 21 %, 10-20 лет — с 27 % до 47 %, более 20 лет — с 15 % до 23 %.[125]

Износ основных фондов промышленности России превысил в 1997 году 50 %.[126]

Средний фактический срок службы оборудования в промышленности России в 1990 году составлял 21,9 лет, в 1995 году — 28,6 лет, в 1997 году — 31,8 лет.[127]

[править] Потребление товаров

По данным выборочного обследования домашних хозяйств, потребление населения в 1993 году упало по сравнению с 1991 годом по мясу и мясопродуктам на 12 %, молоку и молочным продуктам — на 12 %, рыбе — на 20 %, овощам и бахчевым — на 12 %, фруктам и ягодам — на 1O %; потребление сахара и кондитерских изделий не изменилось, а потребление яиц, картофеля и хлебных продуктов увеличилось.[128]

[править] Теневая экономика

С конца 1993 года Госкомстат России приводил данные об объемах товарооборота и платных услуг с учетом экспертной оценки объёмов реализации в незарегистрированных предприятиях и «челночного» импорта. Нетрудно подсчитать, что доля этой «иррегулярной составляющей» в товарообороте оценивалась в 5 % для 1991 г., 36 % — для 1992 г. и 38 % — для 1993 г.[129]

Доля теневой экономики в 1991 году составляла 23,5 % совокупного ВВП России.[130]

[править] Способы адаптации предприятий к экономическим реформам 1990-х

В нормальной экономической ситуации существует стандартный набор действий, при помощи которых предприятия снижают издержки производства и повышают эффективность своей деятельности. К таким действиям относятся, например, улучшение организации работ, совершенствование технологических процессов, внедрение нового оборудования и технологий, поиск более прибыльных рынков сбыта, переход на выпуск продукции, пользующейся наибольшим спросом и т. д.[131]

Однако, хотя «нормальные» методы и помогали отечественным предприятиям отчасти адаптироваться к новым условиям, их применения оказалось совершенно недостаточно для выживания в условиях переходной российской экономики. Скорость и масштаб экономических изменений, начавшихся в 1992 году, не оставляли отечественным предприятиям резервов времени для спокойных и аккуратных решений. Результат был нужен здесь и сейчас. При этом доступ к внешним финансовым ресурсам, тем более по приемлемой цене, был, как правило, закрыт. В результате подавляющему большинству предприятий в течение 1990-х годов просто негде было взять средства для осуществления капитальных вложений с целью внедрения качественно новых технологий в производство или крупномасштабного обновления ассортимента выпускаемой продукции.[132]

Как следствие, решать свои проблемы предприятиям приходилось в пожарном порядке, и потому основой их адаптации стали совершенно другие способы, которые вполне можно назвать «нетрадиционными».[133]

Нетрадиционные способы адаптации предприятий чрезвычайно многообразны и используются в самых разных ситуациях. При этом временами бывает сложно обнаружить какое-либо сходство между ними. Некоторые из них представляют собой простейшие одноразовые действия, другие сложились в изощренные долговременные механизмы. Часть из этих методов могла бы быть отнесена к нормальным приемам управленческой деятельности, характерным для сбалансированной экономики, если бы не некоторые специфические детали, которые делают подобные методы применимыми только при очень своеобразных условиях.[134]

Есть два основных обстоятельства, которые позволяют определенные действия предприятий отнести к нетрадиционным методам адаптации:[135]

  • Во-первых, эти действия следует называть именно адаптационными методами или механизмами, потому что их появление вызвано, прежде всего, необходимостью приспособиться к тем чрезмерно жёстким условиям жизни, которые сложились в российской экономике в результате запуска либеральномонетаристских реформ шокового типа.
  • Во-вторых, нетрадиционность действий такого рода заключается в том, что раньше они, как правило, не встречались в экономической практике и были мало изучены экономической теорией.

Исходя из этих соображений, можно предложить следующую классификацию нетрадиционных методов адаптации российских предприятий к экономическим реформам 1990-х годов:[136]

  • 1. «Псевдонормальные» методы
  • 2. Неплатежи (включая задолженность по зарплате)
  • 3. Уклонение от налогов
    • Использование недостатков в налоговом законодательстве. Легальное и квазилегальное уменьшение налогооблагаемой базы. Завышение номинальных издержек.
    • Занижение реальных масштабов финансово-экономической деятельности (взаимозачёты, частичное сокрытие объемов производства, использование нескольких расчетных счетов и др.).
    • Применение наличных денег для обслуживания неучитываемого финансового оборота («черный нал»).
  • 4. Монополистические действия
    • Использование монопольного положения на рынке для установления завышенных цен на свою продукцию.
    • Картельные соглашения.
  • 5. Внеэкономические методы
    • Лоббирование в органах власти с целью получения кредитов, налоговых льгот, оказания давления на неплательщиков и т. п.
    • Прямые нарушения закона (хищения, фальсификация отчётных данных, осуществление незаконных видов деятельности и т. д.).
    • Нарушения закона, связанные с коррупцией (подкуп государственных чиновников и должностных лиц в частных компаниях для обеспечения благоприятных условий деятельности предприятий).

Решавшиеся проблемы:[137]

  • С помощью бартерных сделок решались проблемы: высокой инфляции, нехватки оборотных средств, усиления налогового бремени, разрыва кооперационных связей и трудностей со сбытом.
  • С помощью квазиэффективного экспорта решались проблемы: изменения ценовых соотношений, нехватки оборотных средств и трудностей со сбытом.
  • С помощью продажи имущества решалась проблема нехватки оборотных стредств.
  • С помощью сдачи имущества в аренду решались проблемы: высокой инфляции и нехватки оборотных стредств.
  • С помощью непрофильных финансовых операций решались проблемы: высокой инфляции и нехватки оборотных стредств.
  • С помощью непрофильных торгово-посреднических операций решались проблемы: нехватки оборотных стредств и разрыва кооперационных связей.
  • С помощью неплатежей решались проблемы: высокой инфляции, изменения ценовых соотношений, нехватки оборотных стредств и усиления налогового бремени.
  • С помощью уклонения от налогов решались проблемы: нехватки оборотных стредств и усиления налогового бремени.
  • С помощью монополистических действий решались проблемы: высокой инфляции, изменения ценовых соотношений, нехватки оборотных стредств и трудностей со сбытом.
  • С помощью внеэкономических методов решались проблемы: усиления налогового бремени, разрыва кооперационных связей и трудностей со сбытом.

«Псевдонормальные» методы стали ответом предприятий прежде всего на рост общей несбалансированности и усиление структурных перекосов в переходной российской экономике, которые повлекли за собой сильнейшее искажение микроэкономических критериев эффективности. В результате предприятия вынуждены были совершать действия, которые в нормальной экономической ситуации никак не могут считаться рациональными. Однако в конкретных обстоятельствах, сложившихся в условиях кризисной переходной экономики, эти методы приносили реальный доход. Это формальное соответствие подобных методов критериям экономической эффективности и побудило назвать их «псевдонормальными».[138]

Крупномасштабные взаимные неплатежи стали основной реакцией предприятий на чрезмерное ужесточение денежной политики, проводившейся финансовыми властями. Наиболее ярким подтверждением этого факта являлась очевидная корреляция между циклами ужесточения денежной политики и ростом неплатежей в народном хозяйстве России. Массовый уход предприятий от налогов стал естественным ответом на чрезмерное фискальное давление со стороны органов власти. Законодательно утвержденный в те годы уровень налогообложения совершенно не соответствовал нуждам экономического развития и реструктуризации, а также реальным возможностям предприятий.[139]

Тот факт, что в начале экономических реформ большинство предприятий вовсе не имели намерений как-то уклоняться от налогов полностью подтверждает вынужденный характер их «оппортунистических» действий.[140]

Монополизация и картелизация рынков, равно как и увеличение числа экономических правонарушений стали следствием чрезмерного ослабления макроэкономической роли государства. Хотя монополистические приемы и позволяют некоторым крупным предприятиям осуществлять своеобразное регулирование экономических процессов вместо государства, эту подмену функций никак нельзя считать приемлемой. Опыт прошедших лет показывает, что в этом случае ценовые и материальные диспропорции только усиливаются, а критерии экономической эффективности искажаются еще больше. В результате адаптация части предприятий к экономическим сложностям происходит, по существу, за счёт других секторов экономики, а не за счёт улучшения собственной работы.[141]

Значимость перечисленных способов адаптации очень различна. Одни способы применялись очень многими и очень часто, другие использовались в единичных случаях, и их влияние на экономическую жизнь было незначительным. Так, например, решение внутренних проблем за счёт неплатежей практиковалось подавляющим большинством российских предприятий на протяжении всего периода кризисного развития и некоторое время после него. Напротив, использование таких методов, как участие в непрофильных спекулятивных операциях или квазиэффективный экспорт, являлось уделом лишь тех немногих предприятий, которые имели доступ к высоколиквидным ресурсам, и было ограничено относительно короткими периодами благоприятной конъюнктуры.[142]

На характер использования нетрадиционных методов адаптации значительное влияние оказывали отраслевые и региональные особенности, а также форма собственности и размер предприятия. К примеру, небольшие частные фирмы гораздо чаще, чем большие предприятия с государственным участием, склонны проводить «теневые» и откровенно криминальные операции. Со своей стороны, гиганты отечественной экономики имели и имеют значительно больше возможностей для лоббирования своих интересов в органах власти и активно эти возможности используют.[143]

Действия правительства и изменение экономической конъюнктуры также нередко вызывали смещение акцентов в адаптационной политике предприятий. Например, популярность различных способов ухода от налогообложения значительно возросла во второй половине 1990-х годов, что весьма отличается от ситуации в начальные годы «радикальных» реформ, когда очень многие предприятия, особенно государственные, честно пытались сохранить нормальные отношения с государством, используя остатки внутренних резервов.[144]

Предприятия не очень часто использовали перечисленные методы в чистом виде. Как правило, встречались весьма сложные комбинации таких методов, служившие достижению сразу многих целей. Поэтому многие реально применявшиеся нетрадиционные способы адаптации довольно сложно отнести к какой-то конкретной категории.[145]

Акцент, сделанный российскими предприятиями на нетрадиционные методы адаптации во время трансформационного кризиса 1990-х годов, был вынужденным. Такой выбор определялся почти исключительно внешними для предприятий обстоятельствами — чрезвычайной остротой кризиса и крайне неадекватной экономической политикой федеральных властей, а вовсе не злонамеренностью директорского корпуса. В сущности, поведение предприятий всего лишь отразило действие механизма обратной связи в рыночной экономике. Разумеется, воздействие такого поведения предприятий на экономику не могло не быть разнонаправленным. Поэтому можно сказать, что нетрадиционные действия российских предприятий по адаптации к трансформационному шоку играли положительную роль с точки зрения текущего выживания национальной экономики в фазе острого кризиса, но при этом создавали ряд проблем, которые затрудняли переход к сбалансированному развитию в более долгосрочной перспективе. Тем не менее, баланс макроэкономических последствий, вызванных нетрадиционными адаптационными действиями российских предприятий, следует считать однозначно положительным. Эти действия помогли отечественным предприятиям выиграть время и сохранить ресурсы для перестройки всей своей экономической деятельности. Благодаря этому, большинство предприятий сумело так или иначе трансформировать свое производство, сохранив при этом мощности по выпуску продукции; значительно сократить издержки; освоить основные принципы работы в рыночных условиях; выстроить новые отношения с поставщиками и покупателями; внедрить более современные технологические решения; а в ряде случаев даже накопить ресурсы для дальнейшего рывка.[146]

[править] Экономическая наука

Российская экономическая наука к началу реформы 1992 г. оказалась не готовой. Этим воспользовались либеральные разрушители советской «неэффективной» экономики, которые (кто по невежеству, а кто сознательно) утверждали, что колхозное сельское хозяйство — «черная дыра», поглощающая огромные суммы бюджетных дотаций. Только через несколько лет после реформы, подорвавшей ресурсный потенциал агропромышленного комплекса, стали появляться газетные статьи и отрывочные сведения о механизмах поддержки и объемах финансирования сельского хозяйства в ведущих капиталистических странах.[147]

Серьезный недостаток российской экономической науки, оставшийся ещё с советских времен, состоит в разобщенности между специалистами по российской экономике и по мировой экономике. Только уже разразившийся тяжелый кризис после реформ 1992 года заставил многих из российских экономистов осознать недостаточность наших знаний относительно разнообразия экономических и политических укладов (и более широко — институциональных систем) в разных странах. В лучшем случае мы знали ситуацию в лидирующих странах Европы и Америки, и то «стилизованную» для иллюстрации тех или иных западных теорий.[148]

В 1999 году вышла монография «Путь в XXI век (стратегические проблемы и перспективы российской экономики)». Эта монография — фундаментальный труд общим объёмом в 50 п. л., в четырёх частях которого подробнейшим образом изложены представления авторов об итогах радикальных преобразований («Драма российских реформ»), ресурсах, сохраняющихся в распоряжении нашей страны («Потенциал России на рубеже веков»), задачах и механизмах средне- и долгосрочного экономического развития («Цели и средства»), нынешних и перспективных взаимоотношениях субъектов Федерации и Центра («Россия регионов»). Костяк авторского коллектива, состоящего более чем из 60 человек, представлен учёными институтов Отделения экономики РАН, а его руководителем является академик-секретарь отделения экономики РАН Д. С. Львов.[149]

[править] Экономическая статистика

В 1999 году ВВП России составил 57,8 % от уровня 1989 года.[150]

В течение 1992—1996 годов ВВП России сократился на 38 %.[151]

[править] Регионы России

В 2002 году экономист В. А. Волконский провёл сравнение результатов реформирования в двух соседних и близких по всем объективным параметрам областях — Нижегородской и Ульяновской в 1992—1998 гг. Программа «Нижегородский пролог», разработанная под руководством Г. Явлинского, ставила целью создание «народного капитализма». В Ульяновской области использовалась политика, близкая по идеологии к НЭПу. В результате картина спада промышленного производства в Нижегородской области практически повторяла картину по России в целом. В Ульяновской области он оказался вдвое меньше (в 1996 г. спад достиг примерно 25 % от 1990 г., но в 1997 г. было заметное повышение производства, и уровень первого полугодия 1998 г. составлял около 85 % от 1990 г.). На протяжении всего периода в области была самая дешевая в России потребительская корзина. Хотя Ульяновская область получила кредитов в несколько раз меньше, чем Нижегородская, вложений в социальную сферу она сделала в 2-3 раза больше. Все это сделало её намного привлекательнее для проживания и миграция сюда оказалась в 2 раза интенсивнее.[152]

[править] Прочее

Российская экономика как система, несмотря на уже нанесённый шоком 1992 года колоссальный ущерб, несмотря на крайне затяжной характер кризисных явлений и, несмотря на сильное дестабилизирующее влияние выбранной модели экономических реформ, продемонстрировала поразительную живучесть и устойчивость.[153]

В начале реформ было весьма распространено мнение о том, что падение ВВП и промышленного производства более чем на 25-30 % может вызвать коллапс российской экономики — остановки производства по всей стране, развал систем жизнеобеспечения в населенных пунктах, повсеместный разрыв транспортных связей, социальные катаклизмы и т. д. Единственным способом предотвратить подобное развитие событий признавалась крупномасштабная иностранная экономическая помощь.[154]

Однако реальное падение производства оказалось заметно глубже, чем 30 %. Крупномасштабной зарубежной помощи Россия также не дождалась. Тем не менее, российская экономика в течение всех кризисных лет продолжала функционировать в более-менее устойчивом режиме. Технологические циклы в производстве упрощались, деградировали, но продолжали действовать. Разорванные, и порой неоднократно, экономические связи восстанавливались, хотя часто самым причудливым и противоестественным образом. Производство во многих секторах экономики падало до очень низкого уровня, но почти нигде не останавливалось насовсем.[155]

Феномен экстраординарной экономической устойчивости проявлялся благодаря воздействию целого ряда факторов и не мог иметь однозначного объяснения. В частности, в значительной степени экономические потрясения 1992—1998 годов смягчались за счёт расходования накопленного в течение десятилетий ресурсного потенциала страны. Свою роль сыграли стойкость и терпение населения; антикризисные действия, предпринимавшиеся многими региональными администрациями и муниципалитетами; богатые минерально-сырьевые запасы и некоторые другие обстоятельства.[156]

Но всё же устойчивость российской экономики к сверхперегрузкам определялась, прежде всего, высокими адаптационными способностями российских предприятий. Способностями, которые были приобретены предприятиями еще в условиях плановой экономики.[157]

Подавляющее большинство российских предприятий все эти годы боролось за то, чтобы не останавливать выпуск продукции, сохранить хоть в какой-то степени свой производственно-технологический потенциал и свои трудовые коллективы, наладить материальные и финансовые потоки, связывавшие их с партнерами. При этом предприятия были вынуждены выработать множество способов, позволявших им приспосабливаться к той экономической жизни, которая пришла с началом «радикальных реформ». В общем и целом предприятия сумели адаптироваться к новым реалиям, хотя и не смогли избежать серьёзных потерь. В самых неблагоприятных условиях предприятия продолжали производить, платить зарплату своим работникам, продавать и покупать. И именно эта их деятельность и позволила российскому народному хозяйству не развалиться на куски под давлением тяжелейшего кризиса.[158]

Однако способы, которые российские предприятия избрали для того, чтобы приспособиться к реализуемой в стране модели реформ, в большинстве своём оказались очень специфичными и не соответствующими каким-либо теоретическим представлениям. К их числу относились крупномасштабное наращивание взаимной задолженности (неплатежи), уклонение от налогов, массовые бартерные сделки и пр. По мнению многих экспертов и производственников-практиков, эти нетрадиционные методы и механизмы адаптации сыграли решающую роль в выживании предприятий, оказывая, таким образом, стабилизирующее влияние на макроэкономическую ситуацию.[159]

В то же время было бы ошибкой утверждать, что упомянутые выше специфические способы выживания предприятий стали бесспорным благом для российской экономики. Вне всяких сомнений цена, которую пришлось заплатить за сохранение устойчивости предприятий, оказалась очень высокой.[160]

Во-первых, предприятия, решая свою главную задачу — выживание в краткосрочной перспективе, во многих случаях отказывались от своевременного выполнения своих финансовых обязательств перед партнерами. Стремясь хотя бы частично возместить нехватку оборотных средств и как-то решить собственные неотложные проблемы, предприятия по возможности затягивали возврат кредитов и платежи в бюджет, а также оплату полученной продукции и услуг. Всё это объективно оказывало дестабилизирующее влияние на финансовую ситуацию в России.[161]

Во-вторых, борясь за снижение издержек, предприятия в годы кризиса резко снизили инвестиционную активность и почти прекратили заниматься проблемами своего развития.[162]

Кроме того, уходя от чрезмерного фискального давления со стороны властей, предприятия научились выводить значительную часть своей деятельности из-под всякого государственного контроля, что сильно снижало эффективность любых макроэкономических мероприятий правительства.[163]

И, наконец, огромное количество «теневых» и «полутеневых» операций, проводимых предприятиями, создавало благоприятную почву для разного рода злоупотреблений — хищений, коррупции, игнорирования интересов акционеров и т. д.[164]

Это не означает, как утверждали некоторые эксперты и чиновники, отвечавшие за проведение макроэкономической политики в 1990-е годы, что именно предприятия ответственны за кризис неплатежей, за недобор налогов, рост цен и прочие народнохозяйственные неурядицы. В этих утверждениях происходила подмена понятий, и следствие объявлялось причиной.[165]

Основная же причина возникновения упомянутых экономических коллизий заключалась в другом. Дело в том, что осуществлявшаяся в России модель реформ лишь в ограниченной степени соответствовала экономической реальности. Переходная российская экономика была мало похожа на традиционные рыночные системы, а начатые в России реформы пытались осуществлять именно по «традиционным» образцам антикризисной политики. Поэтому неудивительно, что многие процессы стали развиваться не так, как предполагали идеологи «радикальной реформы». Однако реакция экономики на нововведения — вещь объективная, и она не может определяться чьим-то злым умыслом. И если экономические результаты не соответствовали ожиданиям, то надо было что-то менять в методах проведения реформ.[166]

Что же касается удельного веса злонамеренности и злоупотреблений, связанных с неформальными методами адаптации, то вряд ли он действительно был критически велик. Лишь примерно 10-15 % неформальных операций имели своей основной целью личное обогащение владельцев или топ-менеджеров предприятий. В остальных случаях такие операции были нацелены именно на решение проблем предприятия в целом.[167]

Несмотря на крайне тяжелое течение кризиса, институциональные изменения в российской экономике происходили очень быстро. Влияние государства на базовые экономические процессы (формулирование производственных целей, распределение ресурсов, установление цен и т. д.) кардинально сократилось буквально за 1-2 года, в то время как сфера действия рыночных механизмов столь же кардинально расширилась. Как следствие, уже к середине 1990-х годов российскую экономику можно было считать вполне рыночной и вполне денежной. Тем не менее, этот институциональный переход сам по себе проблемы не решил — в условиях макроэкономической политики 1995—1998 годов механизмы рыночного самодействия вывести национальную экономику из кризиса так и не смогли. Производственный спад замедлился, но не прекратился.[168]

В процессе реформы неизбежен промежуток времени, когда старые правила уже отменены, а новые ещё не вступили в действие. Это создаёт экстраординарные возможности для чиновников, проводящих реформы. Объём властных полномочий особенно увеличивается, когда речь идет о перераспределении государственной собственности. В 1992—1993 годах российские государственные чиновники «назначали предпринимателей миллионерами», выдавая им лицензии на вывоз энергетических ресурсов или цветных металлов. В 1993—1997 гг. от государства зависело, признать ли правомочной приватизационную сделку по бросовой цене.[169]

В 1993—1994 годах в России наблюдался избыток производственных мощностей, поэтому их износ нельзя считать основной причиной экономического спада в начале 1990-х годов.[170]

Монополизм существенно способствовал скачку цен в начале 1992 г. и опережающему росту цен на сырьевые ресурсы в дальнейшем. Однако этот фактор играл вспомогательную роль в механизме экономического спада в начале 1990-х годов.[171]

В начале 1992 года предприятия впервые столкнулись со спросовыми ограничениями, вызванными резким падением реальных доходов населения и средств на счетах фирм-потребителей. Об этом свидетельствовал, например, быстрый рост запасов материальных ценностей в I квартале 1992 г. Однако в дальнейшем реальные доходы населения менялись медленно, а сбережения росли. Вероятно, не кейнсианский механизм, а недостаток кредитных ресурсов в производственной сфере, усиливавшийся в результате опережающего роста цен на сырье и правительственной политики рационирования кредита, служил одной из движущих сил рецессии в начале 1990-х годов.[172]

Используя данные о товарообороте для пересчета объема потребления, Е. Гавриленков и В. Коен приходили к заключению, что падение ВВП за 1992—1994 годах в России составило 35 %, а не 50 %, как это следует из официальных данных.[173]

На масштабах экономического спада в начале 1990-х годов и темпах роста цен сказался коллективистский характер отношений внутри постсоциалистических предприятий и солидарность директоров фирм в их противостоянии радикальным реформаторским усилиям правительства). По сравнению со спадом, сокращение работников было незначительным, а уровень реальной заработной платы в промышленности поддерживался постоянным и даже рос. Такая политика требовала непрерывного повышения цен. Ещё один важный фактор — монопольная структура производства — также способствовал спаду и ускорению инфляции. «Артельный монополизм» внёс решающий вклад в первоначальную реакцию российской экономики на либерализационный шок 1992 г. Он поддерживал и последующую динамику, однако ее основной движущей силой явилось воздействие мирового рынка.[174]

Выглядит правдоподобной следующая схема переходного процесса в России 1992—1994 годов. Вследствие сырьевой интеграции увеличивалось отношение цен сырьевых ресурсов к ценам готовой продукции, что вынуждало потребителей сырья сворачивать производство и уменьшало их платёжеспособность. Чтобы компенсировать ущерб от неплатежей и обеспечить заработную плату сотрудникам, предприятия-поставщики поддерживали высокие цены на производимые товары, несмотря на сокращение реального платежеспособного спроса, и в свою очередь переставали платить контрагентам. В результате развивался кризис неплатежей. Не монополизм, ориентированный на максимизацию прибыли, а стремление сохранить коллектив и поддержать уровень заработной платы были главными причинами такой тактики, однако монополизм обеспечивал ее возможность. Неплатежи в этих условиях способствовали замедлению темпов рецессии.[175]

После либерализации цен в 1992 г. в России начался процесс демонетизации экономики. Потребительские цены выросли в 26 раз в 1992 г., в 10 раз — в 1993 г., в 3,2 раза — в 1994 г. При несформировавшейся банковской системе перевод денег со счета на счет внутри Москвы мог занимать две недели, а межрегиональная трансакция — более месяца. При столь быстрой инфляции иногда оказывалось дешевле оплатить курьеру авиабилет для перевозки наличных, нежели использовать безналичный расчет. Для многих фирм бартерный обмен оказался менее дорогим, чем денежные расчеты. Трансформационные издержки перехода к бартеру были не слишком велики благодаря системе прямых связей между поставщиками и потребителями, сформировавшейся еще в советское время. Современные средства коммуникации облегчали поиск подходящих партнеров. Чем большее число фирм переходило на бартер, тем легче оказывалось построить цепочку подходящих бартерных обменов, и, соответственно, тем ниже становились трансакционные издержки на единицу обмениваемой продукции (эффект координации). Это облегчало переход к бартеру для других фирм. Трансакционные издержки бартера продолжали уменьшаться благодаря эффекту обучения: менеджеры приобретали навык составления бартерных цепочек. Вновь установленная норма породила новый институт бартерных посредников и стала удобным инструментом уклонения от налогов (эффект сопряжения). Все это обусловивло быстрое формирование бартерной ловушки.[176]

Одновременно с бартером все большие масштабы приобретали неплатежи. Оба явления были вызваны нехваткой денежных средств и находились друг с другом в тесной взаимосвязи, детальный анализ которой не входит в задачу настоящей статьи. Пытаясь бороться с демонетизацией, правительство ввело в обращение векселя и налоговые освобождения. Эти меры лишь ухудшили положение дел. В 1997 г. правительственная комиссия констатировала, что лишь 10 % платежей в государственный бюджет осуществлялась «живыми деньгами».[177]

В 1995—1998 годах в стране происходило постепенное ухудшение макрофинансовой ситуации. Внутренний и внешний государственный долг постоянно увеличивался, а возможности по его рефинансированию быстро сокращались. А в конце 1997 года чётко обозначилось ускорение негативных финансовых процессов — значительно выросли процентные ставки по государственным ценным бумагам и межбанковским кредитам, резко пошла вниз стоимость российских корпоративных ценных бумаг. Такое развитие событий породило острый приступ пессимизма у финансовых инвесторов, усилило их желание вывести капитал из России и увеличило давление на обменный курс рубля.[178]

К августу 1998 года российские власти утратили последние ресурсы для поддержания обменного курса рубля и рефинансирования краткосрочного государственного долга. В результате 17 августа 1998 года федеральному правительству и Центральному Банку пришлось фактически отказаться от поддержки рубля, а также объявлять себя неспособными выплатить долги по ключевым видам государственных ценных бумаг. По сути дела это был окончательной крах всей макроэкономической политики, проводившейся после 1992 года.[179]

Последствия финансового кризиса 1998 года оказались достаточно парадоксальными. С одной стороны, российская экономика получила очень тяжелый удар, следствием которого стали кратное обесценение национальной валюты, новый этап производственного спада, скачкообразный рост инфляции, резкое снижение уровня жизни населения. Стремительный рост цен и высокая инфляция создали российским предприятиям очень большие сложности осенью 1998 года, когда стоимость почти всех товаров и услуг в стране увеличилась, как минимум, на десятки процентов. И хотя в дальнейшем острота этой проблемы постепенно снижалась, её влияние на деятельность предприятий все последние годы оставалось весьма значительным. В 1998—1999 годах произошло резкое обострение проблем, связанных с утратой значительной части сбережений и оборотных средств. Вследствие финансового кризиса множество российских частных банков фактически разорилось, в том числе такие крупные как СБС-Агро, Российский кредит, ОНЭКСИМ банк, Инкомбанк, Мосбизнесбанк и др. Из-за этих событий многие предприятия полностью или частично лишились своих денег, размещенных на счетах в лопнувших банках. Большинство попыток вернуть свои деньги хотя бы в рамках процедур по банкротству оказались безуспешными. Например, держатели обязательств ОНЭКСИМ банка, не принадлежавшие к категории частных вкладчиков и государственных учреждений, получили после его банкротства менее 25 % номинальной суммы своих вкладов. После банкротства Токо-банка аналогичная категория вкладчиков получила назад 21,7 % вложенных средств, после банкротства Инкомбанка — лишь около 3,5 %, а после банкротства банка СБС-Агро — ничего. При этом во всех упомянутых случаях деньги были возвращены лишь через несколько лет.[180]

С другой стороны, экономический спад оказался кратковременным и очень быстро сменился весьма масштабным экономическим подъемом. Быстрый переход от крайне затяжного и глубокого экономического спада к уверенному восстановительному росту объяснялся целым рядом причин. Значительную роль в этом сыграли и перемены в макроэкономической политике российских властей.[181]

Позитивные сдвиги в политике федеральных властей были не единственным фактором, предопределившим начало экономического подъёма в России. В частности, очень существенную роль сыграло фактическое снижение заработной платы наемных работников, а также уменьшение прочих денежных доходов российских граждан. Например, в 1998 году реальные денежные доходы населения провалились на 10 процентных пунктов глубже, чем объем ВВП и промышленного производства. А в 1999 году реальные денежные доходы снова значительно упали, несмотря на то, что объем ВВП и объем промышленного производства в стране в этот период уже весьма заметно выросли. Иными словами, стартовый рывок российской экономики в 1999—2000 годах в значительной степени был оплачен населением.[182]

Переход к экономическому подъему облегчило и то обстоятельство, что за годы глубокого спада была выведена из оборота и фактически законсервирована значительная часть производственных ресурсов — зданий и сооружений, машин и оборудования, рабочей силы. Но как только в конце 1990-х годов объемы рыночного спроса стали увеличиваться, значительная часть этих резервов была заново введена в действие. При этом повторный запуск ранее простаивавших мощностей не требовал сколько-нибудь значительных капиталовложений, что обеспечило быстрый и очень значительный прирост объемов производства при минимальном привлечении дополнительных средств извне.[183]

Ещё одной значимой причиной экономического подъёма стал рост цен мирового рынка на основные товары российского экспорта, и прежде всего на нефть, нефтепродукты и газ. Вместе с тем, следует учесть, что рост мировых цен на углеводороды фактически начался только в 2000 году и вплоть до 2004 года имел ограниченные масштабы. Иначе говоря, само по себе увеличение доходов от сырьевого экспорта было не столько основой экономического подъема, сколько дополнением к ранее сформировавшимся положительным тенденциям. Кроме того, в описываемые годы сырьевой экспорт сопровождался масштабной утечкой капитала из России, и это обстоятельство значительно снижало положительный эффект от благоприятной ценовой конъюнктуры.[184]

С конца 1990-х годов в России начало набирать силы рейдерство — недружественный захват предприятий (или, по крайней мере, части их активов) посредством принудительной смены владельцев.[185]

В 1990—1992 годах в России существовал институт аренды с правом последующего выкупа, но он не получил массового развития.[186][187]

Отсутствие в России эффективных собственников, имеющих необходимые знания в соответствующей отрасли, в период чековой приватизации 1993—1994 годах послужило одной из причин драматического спада производства.[188][189]

В начале 1992 года в России менеджеры не имели представления о маркетинге. Когда менеджеры не имеют представления о маркетинге рынок не может быть эффективным.[190]

1998 год был последним годом долгого периода экономического спада. В 1998 году ВВП России составил 60,5 % от уровня 1991 года (предстартовый год радикальных реформ) и 55,8 % по сравнению с уровнем 1989 года.[191]

Механизм производственного спада в России, основная часть которого пришлась на 1992—1994 годы, был следующим. После либерализации цен и внешней торговли цены на товары росли неравномерно. Продукция топливно-энергетического комплекса, конкурентоспособная на внешнем рынке, дорожала максимальными темпами; легкая промышленность испытывала жесткую конкуренцию со стороны импорта и наращивала цены медленнее других отраслей. Если расположить отрасли «в технологическую цепочку» по глубине переработки сырья, то окажется, что ресурсы практически всех отраслей дорожали быстрее, чем выпуск. Ясно, что отрасли должны были снижать производство. В рыночной экономике снижение внутреннего производства должно было бы с избытком компенсироваться выигрышем во внешней торговле и результатами альтернативного использования высвободившихся ресурсов. Частичная компенсация имела место. Об этом свидетельствует тот факт, что спад конечного потребления был существенно меньше производственного. Однако полной компенсации не произошло из-за «коллективистской» природы фирм, не увольнявших ненужных работников, и из-за колоссальных трансформационных издержек. Когда же к 1995 г. структура цен стабилизировалась, то оказалось, что сформировавшиеся нормы поведения неэффективны, экономика попала в систему институциональных ловушек.[192]

За 4 года (1992—1995) в России сформировалась новая устойчивая система межотраслевых ценовых пропорций (диспаритетных) и финансовых потоков. Образовался огромный разрыв в доходах между отраслями, ориентированными на экспорт и на внутренний рынок, и между различными слоями населения.[193]

В первые годы реформы резко увеличился спрос на доллары для расширения импортных закупок, для вывоза легальных и теневых доходов, кроме того, доллар стал выполнять функцию одного из главных средств накопления. В результате обменный курс доллара к рублю сильно обгонял рост его покупательной способности. Стала быстро повышаться доходность экспорта. В первую очередь это коснулось топливно-сырьевых ресурсов и промежуточной продукции — металлургии и химии.[194]

Одновременно с этим действие нескольких факторов привело к резкому снижению внутреннего спроса в целом, в том числе и на отечественную продукцию внутреннего потребления не пригодную для экспорта, и как следствие, к падению относительных цен на нее. Главные из этих факторов:[195]

  • Резкое снижение вдвое доли заработной платы в национальном доходе и в доходах населения. Возник порочный круг: спад производства — рост открытой и скрытой безработицы — снижение заработной платы — сокращение внутреннего спроса — усиление спада производства. Рабочий класс России не имел традиций и опыта отстаивать свои экономические интересы. Рост оплаты труда в основном следовал за инфляционным повышением номинального минимума заработной платы. Так как последний существенно отставал от роста цен, реальная заработная плата резко понизилась. Сократилась и ее доля в денежных доходах населения. Если в 1990 г. доля фонда заработной платы в доходах населения составляла 70 %, а в ВВП — 46,4 %, то в 1995 г. соответственно 41 % и 22,4 %.
  • Резкий рост дифференциации доходов населения, снижение спроса на дешевые массовые потребительские товары и услуги;
  • Сокращение государственного заказа на продукцию военного назначения (в 1996 г. по сравнению с 1990 г.- в 7 раз);
  • Сокращение инвестиций в основной капитал и спроса на инвестиционные товары и услуги вследствие экономической нестабильности и политической непредсказуемости, разрыва внешних и внутренних хозяйственных связей и ряда других факторов, сокращение большее, чем общее снижение объемов производства: в первом полугодии 1997 г. их доля в ВВП составила 12 % (для сравнения в 1990 г. — 23 %). Их объем в сопоставимых ценах в 1996 г. составил 28 % от уровня 1990 г.;
  • Неконкурентоспособность отечественных потребительских товаров, многих видов продукции обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства по отношению к товарам, производимым в странах с более благоприятными природными условиями и более развитым потребительским промышленным комплексом.

Именно в первые 4 года реформы, 1992—1995 гг., в период гиперинфляции, сформировалась новая финансово-ценовая структура российской экономики. Именно в первую («ударную») пятилетку цены на топливо и энергию, тарифы на грузовые перевозки выросли в два-три раза выше по сравнению со средним ростом цен (примерно в 4 тыс. раз). В то же время цены на продукцию машиностроения, легкой промышленности, сельского хозяйства увеличились вдвое меньше, чем в среднем по народному хозяйству в целом. Соответственно, вдвое снизились реальные доходы населения. За этот период резко увеличилась и дифференциация населения. Согласно официальной статистике, отношение доходов верхнего и нижнего децилей возросло с 5,6 раз в 1990 г. до 13,5 — в 1995 г. Уровень жизни большинства населения (80 %) сократился на 60 %. На самом деле снижение уровня жизни еще больше, поскольку в советское время государство предоставляло гораздо больше дотаций для поддержания низких цен на продовольственные товары, составляющие большую часть рациона большинства семей, не говоря уже о цен и доходов населения бесплатных услугах здравоохранения, образования и т. д., за которые теперь многим приходится платить.[196]

Что разрушение ценовых пропорций советского периода в первую пятилетку реформ привело к финансовым диспаритетам, это наиболее убедительно подтверждается вполне значимой корреляцией изменения ценовых соотношений с отношением средней зарплаты в отраслях к средней по экономике в целом. За период 1990—1995 гг. это отношение (относительная заработная плата) в ТЭК повысилось в 1,75 раза (по нефтегазовой промышленности — в 2 раза), в сельском хозяйстве снизилось в 2 раза, в легкой промышленности — на 35 %.[197]

Своеобразие российских преобразований в 1990-е гг. состояло в том, что становление новой системы государственной власти происходило одновременно с радикальным реформированием экономики.[198]

Это привело к тому, что в 1990-е гг. отечественную экономику охватил глубочайший инвестиционный кризис.[199]

В результате проведенных преобразований в России к концу 1990- х гг. произошли радикальные изменения в структуре собственности.[200]

Приватизация в России к концу 1990-х гг. не привела к возникновению рациональной системы корпоративного управления, не сделала поведение предприятий рыночным.[201]

Эксперты выделяли четыре группы политических факторов, воспроизводивших в 1990-е гг. угрозу распада государства и дестабилизировавших экономическую жизнь.[202]

О характере российской экономики середины 1990-х гг. можно судить по тому, какие виды деятельности отечественные бизнесмены считали наиболее прибыльными.[203]

Экономические преобразования 1990-х гг. оказали большое влияние на социальную структуру общества.[204]

На развитие российской культуры в 90-е гг. большое влияние оказывали сложные процессы, происходившие в экономической, социальной и политической сферах.[205]

Социологи выделяют несколько основных субкультурных систем в России 90-х гг. Это — «высокая» интеллигентская культура, развивающая историческую традицию русской национальной элитарной культуры; «советская» культура, продолжающая традицию минувших десятилетий и основанная на совокупности ценностей, образов, символов старшего и среднего поколений; западная культура либеральных ценностей, социокультурного индивидуализма и экономической независимости, охватывающая значительную часть молодежи, предпринимателей и интеллигенции; маргинальная субкультура социальных низов.[206]

В 1990-е гг. ЕС выступал как важнейший торгово-экономический партнер России.[207]

В 1990-е гг. намного сократились масштабы экономического сотрудничества между Россией и странами Центральной и Восточной Европы.[208]

Россия стремилась включиться в региональные экономические процессы, используя для этого участие в многосторонних институтах региональной интеграции, которые в 1990-е гг. приобрели важное значение в Азиатско-Тихоокеанском регионе (всего их насчитывалось более 15).[209]

[править] Ссылки

[править] Рунет

[править] ЖЖ

[править] Прочее

[править] Примечания

  1. World Development Indicators and Global Development Finance Выбранные показатели: GDP, PPP (current international $); GDP (current US$); GDP growth (annual %)
  2. World Development Indicators and Global Development Finance Выбранные показатели: GDP, PPP (current international $)
  3. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 8 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  4. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 8 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  5. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 8 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  6. Полтерович В. М.Трансплантация экономических институтов. // Экономическая наука современной России. 2001. № 3
  7. Полтерович В. М. Политическая культура и трансформационный спад // Экономика и математические методы, 2002, т. 38, вып. 4, 95-103
  8. Полтерович В. М. На пути к новой теории реформ. // Экономическая наука в современной России, № 3, 1999 год
  9. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  10. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  11. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  12. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  13. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  14. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  15. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  16. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  17. Некипелов А. Д. Рецензия на книгу «Путь в XXI век» // Вестник РАН, 2000 год, том 70. № 1, с. 87-89
  18. Некипелов А. Д. Рецензия на книгу «Путь в XXI век» // Вестник РАН, 2000 год, том 70. № 1, с. 87-89
  19. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  20. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  21. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  22. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  23. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  24. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  25. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  26. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  27. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  28. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  29. Полтерович В. М. Политика реформ, начальные условия и трансформационный спад. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.4. (Совместно с П. К. Катышевым)
  30. Полтерович В. М. Политика реформ, начальные условия и трансформационный спад. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.4. (Совместно с П. К. Катышевым)
  31. Полтерович В. М.Трансплантация экономических институтов. // Экономическая наука современной России. 2001. № 3
  32. Полтерович В. М. Политика реформ, начальные условия и трансформационный спад. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.4. (Совместно с П. К. Катышевым)
  33. Полтерович В. М. Современное состояние теории экономических реформ // Экономическая наука современной России, 2008, № 1(40)
  34. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  35. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  36. Лукьянова Н. В. Ценовые пропорции и развитие российской экономики // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. 2004. Т. 2. С. 56-76.
  37. Лукьянова Н. В. Ценовые пропорции и развитие российской экономики // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. 2004. Т. 2. С. 56-76.
  38. Македонский А. С. Моделирование инфляции в России в 1992—2002 гг. с использованием показателей денежной массы, валютного курса рубля и дефицита бюджетной системы // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. 2005. Т. 3. С. 366—380.
  39. Спасская О. В. Макроэкономические методы исследования и измерения структурных изменений // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. 2003. Т. 1. С. 20-39.
  40. Полтерович В. М.Институциональные ловушки: есть ли выход? // Общественные науки и современность. 2004. № 3.
  41. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  42. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  43. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  44. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  45. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  46. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  47. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  48. Полтерович В. М. Корень проблемы — неэффективность государства // Экономическая наука современной России, № 1 (5), 2000 г.
  49. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  50. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  51. Полтерович В. М.Трансплантация экономических институтов. // Экономическая наука современной России. 2001. № 3
  52. Полтерович В. М. Современное состояние теории экономических реформ // Экономическая наука современной России, 2008, № 1(40)
  53. Полтерович В. М. Современное состояние теории экономических реформ // Экономическая наука современной России, 2008, № 1(40)
  54. Полтерович В. М. Стратегии институциональных реформ. Перспективные траектории. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.1.
  55. Полтерович В. М. Стратегии институциональных реформ. Перспективные траектории. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.1.
  56. Полтерович В. М. Современное состояние теории экономических реформ // Экономическая наука современной России, 2008, № 1(40)
  57. Полтерович В. М. Политика реформ, начальные условия и трансформационный спад. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.4. (Совместно с П. К. Катышевым)
  58. Полтерович В. М.Трансплантация экономических институтов. // Экономическая наука современной России. 2001. № 3
  59. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  60. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  61. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  62. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  63. Полтерович В. М.Трансплантация экономических институтов. // Экономическая наука современной России. 2001. № 3
  64. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 14 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  65. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 14 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  66. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 14 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  67. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 14 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  68. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 14 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  69. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 14 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  70. Полтерович В. М. Современное состояние теории экономических реформ // Экономическая наука современной России, 2008, № 1(40)
  71. Полтерович В. М.Трансплантация экономических институтов. // Экономическая наука современной России. 2001. № 3
  72. Полтерович В. М.Институциональные ловушки: есть ли выход? // Общественные науки и современность. 2004. № 3.
  73. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  74. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  75. Полтерович В. М. Современное состояние теории экономических реформ // Экономическая наука современной России, 2008, № 1(40)
  76. Полтерович В. М.Институциональные ловушки: есть ли выход? // Общественные науки и современность. 2004. № 3.
  77. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  78. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 8 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  79. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  80. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  81. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  82. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  83. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  84. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  85. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  86. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  87. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  88. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  89. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  90. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  91. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  92. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  93. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  94. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  95. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  96. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  97. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  98. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  99. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 11 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  100. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  101. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  102. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  103. История мировых экономических кризисов. Справка // РИА Новости, 17 сентября 2008
  104. Крупнейшие мировые кризисы // Коммерсантъ, 23 января 2008
  105. Полтерович В. М. Политическая культура и трансформационный спад // Экономика и математические методы, 2002, т. 38, вып. 4, 95-103
  106. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  107. Полтерович В. М. Политическая культура и трансформационный спад // Экономика и математические методы, 2002, т. 38, вып. 4, 95-103
  108. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  109. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  110. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  111. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  112. Полтерович В. М. Политическая культура и трансформационный спад // Экономика и математические методы, 2002, т. 38, вып. 4, 95-103
  113. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  114. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  115. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  116. Нуреев Р. М. Власть-собственность в постсоветской России (проблема зависимости от предшествующего развития)
  117. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 10 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  118. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  119. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  120. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  121. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  122. Полтерович В. М.Институциональные ловушки: есть ли выход? // Общественные науки и современность. 2004. № 3.
  123. Полтерович В. М.Институциональные ловушки: есть ли выход? // Общественные науки и современность. 2004. № 3.
  124. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  125. «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)». Глава 10 — Под редакцией Р. М. Нуреева // Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, cерия «Научные доклады»
  126. Нуреев Р. М. Социальные субъекты постсоветской России: история и современность
  127. Нуреев Р. М. Социальные субъекты постсоветской России: история и современность
  128. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  129. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  130. Полтерович В. М.Трансплантация экономических институтов. // Экономическая наука современной России. 2001. № 3
  131. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  132. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  133. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  134. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  135. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  136. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  137. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  138. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  139. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  140. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  141. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  142. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  143. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  144. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  145. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  146. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  147. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  148. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  149. Некипелов А. Д. Рецензия на книгу «Путь в XXI век» // Вестник РАН, 2000 год, том 70. № 1, с. 87-89
  150. Полтерович В. М.Трансплантация экономических институтов. // Экономическая наука современной России. 2001. № 3
  151. Полтерович В. М.Парадоксы российского рынка труда и теория коллективных фирм. // Экономика и математические методы. 2003. Т.39. Вып.2.
  152. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  153. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  154. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  155. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  156. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  157. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  158. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  159. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  160. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  161. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  162. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  163. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  164. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  165. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  166. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  167. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  168. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  169. Полтерович В. М. К руководству для реформаторов: некоторые выводы из теории экономических реформ. // Экономическая наука современной России. 2005. № 1(28). С.7-24
  170. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  171. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  172. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  173. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  174. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  175. Полтерович В. М.Трансформационный спад в России // Экономика и математические методы, 1996, Т.32, № 1, p.54-69
  176. Полтерович В. М.Институциональные ловушки: есть ли выход? // Общественные науки и современность. 2004. № 3.
  177. Полтерович В. М.Институциональные ловушки: есть ли выход? // Общественные науки и современность. 2004. № 3.
  178. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  179. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  180. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  181. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  182. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  183. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  184. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  185. Кувалин Д. М. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. Главы 5-7. — М.: МАКС Пресс, 2009. 320 с.
  186. Полтерович В. М. Стратегии институциональных реформ. Перспективные траектории. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.1.
  187. Полтерович В. М. Современное состояние теории экономических реформ // Экономическая наука современной России, 2008, № 1(40)
  188. Полтерович В. М. Стратегии институциональных реформ. Перспективные траектории. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.1.
  189. Полтерович В. М. Современное состояние теории экономических реформ // Экономическая наука современной России, 2008, № 1(40)
  190. Полтерович В. М. Стратегии институциональных реформ. Перспективные траектории. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.1.
  191. Полтерович В. М. Политика реформ, начальные условия и трансформационный спад. // Экономика и математические методы. 2006. Т.42. Вып.4. (Совместно с П. К. Катышевым)
  192. Полтерович В. М. На пути к новой теории реформ. // Экономическая наука в современной России, № 3, 1999 год
  193. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  194. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  195. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  196. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  197. Волконский В. А. «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса». Раздел 4 // М., «Наука», 2002
  198. История России XX — начала XXI века[1] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  199. История России XX — начала XXI века[2] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  200. История России XX — начала XXI века[3] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  201. История России XX — начала XXI века[4] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  202. История России XX — начала XXI века[5] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  203. История России XX — начала XXI века[6] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  204. История России XX — начала XXI века[7] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  205. История России XX — начала XXI века[8] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  206. История России XX — начала XXI века[9] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  207. История России XX — начала XXI века[10] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  208. История России XX — начала XXI века[11] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
  209. История России XX — начала XXI века[12] / Под ред. Милова Л. В. — М.: Эксмо, 2009. — 960 с.
Экономика России в 1990-х годах
Промышленность  Обрабатывающая промышленность (Машиностроение, Пищевая промышленность, Металлургия, Химическая промышленность, Промышленность стройматериалов) • Добыча полезных ископаемыхЭлектроэнергетика
Сельское хозяйство  ЖивотноводствоРастениеводство
Строительство  Жилищное строительствоТранспортное строительство
Транспорт  Сухопутный транспорт (Железнодорожный, Автомобильный, Трубопроводный) • Водный транспорт (Морской, Речной) • Воздушный транспортКосмический транспорт
Связь  Мобильная связьИнтернет
Торговля  Розничная торговляОптовая торговля
Финансы  Банковская системаФондовый рынокСтрахованиеГосударственные финансыПриток капиталаВнутренний долгВнешний долг
Основные фонды  Коммерческие организацииНекоммерческие организацииФондоотдача
Инвестиции  Инвестиционный климатИностранные инвестиции
Внешнеэкономические отношения  Внешняя торговля (Экспорт, Импорт)
Доходы населения  Заработная платаПенсии
Национальные счета  ВВПВНДВНРРасходы на конечное потреблениеРасходы на конечное потребление домохозяйствВаловое накопление основного капитала
ЦФО  Белгородская областьБрянская областьВладимирская областьВоронежская областьИвановская областьКалужская областьКостромская областьКурская областьЛипецкая областьМосковская областьОрловская областьРязанская областьСмоленская областьТамбовская областьТверская областьТульская областьЯрославская областьМосква
СЗФО  КарелияКомиАрхангельская областьНенецкий автономный округВологодская областьКалининградская областьЛенинградская областьМурманская областьНовгородская областьПсковская областьСанкт-Петербург
ЮФО  АдыгеяКалмыкияКраснодарский крайАстраханская областьВолгоградская областьРостовская область
СКФО  ДагестанИнгушетияКабардино-БалкарияКарачаево-ЧеркесияСеверная ОсетияЧечняСтавропольский край
ПФО  БашкортостанМарий ЭлМордовияТатарстанУдмуртияЧувашияПермский кpайКировская областьНижегородская областьОренбургская областьПензенская областьСамарская областьСаратовская областьУльяновская область
УФО  Курганская областьСвердловская областьТюменская областьХанты-Мансийский автономный округЯмало-Ненецкий автономный округЧелябинская область
СФО  АлтайБурятияТываХакасияАлтайский крайЗабайкальский кpайКрасноярский крайИркутская областьКемеровская областьНовосибирская областьОмская областьТомская область
ДФО  ЯкутияКамчатский кpайПриморский крайХабаровский крайАмурская областьМагаданская областьСахалинская областьЕврейская автономная областьЧукотский автономный округ


Экономика России
История  Древнерусское государствоРусское царствоРоссийская империяСССР1990-е годы (1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999) • 2000-е годы (2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, 2020)
Промышленность  Обрабатывающая промышленность (Машиностроение, Пищевая промышленность, Металлургия, Химическая промышленность, Промышленность стройматериалов) • Добыча полезных ископаемыхЭлектроэнергетика
Сельское хозяйство  ЖивотноводствоРастениеводство
Строительство  Жилищное строительствоТранспортное строительство
Транспорт  Сухопутный транспорт (Железнодорожный, Автомобильный, Трубопроводный) • Водный транспорт (Морской, Речной) • Воздушный транспортКосмический транспорт
Связь  Мобильная связьИнтернет
Торговля  Розничная торговляОптовая торговля
Финансы  Банковская системаФондовый рынокСтрахованиеГосударственные финансыПриток капиталаВнутренний долгВнешний долг
Основные фонды  Коммерческие организацииНекоммерческие организацииФондоотдача
Инвестиции  Инвестиционный климатИностранные инвестиции
Внешнеэкономические отношения  Внешняя торговля (Экспорт, Импорт)
Доходы населения  Заработная платаПенсииСтипендии
Национальные счета  ВВПВНДВНРРасходы на конечное потреблениеРасходы на конечное потребление домохозяйствВаловое накопление основного капитала


Экономика России в XX-XXI веках
1900-е  190119021903190419051906190719081909
1910-е  1910191119121913191419151916191719181919
1920-е  1920192119221923192419251926192719281929
1930-е  1930193119321933193419351936193719381939
1940-е  1940194119421943194419451946194719481949
1950-е  1950195119521953195419551956195719581959
1960-е  1960196119621963196419651966196719681969
1970-е  1970197119721973197419751976197719781979
1980-е  1980198119821983198419851986198719881989
1990-е  1990199119921993199419951996199719981999
2000-е  2000200120022003200420052006200720082009
2010-е  2010201120122013201420152016201720182019
2020-е  2020202120222023202420252026202720282029
2030-е  2030203120322033203420352036203720382039
2040-е  2040204120422043204420452046204720482049
Статьи
Россия  Место среди стран мираСписок позиций среди стран мираЛидирующие позиции в миреПервое место России среди стран мираРоссия в международных рейтингахВузы России в международных рейтингахНаукаСеверный КавказАнгараТ-50Комплектующие и материалы МС-21Характеристики МС-21МинфинМинистерство образования и наукиПрезидентская программа подготовки управленческих кадровРелигии на Северном КавказеТраурные дниНаводненияЛесные пожарыСброс сточных водНесчастные случаи на аттракционахСлучаи захватов самолётовБеспризорникиБаженовская свитаРоссийские фильмы — лауреаты Каннского фестиваляЗемельный кодексМФЦ
Экономика России  Валовой национальный доходВаловые национальные расходыРасходы на конечное потреблениеОборонно-промышленный комплексВысокотехнологический комплексРыболовствоСтроительство (Жилищное, Автодорожное, Стоимость жилищного строительства, Оконная индустрия) • Канализация (Централизованные системы) • Мобильная связьИнтернетТуризмТорговля (Розничная торговля) • Трудовые ресурсыВаловое накопление основного капиталаОсобые экономические зоныНанотехнологииИнновации (Технологические, Экологические) • Малое предпринимательствоМодернизация экономикиПроизводительность трудаБезработицаОсновные фондыФондоотдачаДоходы населенияЗаработная платаПенсииМинимальный размер оплаты труда и прожиточный минимумБартерКрупнейшие производителиМонополизм (Картельные соглашения) • Жильё (Благоустройство) • ПриватизацияРаздаточная экономикаТехнологическое отставаниеМежрегиональная дифференциация по уровню экономического развитияДоля России на мировом рынкеСписок продукции, производящейся в РоссииСписок проектируемых и строящихся производств в РоссииРынок машин и оборудованияРынок молока и молочных продуктовЛоббизм российских компанийЛьготы, предусмотренные для молодежи и студентовПодземные хранилища природного газаЭкономические рекорды
ВВП России  Структура ВВПСписок регионов России по ВРП на душу населения
Промышленность России  Обрабатывающая промышленность (Конкурентоспособность) • Металлургия (Чёрная, Сталелитейная промышленность, Производство рельсов, Цветная, Алюминиевая промышленность, Цинковая промышленность) • Химическая промышленность (Шинная промышленность, Фармацевтическая промышленность, Производство полипропилена) • Промышленность стройматериалов (Цементная промышленность) • Бриллиантовая промышленностьПроизводство автокомплектующихЛесная промышленностьЦеллюлозно-бумажная промышленностьЭлектроэнергетикаТепловая энергетикаГидроэнергетикаАтомная энергетикаАтомная промышленностьПроизводство оружейных делящихся материаловДобыча полезных ископаемых (Себестоимость добычи нефти) • Тяжёлая промышленность
Машиностроение России  РакетостроениеАэрокосмическая промышленностьРакетно-космическая промышленностьАвиапром (Самолётостроение, Военное самолётостроение, Гражданское самолётостроение, Вертолётостроение) • Судостроение (Кораблестроение, Подводное кораблестроение) • Лазерная промышленностьМикроэлектроникаТранспортное машиностроениеЖелезнодорожное машиностроение (Вагоностроение) • Сельскохозяйственное машиностроение (Тракторостроение) • Энергетическое машиностроениеМеталлургическое машиностроениеРадиоэлектроникаАвтопром (Легковое автомобилестроение, Грузовое автомобилестроение, Сборочные производства автомобилей-иномарок, Уровень локализации производимых автомобилей-иномарок, Поставки металлургической продукции для автопрома, Поставки ММК для автопрома) • ТанкостроениеСтанкостроениеПодъёмно-транспортное машиностроениеПриборостроениеТяжёлое машиностроениеНефтяное машиностроениеДвигателестроение (Авиационное двигателестроение)
Топливная промышленность России  Нефтяная промышленностьНефтеперерабатывающая промышленностьГазовая промышленностьУгольная промышленность
АПК России  Сельское хозяйствоРастениеводствоЖивотноводствоПищевая промышленностьСахарная промышленность
Транспорт России  Автомобильный транспортЖелезнодорожный транспортРоссийские железные дорогиТрубопроводный транспорт (Нефтепроводный) • Водный транспорт (Морской транспорт) • Воздушный транспортТранзит через РоссиюВСТОБТС-2Северный потокСеверный морской путьЛиния метро «Подольск — Раменское»Байкало-Амурская магистраль
Финансы в России  Банковская системаФондовый рынокГосударственные финансыГосударственный долг (Внешний долг) • Валютный рынокМеждународный финансовый центрРоссийский рубльИспользование рубля в международных расчётахИспользование рубля в расчётах между странами ЕврАзЭСАнтиинфляционная политикаДолговая политикаВнешний долгГосударственные и муниципальные облигацииБюджетные послания президента РоссииНеплатежи
Налогообложение в России  НалогиУклонение от налоговПодоходный налог с физических лицНалогообложение добычи полезных ископаемых
Инвестиции в России  Инвестиционный климатИнвестиционная политикаИнвестиции в обрабатывающей промышленностиИностранные инвестицииИнвестиции Германии в РоссиюИнвестиции Франции в РоссиюИностранные инвестиции в автомобильной промышленности РоссииИностранные инвестиции в сельскохозяйственном машиностроении РоссииНациональная предпринимательская инициатива по улучшению инвестиционного климата
Внешнеэкономические отношения России  Внешняя торговляВоенно-техническое сотрудничествоСтроительство Россией атомных электростанций за рубежом (Китай, Иран, Финляндия) • Зарубежная деятельность российских компанийЛиберализация внешней торговлиТаможенный союз ЕврАзЭСОтношения с ВТООтношения с ЕСОтношения с Латинской АмерикойОтношения с АфганистаномОтношения с ГерманиейОтношения с ГрузиейОтношения с КазахстаномОтношения с Турцией (Торговые отношения) • Отношения с Украиной (Торговые отношения) • Отношения с Центральной АзиейОтношения с ЮАРДенежные переводы из РоссииПриток капитала в РоссиюКонтракты компаний России с зарубежными странамиРоссийские инвестиции на УкраинеДеятельность компании Siemens в России
Экспорт из России  Металлургическая продукцияХимическая продукцияУрановая продукцияЛекарстваВысокотехнологическая продукцияПоставки для зарубежных авиастроительных компаний (Airbus, Поставки «ВСМПО-Ависма» для Boeing, Поставки «ВСМПО-Ависма» для Airbus) • УслугиТранспортные услугиIT-экспортПошлиныТранспортировка экспортируемых товаров (Нефть, Нефтепродукты, Природный газ, Зерно) • Доля России в мировом экспортеКрупнейшие компании-экспортёры
Экспорт энергоносителей из России  Нефть и нефтепродуктыЭкспортные пошлины на мазут в РоссииДоля экспорта в производстве энергоносителей
Экспорт машиностроительной продукции из России  ВооруженияВоенно-морские вооруженияАвиатехникаВоенная авиатехникаГражданская авиатехника
Экспорт пищевой продукции из России  Мясо и мясопродуктыШоколад и шоколадные изделия
Экспорт из России по импортёрам  АзербайджанАргентинаАфрикаБахрейнБелоруссия (Природный газ) • Болгария (Природный газ) • БразилияВеликобритания (Природный газ) • Венгрия (Энергоносители, Природный газ) • Венесуэла (Вооружения) • Вьетнам (Вооружения) • Германия (Природный газ) • Грузия • Дания (Природный газ) • ЕвросоюзИзраильИндия (Вооружения, Самолёты) • Иран (Вооружения) • ИспанияИталияКазахстанКанадаКитай (Энергоносители, Нефть, Уголь, Вооружения, Пищевая продукция) • КолумбияНидерланды • Польша (Природный газ) • Сирия • Словения (Природный газ) • США (Энергоносители, Ракетные двигатели, Вооружения, Удобрения) • Судан (Вооружения) • ТунисТурция (Природный газ) • Украина (Энергоносители, Природный газ, Машиностроительная продукция, Автомобили, Пищевая продукция) • ФинляндияФранция (Природный газ) • ЧехияШвецияЭстония • Южная Корей (Энергоносители) • Япония
Импорт в Россию  Доля России в мировом импортеДоля импортной продукции на российском рынкеМашиностроительная продукцияПищевая продукцияДоля импортного продовольствия на российском рынкеМясо и мясопродуктыМолоко и молочные продуктыУслугиИмпортозамещениеИмпортозамещение машиностроительной продукцииИмпортозамещение вертолётной техникиИмпортозамещение химической продукцииИмпортозамещение пищевой продукцииИмпортозамещение металлургической продукцииИмпортозамещение продукции из УкраиныАзербайджанБелоруссияБразилияВеликобританияГерманияКанадаКитайЛитваМолдавияПольшаСША • Туркмения (Природный газ) • Украина (Машиностроительная продукция, Грузовые железнодорожные вагоны, Пищевая продукция) • Чили
Экономические реформы в России  Реформа электроэнергетикиРеформа ЖКХПенсионная реформа (с 2002)Реформа железнодорожного транспортаРеформа системы обязательного медицинского страхованияНалоговые реформы
Компании России  ГоскомпанииКомпании-экспортёрыМашиностроительные компанииКомпании ОПКРостехАлмаз-АнтейТ-платформыАмурский судостроительный заводЛуховицкий машиностроительный заводАнгстремСитрониксНПО «Сатурн»GM AutoТрансмашхолдингРостсельмашАвтоВАЗГазпромЛУКойлСУЭКРосатомОбъединённая металлургическая компанияРоссийская венчурная компанияМагнитогорский металлургический комбинатХендэ Мотор Мануфактуринг РусКоломенский заводРоснаноРособоронэкспортВНИИЭФТяжмехпрессГруппа ГАЗОптоганБассольABBYYСевмашЛебедянскийX5 Retail Group N.V.АэрофлотВСМПО-АвисмаМосковский завод полиметалловКировлесОмский нефтеперерабатывающий заводИНТЕР РАО ЕЭСПолюс Золото
Товары в России  Алмазы (Экспорт) • Аммиак (Производство) • Бумага (Экспорт) • Древесина (Экспорт) • Лакокрасочная продукция (Рынок) • Минеральные удобрения (Экспорт) • Пиломатериалы (Экспорт) • Целлюлоза (Экспорт) • Шины (Рынок, Экспорт)
Машиностроительная продукция в России  Автобусы (Экспорт) • Автомобили (Рынок, Экспорт, Импорт) • Беспилотники (Производство) • Вертолёты (Рынок, Экспорт) • Военные вертолёты (Экспорт) • Военные самолёты (Экспорт) • Грузовые автомобили (Экспорт) • Истребители (Экспорт) • Легковые автомобили (Импорт) • Лазеры (Экспорт) • Микросхемы (Экспорт) • Паровые турбины (Производство) • Самолёты (Экспорт) • Сельхозтехника (Экспорт) • Станки (Экспорт, Импорт) • Стиральные машины (Производство, Экспорт) • Суперкомпьютеры (Производство) • Танки (Экспорт) • Телевизоры (Экспорт) • Тракторы (Экспорт)
Энергоносители в России  Бензин (Экспорт) • Дизельное топливо (Экспорт) • Кокс (Экспорт) • Мазут (Экспорт) • Нефтепродукты (Экспорт) • Нефть (Рынок, Добыча, Экспорт, Запасы) • Попутный нефтяной газПриродный газ (Добыча, Экспорт, Запасы, Газификация) • Ракетное топливо • Торф (Добыча) • Уголь (Добыча, Экспорт, Запасы) • Электроэнергия (Экспорт, Импорт) • Ядерное топливо (Рынок, Экспорт)
Пищевая продукция в России  Алкоголь (Экспорт, Импорт) • Бананы (Импорт) • Баранина (Рынок) • Водка (Экспорт, Импорт) • Говядина (Производство, Импорт) • Горох (Экспорт) • Зерно (Производство, Экспорт, Импорт) • Картофель (Производство) • Кондитерские изделия (Экспорт) • Кукуруза (Экспорт) • Куриное мясо (Производство) • Мёд (Производство) • Минеральная вода (Экспорт) • Мясо (Производство) • Мясо птицы (Рынок, Производство, Экспорт, Импорт) • Пиво (Экспорт) • Подсолнечник (Производство) • Подсолнечное масло (Экспорт) • Пшеница (Экспорт, Импорт, Твёрдые сорта) • Растительное масло (Экспорт) • Рис (Экспорт) • Рыба (Экспорт) • Сахар (Рынок, Экспорт, Импорт) • Свинина (Производство, Импорт) • Тритикале • Чай (Импорт) • Яблоки (Рынок) • Ячмень (Экспорт)
Металлургическая продукция в России  Алюминий (Рынок) • Железная руда (Добыча, Экспорт) • Золото (Добыча) • Медь (Рынок) • Никель (Экспорт) • Рельсы (Импорт) • Сталь (Экспорт) • Трубы из чёрных металлов (Экспорт)
Внутренняя политика в России  Государственное устройствоПредседатель правительстваГосдумаПослания президента Федеральному собраниюЧеченский конфликтСписок иностранных наёмников, уничтоженных в Чечне
ЦФО  ЭкономикаВРППромышленностьАгропромышленный комплексТЭКТранспортВнешнеэкономические отношенияПриродные ресурсыПродолжительность жизни населенияРека Моча • Белгородская область (Экономика, ВРП, Продолжительность жизни населения, Белгород) • Брянская область (Экономика, ВРП, Машиностроение) • Владимирская область (Экономика) • Воронежская область (ВРП, Добыча полезных ископаемых) • Ивановская область (Экономика, ВРП) • Калужская область (Экономика, ВРП, Автомобильная промышленность, Трудовые ресурсы) • Костромская область (Экономика, ВРП) • Курская область (Экономика, Транспорт) • Липецкая область (Экономика, ВРП) • Московская область (Экономика, Промышленность, Обрабатывающая промышленность, Машиностроение, Транспорт, Добыча полезных ископаемых, Экспорт, Доходы населения, Природные ресурсы, Экономика Подольска, Доходы населения Подольска, Экономика Подольского района, Выбросы загрязняющих веществ в Подольске, ИТК-5) • Орловская область (Экономика, ВРП) • Рязанская область (Промышленность) • Смоленская область (Экономика) • Тамбовская область (Экономика, ВРП, Обрабатывающая промышленность) • Тверская область (Экономика, Деревня Кривоносовка) • Тульская область (Экономика, ВРП, Промышленность, Добыча полезных ископаемых) • Ярославская область (Экономика, ВРП, Транспорт, Доходы населения) • Москва (Экономика, ВРП, Промышленность, Добыча полезных ископаемых, Машиностроение, Сельское хозяйство, Шуховская телебашня, Улица Борисовские пруды, дом № 16, корпус 2)
СЗФО  ЭкономикаВРПДобыча полезных ископаемыхАвтопромСельское хозяйство • Карелия (Экономика, ВРП) • Коми (ВРП) • Архангельская область (Экономика, ВРП, Промышленность, Обрабатывающая промышленность, Продолжительность жизни населения) • Вологодская область (Экономика, Сельское хозяйство) • Калининградская область (Экономика, ВРП, Обрабатывающая промышленность, Автомобильная промышленность, Производство электроэнергии) • Ленинградская область (Экономика, ВРП, Промышленность, Добыча полезных ископаемых, Транспорт, Продолжительность жизни населения, Порт Приморск) • Мурманская область (ВРП, Добыча полезных ископаемых) • Новгородская область (Экономика, ВРП) • Псковская область (ВРП) • Санкт-Петербург (Экономика, ВРП, Занятость, Потребление электроэнергии) • Ненецкий автономный округ (Экономика, ВРП)
ЮФО  ЭкономикаВРП • Адыгея (ВРП) • Калмыкия (Экономика, Продолжительность жизни населения) • Крым (Экономика, ВРП, Растениеводство, Производство зерна, Животноводство, Импорт, Доходы населения, Зарплата) • Астраханская область (Экономика, ВРП, Машиностроение) • Волгоградская область (Экономика, ВРП, Доходы населения, Трудовые ресурсы) • Ростовская область (Экономика, Промышленность, Транспорт) • Краснодарский край (Экономика, Промышленность, Добыча полезных ископаемых) • Промышленность Крымского полуостроваЭлектроэнергетика Крымского полуостроваНефтегазовый комплекс Крымского полуостроваСельское хозяйство Крымского полуостроваТранспорт Крымского полуостроваДоходы населения Крымского полуострова
СКФО  ЭкономикаВРП • Дагестан (Экономика, Добыча полезных ископаемых, Инвестиции) • Ингушетия (Экономика) • Кабардино-Балкария (Промышленность) • Северная Осетия (Экономика, ВРП) • Чечня (Экономика, ВРП, Сельское хозяйство, Промышленность, Добыча полезных ископаемых, Добыча топливно-энергетических полезных ископаемых, Добыча нефти, Доходы населения, Образование) • Ставропольский край (Экономика, ВРП, Промышленность, Транспорт)
ПФО  ЭкономикаВРПСудостроениеПроизводство вертолётовБашкортостан (Экономика, ВРП, Промышленность, Сельское хозяйство, Строительство, Транспорт, Финансы, Инвестиции, Инновации, Социально-экономическая политика, Образование, Здравоохранение, Население, Президент) • Мордовия (Экономика, ВРП) • Татарстан (Экономика, Трудовые ресурсы) • Удмуртия (Экономика, ВРП) • Чувашия (Занятость) • Кировская область (ВРП, Добыча полезных ископаемых) • Нижегородская область (Экономика, Автомобильная промышленность, Экспорт, Население, Производство автомобилей Mercedes в Нижнем Новгороде) • Оренбургская область (Экономика, ВРП, Добыча полезных ископаемых) • Пензенская область (Экономика) • Самарская область (Экономика) • Саратовская область (Экономика, ВРП) • Пермский край (Экономика, ВРП) * Ульяновская область (ВРП, Добыча полезных ископаемых)
УФО  ЭкономикаВРПДобыча полезных ископаемых • Курганская область (ВРП, Добыча полезных ископаемых) • Свердловская область (Добыча полезных ископаемых, Екатеринбург) • Тюменская область (Экономика, ВРП, Добыча топливно-энергетических полезных ископаемых, Финансы, Доходы населения) • Челябинская область (ВРП, Сельское хозяйство, Транспорт) • Ханты-Мансийский автономный округ (Экономика, Население) • Ямало-Ненецкий автономный округ (Новый Уренгой)
СФО  ЭкономикаВРППромышленностьЗанятость • Тыва (Продолжительность жизни населения) • Хакасия (Экономика, Промышленность, Транспорт, Население) • Иркутская область (ВРП, Обрабатывающая промышленность, Занятость) • Кемеровская область (Экономика, ВРП, Добыча полезных ископаемых) • Новосибирская область (Экономика, ВРП, Промышленность, Транспорт) • Омская область (Экономика, ВРП, Добыча полезных ископаемых, Машиностроение, Трудовые ресурсы) • Томская область (Добыча полезных ископаемых) • Алтайский край (Экономика, ВРП, Сельское хозяйство, Добыча полезных ископаемых, Продолжительность жизни населения) • Забайкальский край (Экономика, ВРП) • Красноярский край (Экономика, ВРП, Продолжительность жизни населения)
ДФО  ЭкономикаВРПСельское хозяйствоЖелезнодорожный переход на СахалинЯкутия • Амурская область (Экономика, ВРП) • Магаданская область (ВРП) • Сахалинская область (Экономика, Добыча топливно-энергетических полезных ископаемых) • Камчатский край (Экономика) • Приморский край (Экономика, ВРП, Добыча полезных ископаемых, Доходы населения) • Хабаровский край (Экономика, ВРП) • Чукотский автономный округ (Экономика) • Еврейская автономная область (Экономика, ВРП, Сельское хозяйство) • Чукотский автономный округ (ВРП)
Внешняя политика России  Отношения со странами (Белоруссия, Болгария, Венгрия, Германия, Италия, Киргизия, Китай, Пакистан, Польша, Саудовская Аравия, Словакия, США, Украина, Швейцария, Швеция, Эфиопия, Япония) • Политика России в Центральной Азии и ЗакавказьеСовет Россия-НАТОРоссия и Швейцария
Реформы в России  Дмитрий Медведев и реформыАдминистративные реформыАдминистративная реформа (с 2002)Второй этап административной реформы (с 2006 года)Административная реформа в субъектах федерацииРеформа здравоохраненияСудебные реформыРеформа уголовно-исполнительной системы
Вооружённые силы России  Главное оперативное управление ГенштабаВВСВМФ (Северный флот, Черноморский флот, Тихоокеанский флот, Каспийская флотилия)
Население России  Продолжительность жизниДемографическая политикаНаселение с высшим образованиемРождаемостьСмертностьСписок регионов по уровню младенческой смертности
Преступность в России  Иностранная преступностьУбийстваОграбления банковПогибшие в результате преступных посягательствКоррупцияДело Hermitage Capital
Терроризм в России  Теракты в РоссииНациональный антитеррористический комитетВихрь-антитеррор
Терроризм  Исламский джихад — Джамаат моджахедовИсламская партия ТуркестанаИсламское движение Восточного ТуркестанаДжунд аш-ШамДжамаат-и-ИсламиОбщество социальных реформКонтртеррористическая операция
Экономика  Экономическое прогнозирование (Бюджетное) • Международный финансовый центрНалоговый менеджментДоходы населенияЭкспортные пошлиныКонференция ООН по торговле и развитиюАТЭСЦены на нефтьКиберсинЭкономические реформы в Китае с 1978 года (1970-е годы, 1980-е годы, 1990-е годы) • Экономические реформы в странах Восточной ЕвропыМеждународный валютный фондСписок стран по потреблению электроэнергии на душу населенияPetroleos de Venezuela S.A.Kuwait Petroleum CorporationRepsol YPFNational Iranian Oil CompanyУгольная промышленность ЕвропыСебестоимость добычи сланцевого газаЗатраты-выпускМТК ЕЗКОсакская программа действий
Энергоносители  Сланцевая нефтьСжиженный природный газСланцевый газРасход топлива у самолётовОПЕКМетодики оценки запасов нефтиСланцевый газ в Америке
США  ЭкономикаЖильёУгольная промышленностьСельское хозяйствоВнешнеэкономические отношенияЭкспорт природного газаФинансыСланцевый газПрава человекаОтношения с УзбекистаномПротиворакетная оборонаКоррупция
Германия  МашиностроениеУгольная промышленностьВнешняя торговляЖильёПрава человекаКоррупцияТеракты
Украина  ВВПОбрабатывающая промышленностьАвтомобильная промышленностьАвиационная промышленностьРакетно-космическая промышленностьЖелезнодорожное машиностроениеДоходы населенияБедностьЭкспорт (Пищевая продукция, Машиностроительная продукция, Вооружения, Электроэнергия, Доля в мировом экспорте) • Автомобильный транспорт • Транзит грузов через Украину (Нефть, Газ) • Доля импорта на рынке УкраиныЭлектроэнергияПальмовое маслоВыездной туризм из УкраиныЖильёПриродный газГазификацияАвтомобильный кабельОтношения Украины с МВФЗоря-МашпроектКанализация КиеваРеформыКоррупцияКанализацияКачество продовольствияМиграционная политика УкраиныДискриминация русских на УкраинеАн-132Ан-140Ан-148
Грузия  ЭкономикаВВПМашиностроениеТЭК (Электроэнергетика) • Добыча полезных ископаемыхСельское хозяйствоТранспорт (Трубопроводный, Морской) • Финансы (Налоги, Банковская система, Государственные финансы, Государственный внешний долг) • Производство золотаИнвестицииВнешнеэкономические отношения (Экспорт, Экспорт электроэнергии, Импорт, Импорт пищевой продукции, Денежные переводы в Грузию) • Доходы населения (Заработная плата) • Трудовые ресурсыЗестафонский завод ферросплавовТбилисское авиационное государственное объединениеОбразованиеНаукаГосударственное устройствоГеографияКоррупцияОтношения с СШАОтношения с Францией
Постсоветское пространство  СНГКоллективные силы по поддержанию мира в СНГОбъём производства в обрабатывающей промышленности России, Украины и БелоруссииПокупательная способность средней зарплаты в России и УкраинеСписок продукции, потребляемой в России, Украине и БелоруссииРусские в Центральной Азии и ЗакавказьеГрузино-абхазский конфликтГрузино-осетинский конфликтЗакавказьеНагорный КарабахЭкономика ПрибалтикиТранспорт ПрибалтикиВопрос об оккупации стран Прибалтики Советским СоюзомРоль МВФ в экономическом развитии стран бывшего СССР
Страны  Абхазия (Экономика, Промышленность) • Австралия (Угольная промышленность) • Азербайджан (Экономика) • Албания • Армения (Внешняя торговля) • Афганистан • Белоруссия (Экономика, Сельское хозяйство, Доходы населения, Внешнеэкономические отношения, Экспорт, Импорт, Транзит природного газа, IT-сектор, Место в международных рейтингах) • Бразилия (Экономика) • Великобритания (Коррупция, Права человека) • Гондурас (Экономика) • Индия (Угольная промышленность, Доходы населения) • Иран • Ирландия (Доходы населения) • Исландия (Экономика) • Казахстан (Машиностроение, Оборонная промышленность, Внешнеэкономические отношения, Внешняя торговля) • Канада (Угольная промышленность, Жильё, Права человека, Коррупция) • Катар (Катар, Экспорт природного газа) • Китай (Экономика, Машиностроение, Угольная промышленность, Финансы, Внешняя торговля, Экспорт, Либерализация цен, Коррупция) • Латвия (Экономика, Внешняя торговля, Лица без гражданства) • КНДР (Экономика) • Ливия • Литва (Экономика, Вооружённые силы) • Мексика (Экспорт, Импорт) • Молдавия (Внешняя торговля) • Монголия (Метро Улан-Батора) • Нидерланды (Экономика, Коррупция) • Никарагуа • Пакистан (Теракты) • Польша (Обрабатывающая промышленность, Машиностроение, Автомобильная промышленность, Угольная промышленность, Экспорт) • Саудовская Аравия (Экономика) • Финляндия (Жильё, Права человека) • Франция (Коррупция, Права человека) • Швейцария (Экономика) • Швеция (Права человека) • Эстония (Экономика, Транзит, Теневая экономика, Вооружённые силы) • ЮАР (Экономика, Угольная промышленность) • Южная Корея (Экономика, Коррупция) • Южная Осетия (Экономика) • Япония (Промышленность, Машиностроение, Внешняя торговля, Коррупция, Прокуратура)
Персоналии  Дмитрий МедведевАлексей КудринВладимир КасатоновЕвгений РыбинСергей ГорьковУвайс МагомадовТамерлан ХасаевЮсуф КрымшамхаловЗаур АкавовАрасул ХубиевЛечи ИсламовМихаил КоданёвТони БлэрВладимир ЭренбургСергей ОганесянМарио БлюменфельдИльяз МуслимовИгорь СтрелковСергей КарнауховВалерий МальцевДмитрий ГололобовМирей МатьеДенис НикандровБорис ЛомакинИгорь ДанилевскийАлексей НавальныйЕвгений Москвин
В. В. Путин  Путин и российские реформыПрезидентствоТретий президентский срокПрезидентские указыСоциально-экономическая политика • Путин и экономика России (Промышленность, Автопром, Судостроение, ТЭК, АПК, ЖКХ, Налогообложение, Доходы населения, Госкомпании, Формирование МФЦ) • Путин и демографическая политика в РоссииПутин и здравоохранение в РоссииПутин и транспортПутин и судебная система РоссииПутин и алкоголь в РоссииПутин и коррупция в РоссииПутин и внешняя политика РоссииПутин и постсоветское пространствоПутин и образование в РоссииПутин и регионы РоссииРоссия во время президентства ПутинаОценки деятельности
Право  Международный розыскМеждународные трибуналыЗакрытые судебные заседанияПравовой режим Каспийского моря
Международные отношения  Дипломатические отношенияШанхайская организация сотрудничестваАСЕАНБольшая восьмёркаПолитика Китая в Центральной АзииПолитика НАТО в Центральной Азии и Закавказье
Прочее  GRICSФутбольный трансферНанотехнологииЛев ЩаранскийКреативная партия свободы совестиМежнациональные конфликтыКаспийское мореКоррупцияОтложенные неисправности в самолётахДискриминация русскихИсламский экстремизмСпуск с орбиты космических аппаратовКаспийский регионВыход в открытый космосИндекс восприятия коррупцииОтветственность родителей за оставление детей без присмотраНезаконное вооружённое формированиеПрава человека в ЕвросоюзеТермины Counter-StrikeАн-2ПТетрахлорэтиленУглеводыСписок стран по числу больничных коек на 1000 человек населения
Личные инструменты