Дискриминация русских на Украине


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

Содержание

[править] Опросы населения

При изучении распространенности случаев нарушения прав и интересов представителей различных национальностей на Украине в опросах 1994—1999 гг. использовался следующий вопрос: «Приходилось ли Вам за последний год сталкиваться со случаями дискриминации (нарушения прав и интересов) по отношению к украинцам, русским, евреям, представителям других национальностей?».[1] Положительные ответы рассматривались как субъективнооценочный показатель дискриминации по национальному признаку, а сумма этих ответов — как показатель распространённости случаев дискриминации.[1]

Число респондентов, которым за последний год приходилось сталкиваться со случаями дискриминации (ущемления прав и интересов) по отношению к людям русской национальности в своем населённом пункте (в % от числа опрошенных):[1]

  • Май 1994 года — 9 %
  • Май 1995 года — 10 %
  • Май 1996 года — 9 %
  • Май 1997 года — 7 %
  • Май 1998 года — 9 %
  • Июнь 1999 года — 9 %

Число респондентов разных национальностей, сталкивавшихся в течение последнего года со случаями национальной дискриминации русских (1999 год, % от числи опрошенных):[1]

  • Украинцы — 7 %
  • Русские — 14 %
  • Всего по Украине — 9 %

Русские несколько чаще фиксируют такие случаи дискриминации по отношению к себе в сравнении с тем, как они оценивают положение коренного населения. Это связано с таким источником формирования представлений о дискриминации русских на Украине, как непризнание русского языка в качестве официального языка общения.[1]

[править] Сферы дискриминации

По данным на 2008—2009 годы, на Украине имела место дискриминация русских в праве на имя, в области образования и культурного развития.[2][3] Данная ситуация объяснялась тем, что антироссийская линия являлась тогда основополагающей в официальной политике Украины.[2]

[править] Дискриминация в праве на имя

По данным на 2008 год, на Украине право на имя в отношении русских граждан грубо попирается, так как имена, отчества и фамилии всех русских переводятся на украинский язык, что лишает нас русских имен.[3] Причем эта дискриминация на Украине осуществляется исключительно в отношении русских.[3] Так, например, крымскотатарские имена сохраняют аутентичность: Анифе по аналогии с русским именем Анна не становится Ганной, Ление — Оленой, Катибе — Катериной, Юсуп — Йосыпом и т. д.[3]

[править] Дискриминация в праве на образование

По данным на 2008 год, наибольшая дискриминация в отношении русских наблюдается в области образования.[3] Здесь украинские чиновники всяческими подзаконными актами нарушают и международные договоры, и внутренне законодательство (Законы «О языках», «Об образовании», «О высшем образовании», «Об общем среднем образовании», «О дошкольном образовании»).[3]

Согласно международным договорам, ратифицированным Украиной, основное требование, предъявляемое к государствам-участникам, — это доступность образования разных уровней на основе полного равенства и в зависимости способностей каждого. Это требование изложено во всех международных документах, где идет речь о правах человека. Данная норма дополняется еще рядом требований. Так, во «Всеобщей декларации прав человека» (ст. 26), в «Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах» (ст. 13), в «Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования» (ст. 5), в «Конвенции о правах ребенка» (ст. 28) указывается, что «образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности». Такое развитие возможно только в том случае, если ребенок получает образование на родном для него языке или на языке его постоянного общения в обществе, то есть на языке, на котором он думает. Именно такое и только такое образование может обеспечить нормативное требование, изложенное в ст. 29 «Конвенции о правах ребенка», в которой говорится, что образование ребенка должно быть направлено на «развитие личности, талантов и умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме». В этой же Конвенции государствам-участникам предписывается «во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделять наилучшему обеспечению интересов ребенка». То есть министр образования Иван Вакарчук, издавая подзаконные акты и постановления, должен в первую очередь руководствоваться «наилучшим обеспечением интересов ребенка», а не развитием языка, пусть даже и государственного. Поэтому приказ МОН Украины № 1171 от 25 декабря 2007 г. относительно внешнего тестирования для вузовских абитуриентов, устанавливающий проводить тестирование исключительно на украинском языке, а обучавшимся в школах с преподаванием на языках национальных меньшинств выдавать «небольшой по объему словарь, с переводом основных терминов, которые используются в тестах», относится к категории дискриминационных, так как напрямую соответствует термину «дискриминация», которому дается определение в «Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования».[3] В ст. 1 данной Конвенции говорится, что «выражение „дискриминация“ охватывает всякое различие, исключение, ограничение или предпочтение по признаку языка, которое имеет целью или следствием нарушение равенства отношения в области образования». А согласно ст. 3 «Европейской рамочной конвенция о защите прав национальных меньшинств», государство, подписавшее этот документ, обязано «отменить все законодательные постановления и административные распоряжения и прекратить административную практику дискриминационного характера в области образования».[3]

Но украинское государство не только не отменяет подобные распоряжения, но даже не указывает министру на непозволительность дискриминационных высказываний и планов в отношении национальных меньшинств. К таким планам относятся намерения Вакарчука полностью украинизировать школы за два года, а вузы — за три. «Мы должны положить этому конец», — сказал Вакарчук, собираясь «положить конец» русскоязычному образованию на Украине. В следствие политики насильственной украинизации явной языковой дискриминации на Украине в области образования через два года будет подвергаться каждый пятый школьник, так как по данным МОН, в настоящее время доля учащихся, которые получают среднее образование на русском языке, составляет 18,5 %, а на других языках национальных меньшинств — 1,13 %. Каждый пятый — это не считая скрытой насильственной украинизации, проявляющейся в сокращении количества школ с русским языком преподавания. По данным народного депутата Вадима Колесниченко, «за 16 лет независимости было закрыто свыше 3 тыс. русскоязычных школ, что составляет более 60 % от их общей численности на 1992 год, при этом количество учеников, языком обучения которых является русский, сократилось почти в 7 раз, из более 3 миллионов до 480 тысяч».[3]

[править] Дискриминация в области культурного развития

Переходя к вопросу дискриминации в области культурного развития русских граждан Украины и граждан другого этнического происхождения, для которых русский язык является родным или языком межнационального общения, следует отметить основных нарушителей норм европейских международных договоров. Это Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания, Министерство культуры и туризма, СНБО и Виктор Ющенко. Примерами языковой дискриминации в области культуры являются подзаконные и внезаконные требования украинизации телевидения и кинопродукци, а также один из последних указов президента, которым он ввел в действие решение СНБО «О безотлагательных мерах по обеспечению информационной безопасности Украины».[3]

В газете «2000» Александром Рутковским было опубликовано социологическое исследование, посвященное «языковому вопросу» на украинском экране. Автор социсследования, практическая часть которого была осуществлена службой «Социс», а теоретическая — при консультативном содействии Института социологии НАНУ), привел следующие результаты. Линию Минкульта на тотальную украинизацию киноэкрана полностью поддерживает в среднем только 29,1 % потенциальных кинозрителей, причём среди этих респондентов более всего людей с неполным средним образованием (33,9 %). Также следует отметить, что именно эта «группа поддержки» в кино ходит крайне редко. 40,1 % респондентов из категории малообразованных граждан, по данным автора, в последний раз посещали кинотеатр еще при советской власти, 33,9 % вообще не помнят, когда такое с ними случалось, а 8,3 % в принципе не ходят в кино никогда.[3] «Иными словами, Министерство культуры и туризма в своей „дубляжной акции“ стало выразителем интересов, прежде всего, наименее культурных слоев украинского населения. При такой социальной репрезентативности Минкульта нужны ли еще какие-либо комментарии относительно перспектив нашей национальной культуры?» — резюмирует данные социологического опроса Рутковский.[3]

И в этом вопросе снова приходится констатировать, что распоряжения Нацсовета и профильного министерства, а также указ Ющенко нарушают пока еще действующий Закон «О языках» (ст. 32 «Язык в сфере культуры», ст. 33 «Язык информации и связи» и др.) и нормы международного права, в частности «свободу выражения мнений», которая предусматривает право на свободное получение информации «без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ». Это право изложено в ст. 10 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», в ст. 19 «Международного пакта о гражданских и политических правах», в ст. 13 «Конвенции о правах ребенка» и в ст. 9 «Европейской рамочной конвенции о защите прав национальных меньшинств».[3]

В «Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств» есть специальная ст. 12 о «культурных мероприятиях и средствах их обеспечения», в которой говорится, что «в отношении культурных мероприятий и средств их обеспечения — в особенности библиотек, видеотек, культурных центров, музеев, архивов, высших учебных заведений, театров и кинотеатров, а также литературных произведений и кинопродукции» государства, ратифицировавшие Хартию, обязаны на территории, где используются такие языки, «содействовать развитию различных средств доступа к произведениям на этих языках». Также в Хартии записано, что ее участники «обязуются гарантировать свободу прямого приема радио- и телевизионных передач из соседних стран на языке, используемом в форме, идентичной или близкой региональному языку или языку меньшинства, и не препятствовать ретрансляции радио- и телевизионных передач на таком языке из соседних стран».[3]

Любое же ограничение доступа к СМИ международное правовое законодательство трактует как дискриминацию, на недопустимость которой указывает ст. 9 «Европейской рамочной конвенции о защите прав национальных меньшинств», в которой говорится, что государства обязаны обеспечивать «в рамках своих правовых систем, чтобы лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, не подвергались дискриминации в их доступе к средствам массовой информации».[3]

[править] Примечания

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 Головаха Е., Панина Н. Тенденции развития межэтнических отношений на Украине: результаты социологического мониторинга // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 1999. № 6. С. 27-31.
  2. 2,0 2,1 Городяненко В. Г. Положение русских в Украине и проблемы их идентичности // Социологические исследования, 2009, № 1, C. 89-96
  3. 3,00 3,01 3,02 3,03 3,04 3,05 3,06 3,07 3,08 3,09 3,10 3,11 3,12 3,13 3,14 Киселёва Н. Узкое украинство …не имеет никакого смысла // Институт стран СНГ, 15 мая 2008
Русские
География  РоссияУкраинаБелоруссияСШАЦентральная Азия и ЗакавказьеЛатвияЭстония
Дискриминация  ПрибалтикаУкраина
Личные инструменты