Картельные соглашения в России


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

[править] 1990-е годы

Изощрённой формой монополизма на рынке были картельные соглашения между группами предприятий в различных секторах экономики.[1] Как правило, картели носили неформальный характер и были основаны на устных договоренностях топ-менеджеров и владельцев предприятий.[1] Тем не менее, картельные соглашения соблюдались, как правило, достаточно строго.[1] Анализ показывает, что в российской экономике 1990-х годов существовали 3 разновидности картелей: 1) картели продавцов; 2) картели покупателей; 3) смешанные картели.[1]

Картельные соглашения первого типа исходили из «базарного» принципа, в рамках которого продавцы договаривались не опускать цены на свою продукцию ниже определенного уровня.[1] Подобный картель обеспечивал продавцам получение дополнительной прибыли за счет покупателя.[1] Договоренности между продавцами касались, как правило, какого-то определенного вида продукции и возникали в отраслях и на территориях, где действовало относительно небольшое число продавцов, что давало им возможность без особого труда договариваться между собой.[1] Другим обстоятельством, позволявшим продавцам формировать картели, нацеленные на максимизацию сбытовых цен, являлось наличие большого числа мелких покупателей, не способных на согласованное противодействие.[1] Поэтому картели продавцов чаще всего возникали в розничной и мелкооптовой торговле нефтепродуктами, стройматериалами, потребительскими товарами, и т. д.[1]

Впрочем, известно немало примеров, когда к картельным соглашениям такого рода прибегали и крупные предприятия базовых отраслей, которые в целях улучшения своего финансового положения «договаривались и повышали цены».[1]

Картельные соглашения второго типа возникали в обратных ситуациях и предусматривали совместные действия небольшого числа крупных покупателей против разрозненных мелких продавцов.[1] Например, в конце 1993 года и начале 1994 года, по договорённости между углеобогатительными фабриками и металлургическими комбинатами, в России никто не покупал товарный уголь для коксования дороже, чем по цене 19 тыс.[1] руб./т, а угольный концентрат — выше, чем по цене 32 тыс. руб./т.[1] Это соглашение было достигнуто, прежде всего, для того, чтобы не дать поднять цену угледобывающим предприятиям и остановить рост себестоимости конечной продукции.[1] Создание подобного картеля оказалось успешным, поскольку все потребители коксующегося угля сумели четко договориться между собой, в то время как гораздо более многочисленные шахты и разрезы, дезорганизованные вдобавок социальными волнениями, оказались неспособны на согласованные контрмеры.[1]

Другим известным примером картелирования покупателей стало поведение молокоперерабатывающих заводов, которые вынуждали производителей первичного молока сдавать свою продукцию по очень низким ценам.[1] Например, в 1992—1993 годах цена, по которой переработчики Московской области покупали молоко у совхозов, была в 5-6 раз ниже розничной цены.[1] В результате львиная доля дохода от продажи молока конечным потребителям доставалась именно промежуточным звеньям (молокозаводам и торговле).[1]

Смешанные картельные соглашения основывались на взаимных договоренностях между продавцами и покупателями.[1] Подобные картели были хороши тем, что учитывали разнонаправленные экономические интересы.[1] С их помощью осуществлялось цивилизованное согласование цен, которое, по сути дела, позволяло предприятиям в какой-то мере компенсировать дефицит регулирующих действий со стороны государства.[1]

Смешанные картели не получили широкого распространения в России 1990-х годов, но отдельные примеры все-таки имели место.[1] В частности, к смешанным картелям можно отнести договоренность осени 1994 года между угольщиками, нефтяниками, электроэнергетиками, металлургами и железнодорожниками о том, что цены на продукцию этих отраслей в рамках их сделок между собой на определенный срок замораживаются.[1] Ещё одной целью этого картеля было проведение широкомасштабных взаимозачетов, имеющих целью снижение общего уровня задолженности и нормализацию финансового положения участников соглашения.[1] Нельзя сказать, что эту договоренность удалось реализовать полностью, но, тем не менее, попытка ее осуществления была весьма положительным фактом.[1] Появление подобного смешанного картеля принесло пользу не только предприятиям договаривавшихся отраслей, но и всей российской экономике, так как оно поспособствовало замедлению ценовой динамики и воссозданию системы макроэкономического регулирования.[1]

[править] Примечания

  1. 1,00 1,01 1,02 1,03 1,04 1,05 1,06 1,07 1,08 1,09 1,10 1,11 1,12 1,13 1,14 1,15 1,16 1,17 1,18 1,19 1,20 1,21 1,22 1,23 1,24 1,25 Д. Б. Кувалин «Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния» Глава «Способы адаптации российских предприятий к трансформационному экономическому кризису» // М.: МАКС Пресс, 2009
Личные инструменты