Киберсин


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

Киберсин — проект централизованного компьютерного управления плановой экономикой, реализуемый в Чили в 19701973 годах. Являлся первым действующим примером стратегического ситуационного центра государственного масштаба.[1]

Принципы построения кибернетической системы стратегического управления, сформулированные английским ученым Стэффордом Биром, в начале 1970-х были воплощены в жизнь для правительства Сальвадора Альенде, который первым понял, что его отсталая страна сможет выжить только в случае, если будут найдены принципиально иные подходы к управлению экономикой.[1]

Опыт внедрения системы Киберсин для управления государственной экономикой Чили был неудачным и система вскоре после создания была разрушена, но опыт, полученный при ее построении, а также многие из идей Бира, дали свои плоды. К примеру, рассмотрение сложных систем и взаимодействие их подсистем по аналогии с живыми организмами с целью оптимизации связей являются по-прежнему «новой» темой, хотя основы её были заложены в системе Киберсин еще в 1970-х годах.[1]

[править] История

11 сентября 1973 года обычно воспринимается как конец социалистического эксперимента в Чили. В этот день трагически закончился не столько социалистический эксперимент, сколько был положен конец преобразованиям общества на кибернетических основах. До этого в течение двух лет английская команда во главе со Стаффордом Биром, автором известных книг «На пути к кибернетическому предприятию», и «Мозг фирмы», совместно с высшим политическим и экономическим руководством Чили провели огромную работу, цель которой — добиться регулирования социально-экономических проблем страны в режиме реального времени.[2]

Если это было возможно в Чили, то почему не применяется в развитых странах? Каким образом страна, располагавшая устаревшей вычислительной техникой и телексной связью, могла создавать системы, опережающие свое время на 20 лет? Ответ Бира скептикам состоял в том, что «мир богатых никогда не признавал кибернетику как инструмент управления, и потому до смешного неверно к ней отнесся». О сходных проектах докладывалось высшим советским чиновникам в Совете Министров СССР при Рыжкове, высшим чиновникам в российских правительствах Гайдара и Черномырдина. Результат, как правило, был один и тот же: когда дела шли неплохо или хотя бы так казалось, говорили: «Ну, зачем нам это, когда все хорошо в новых методах управления». А во время кризисов ответ звучал примерно так: «Что вы лезете со своими глупостями в такое сложное для страны время?».[2]

Правительство Чили пыталось реализовать несколько крупномасштабных проектов. Первый из них, проект Киберсин, то есть кибернетический синергизм, предполагал введение новой системы информации и регулирования в промышленности. Она включала сеть Кибернет, действующую на основе реквизированной телексной сети и радиосвязи, работающей в сантиметровом диапазоне, которая в течение четырех месяцев охватила 70 % национализированных предприятий. Эта сеть позволяла каждому предприятию, входящему в национальную социально-экономическую систему, связываться в любое время с любым абонентом через компьютерную систему, находящуюся в столице страны — Сантьяго. Социально-экономической целью Кибернета было предоставление вычислительных мощностей рабочим комитетам предприятий. Эти мощности использовались для обработки и пересылки экономических индексов, для создания системы распределения продовольствия в условиях кризиса, для учета настроений в коллективах. Система сыграла большую роль в преодолении последствий забастовок водителей грузовиков, которые осуществляли основные грузовые перевозки в стране.[2]

К инструментальным средствам Киберсина относится также комплект кибернетических программ Киберстрайд для обработки информационных потоков и прогнозирования. В Национальном вычислительном центре Чили (ЕСОМ) собиралось в то время и обрабатывалось примерно 10 тысяч экономических индексов в сутки. Кроме того, шла работа по исследовательской программе ЧЭКО (Чилийская экономика), где создавалась многоотраслевая модель экономики на макроуровне, необходимой, прежде всего, для выхода государства из так называемой «западни». Западня для экономики Чили заключалась в том, что деньги, поступающие из-за рубежа, попадали в сервисный сектор экономики, который поддерживал высокое потребление элитарными группами населения, к которым эти деньги в итоге возвращались. В ходе выполнения ЧЭКО были созданы модели новой экономики, предусматривающие земельную реформу и национализацию медных рудников, а также программу диверсификации импорта, которую затем Пиночет приписал себе. В рамках этих проектов была создана так называемая ситуационная комната — принципиально новая обстановка для принятия экономических и социальных государственных решений, подготовлен Всенародный проект, который включал парламентскую реформу, широкую доступность СМИ, прямую трансляцию заседаний правительства. Важным результатом этого эксперимента в Чили должно было стать подтверждение на практике тезиса о том, что обработка информации с помощью компьютера в недалеком будущем станет исключительно дешёвой, а масса людей сможет избежать скучной и монотонной работы.[2]

В 1983 году тогдашнему руководителю Советского Союза — Генеральному секретарю ЦК КПСС Ю. В. Андропову была представлена аналитическая записка, авторами которой были специалисты ПГУ КГБ СССР и руководители одного из крупнейших оборонных министерств. В этой записке руководству страны предлагалось пригласить для работы в СССР группу Стаффорда Бира. Дело в том, что серьезные аналитики уже тогда прогнозировали высокую вероятность попадания СССР в государственную «западню», аналогичную чилийской. Предложение было отвергнуто верхушкой аппарата КПСС.[2]

[править] Примечания

  1. 1,0 1,1 1,2 В. В. ВИШНЕВСКИЙ, С. М. СИМОНОВ ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ СИТУАЦИОННОГО ЦЕНТРА // Математичні машини і системи, 2010, № 4
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 Петров С. Т. Социально-экономические и культурно-образовательные аспекты интеграции городов в информационное общество // Информационное общество, 1999, вып. 4, с. 64 — 65
Личные инструменты