Межрегиональная дифференциация по уровню экономического развития в России


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

Экономический подъём в России в 2000-е годы сопровождался сохранением значительной межрегиональной дифференциации по уровню экономического развития. Производство в подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации росло достаточно высокими темпами, сокращался разрыв в темпах роста валового регионального продукта (ВРП), наблюдалось снижение межрегиональных различий в росте потребительских цен. При этом сохраняется высокий уровень межрегиональных различий по душевым показателям ВРП, доходам населения, объемам инвестиций в основной капитал, бюджетной обеспеченности.

Лидерами роста производства и доходов являются Центральный и Уральский федеральные округа, преимущество которых обусловлено опережающим ростом Московской агломерации и Тюменской области. Несмотря на сокращение разрыва в темпах роста на уровне крупных макрорегионов, наблюдается устойчивое отставание восточных регионов с наименее развитой инфраструктурой и негативным воздействием удорожающих факторов — слабой заселённости, удалённости, неблагоприятных условий развития, отставание которых по темпам роста дополняется оттоком населения.

Сложилась устойчивая тенденция концентрации экономического потенциала в небольшом количестве высокоразвитых регионов, обладающих особыми преимуществами, в первую очередь, в Москве и Тюменской области с автономными округами, на долю которых приходится треть общероссийского ВРП. В десяти ведущих субъектах Российской Федерации производится более половины объема ВРП страны. Изменение территориальных пропорций в пользу лидирующих регионов во многом явилось результатом роста цен на минерально-сырьевые ресурсы, в первую очередь, на нефть и газ, определявших рост доходов в регионах. Результатом ресурсно-ориентированного развития стало формирование двух основных центров экономического роста — в Уральском и Центральном федеральных округах, в пользу которых происходит перераспределение производства и населения.

Общей базовой тенденцией пространственного развития России является усиление концентрации человеческого капитала, инфраструктур, ресурсов будущего в крупных городах, выполняющих специализированные интернациональные функции в мировом разделении труда, в первую очередь это касается Московской и Санкт-Петербургской агломераций.

На долю Москвы и Московской области приходится 45,6 % населения ЦФО, при этом здесь производится 76,5 % ВРП ЦФО, вкладывается 66 % инвестиций, реализуется 75 % розничного товарооборота, проходит почти 90 % экспортно-импортных операций. Весьма существенным является вклад Московской агломерации в показатели развития экономики Российской Федерации. На долю Московской агломерации приходится более 13 % занятых в экономике страны, более 26 % ВРП, 23 % строительно-монтажных работ, более 27 % розничного товарооборота, 35 % экспорта и 44 % импорта России. В динамике наблюдается рост доли Московской агломерации в Российской Федерации по большинству экономических показателей, исключение составили только инвестиции и розничный товарооборот. Масштабы экономической деятельности в Санкт-Петербургской агломерации существенно меньше, чем в Московской, однако Санкт-Петербург и Ленинградская область занимают ведущее положение в экономике Северо-Западного федерального округа, на их долю приходится почти половина численности населения, занятых в экономике, ВРП и промышленного выпуска Северо-Западного округа, причем на долю Санкт-Петербурга приходится около трети от общего по федеральному округу показателя. В динамике концентрация производства в агломерации увеличивается, доля Санкт-Петербурга и Ленинградской области в показателях развития Северо-Западного округа также выросла по всем позициям.

Значительной дифференциацией отличается промышленная динамика. Высокими темпами развивалась промышленность Центрального и Северо-Западного федеральных округов (112 % в год), повышенными темпами в Южном и Уральском федеральных округах (соответственно 109,4 и 107,5 %), пониженными — в Приволжском и Сибирском (105,7 и 105,9 %), и наиболее низкими показателями отличался Дальний Восток (103 %). Различия в темпах роста стали причиной сдвигов в территориальной структуре промышленного производства в пользу западных районов страны. Развитие промышленности в традиционных регионах размещения обрабатывающих производств, в которых концентрируется преобладающая доля трудовых ресурсов страны, характеризуется дефицитом инвестиций в структурные преобразования и обновление производственного аппарата.

Территориальная структура сельскохозяйственного производства более консервативна. Существенно увеличилась доля Южного федерального округа, что обусловлено высокими среднегодовыми темпами роста выпуска. Из других регионов повышенные темпы роста имел лишь Уральский федеральный округ, в остальных округах темпы роста были ниже средних по стране. Темпы обновления сельскохозяйственного производства не соответствуют сохраняющейся высокой доле сельского населения в регионах. Региональный экономический рост в перспективе будет существенно определяться развитием технической базы производств — поставщиков продуктов питания и обеспечивающих сырьевую базу предприятий пищевой промышленности.

Системным фактором межрегиональной дифференциации являются пространственные дисбалансы в развитии инфраструктуры.

Основные дисбалансы между развитием регионов и транспортной инфраструктуры состоят в следующем:

  • наметившееся отставание темпов развития транспортной и энергетической инфраструктуры в крупнейших городских агломерациях от темпов роста самих агломераций (Москва);
  • появление дефицита генерирующих электроэнергетических мощностей, прежде всего, в быстро развивающихся регионах — Московской агломерации, агломерации Санкт-Петербурга, Тюменской области, Калининградской области. Ускорился рост потребности в электроэнергии в регионах Урала, Поволжья, Юга России;
  • слабое развитие транспортной инфраструктуры в восточной части страны, в том числе связывающей восточные регионы между собой, отсутствие выхода в опорную транспортную сеть страны (отсутствие железнодорожного сообщения с крупными городами северо-востока страны);
  • недостаточное развитие сети морских портов, способных обеспечить полноценную интеграцию российской экономики в мировую экономику;
  • практическое отсутствие в регионах крупных аэропортов-хабов, неразвитость сети региональных аэропортов и межрегиональных связей;
  • недостаточная пропускная способность и невысокое качество автомобильных дорог, отсутствие автодорожных обходов крупных городов — региональных центров, неразвитость системы современных высокоскоростных видов транспорта;
  • отсутствие современных пограничных переходов, обеспечивающих полноценное экономическое взаимодействие приграничных территорий, прежде всего, с КНР и странами Европейского Союза.

Одним из существенных дисбалансов в пространственном развитии российской экономики в 1999—2007 годах является слабая зависимость между темпами роста инвестиций и динамикой ВРП в регионах. В числе лидеров по темпам роста инвестиций оказываются Северо-Западный, Дальневосточный и Сибирский федеральные округа, но только в Северо-Западном округе темпы роста ВРП превышают среднероссийские. Дальневосточный округ демонстрирует самые низкие среди федеральных округов темпы роста ВРП при среднегодовом темпе прироста инвестиций свыше 15 %. Напротив, в Центральном федеральном округе наблюдаются самые высокие темпы роста ВРП при самых низких темпах роста инвестиций.

Несогласованность темпов роста ВРП и инвестиций в основной капитал объясняется спецификой современного этапа развития экономики России. Прежде всего, это наличие значительных резервов производственных мощностей, особенно пассивной части основных фондов, что обеспечивает возможность увеличения выпуска во многих отраслях лишь вследствие увеличения спроса, без нового строительства и реконструкции. Инвестиции осуществляются в капиталоемкие долгосрочные проекты, которые обеспечат прирост производства в будущем. В отраслевой структуре инвестиций преобладают инфраструктурные и сырьевые отрасли. Инвестиции в их развитие необходимы для создания условий для экономического роста, однако не дают значительного прироста добавленной стоимости. Благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура позволяет даже при низких темпах роста физического объема экспорта увеличивать импорт темпами, существенно опережающими рост выпуска отечественной продукции, что само по себе обеспечивает рост валового внутреннего продукта за счет торгово-посреднической и транспортной наценок на импортные товары, что так же не требует существенных капитальных затрат. Очевидно, что эти тенденции не могут носить долгосрочного характера и их влияние на экономический рост будет скоро исчерпано.

В структуре накопленных за рассматриваемый период инвестиций около 20 % приходится на бюджетные инвестиции. При этом более 40 % всех бюджетных инвестиций в течение рассматриваемого периода направлялось в два региона: Центральный и Южный федеральный округа.

Распределение внебюджетных инвестиций, которое определяется коммерческими критериями, осуществляется более равномерно. Абсолютными лидерами в привлечении внебюджетных инвестиций являются Уральский и Центральный федеральные округа, обладающие наиболее привлекательными инвестиционными условиями. Общая доля этих регионов составляет более 40 % от всех внебюджетных инвестиций в российскую экономику.

Наметился определенный дисбаланс между объемами и структурой инвестиций, необходимых для реализации общенациональных целей развития, и инвестиционными намерениями потенциальных инвесторов. Анализ намечаемых инвестиционных проектов, реализация которых предполагается с участием государства (при поддержке Инвестиционного Фонда Российской Федерации, в рамках особых экономических зон, федеральных целевых программ), проектов крупных государственных и частных компаний свидетельствует о значительных расхождениях между потребностями в инвестиционных ресурсах для обеспечения прогнозируемых макроэкономических параметров развития и продекларированными намерениями инвесторов. Эти расхождения касаются объемов инвестиций и их территориального распределения. За счет намечаемых инвестиционных проектов покрывается примерно 14 % от общего объема инвестиций, необходимых для реализации инерционного варианта, и порядка 10 % инвестиций, прогнозируемых в инновационном варианте. Подавляющее большинство инвестиционных проектов предлагается в сырьевых и инфраструктурных отраслях. В этой связи на Дальнем Востоке за счет предлагаемых проектов может быть обеспечено порядка 50-80 % потребности в инвестициях, в Сибири — 17-27 %, самый низкий процент обеспечения прогнозных инвестиций потенциальными проектами складывается в Приволжском округе (3-5 %), перспективы которого базируются на развитии обрабатывающих производств.

Пространственное развитие Российской Федерации характеризуется крайне неравномерным распределением инновационного потенциала и, следовательно, возможностями реализации инновационной стратегии развития. Около 70 % всей инновационной продукции России, по данным 2005 года, производилось в двух федеральных округах — Центральном (Москва и Московская область) и Приволжском (Республика Татарстан, Нижегородская, Самарская области). На долю этих двух округов приходится около 70 % внутренних затрат на исследования и разработки, причем более 50 % — на ЦФО. Региональная дифференциация других показателей, характеризующих инновационную систему регионов, таких как численность занятых исследованиями и разработками, число организаций в инновационной сфере, ряд других дают примерно такую же картину: сильную дифференциацию по субъектам Российской Федерации и очень высокий уровень концентрации в небольшом количестве субъектов Федерации. Комплексная оценка сравнительного уровня инновативности субъектов Российской Федерации показывает лидирующие позиции по инновационному потенциалу Москвы, Санкт-Петербурга, Московской, Самарской, Томской, Нижегородской, Ленинградской, Тюменской, Новосибирской областей, Хабаровского края.

Перечисленные выше регионы являются также объектами различных программ государственной поддержки инновационного развития. В настоящее время на российской территории функционируют около 40 разнопрофильных технопарков. Подавляющая часть технопарков сконцентрирована в европейской части страны в Центральном, Приволжском и Северо-Западном федеральных округах. Еще более высокой оказывается концентрация в Центральной части России городов, имеющих статус «наукоградов», из 12 таких городов 7 находятся в Московской области. Московская агломерация лидирует по использованию современных форм инновационного развития. Здесь созданы особые экономические зоны технико-внедренческого типа (г. Дубна и г. Зеленоград). Структуры, обеспечивающие деятельность Российской венчурной компании, также находятся только в Москве.

Пространственное распределение населения и трудовых ресурсов. В условиях общего снижения численности населения России рост численности населения в 2006 году по сравнению с 2000 годом имел место только в Южном федеральном округе, максимальное снижение численности населения произошло в Приволжском округе, на долю которого пришлось около 30 % общего сокращения численности в стране. Относительное сокращение населения (около 5 %) было максимальным в Дальневосточном и Северо-Западном федеральных округах.

Активные миграционные процессы, имевшие место в России в начале 90-х годов, к настоящему времени стабилизировались. Восстановился миграционный отток из периферийных регионов Центра и Поволжья с более низким уровнем жизни. В остальных областях Центра и освоенной части Северо-Запада, за исключением крупнейших агломераций и регионов с наиболее привлекательными условиями, миграционный прирост сократился до минимума и скоро также сменится оттоком. Перестал притягивать мигрантов юг Западной Сибири, с завершением миграций из Казахстана здесь восстанавливается зона оттока. Значительно вырос миграционный отток из республик Северного Кавказа, молодое население которых все активней переселяется в другие регионы. На севере и востоке страны миграционный отток сохранился, но интенсивность его заметно снизилась.

Территориальные пропорции распределения трудовых ресурсов и человеческого капитала в условиях роста оказались более стабильными, чем пропорции распределения производства и инвестиций, что является результатом низкой мобильности населения. Направление изменения структуры занятости соответствует тенденциям распределения экономического роста. В структуре занятых увеличилась доля Центрального, Южного и Уральского округов, доля остальных сократилась.

Демографический фактор становится системным фактором социально-экономической дифференциации регионов России. Это касается как изменения численности городского населения, так и его качественного состава. В среднесрочной перспективе только 6-7 процентов регионов сохранят естественный прирост населения.

По характеру возможных рисков городской депопуляции можно выделить четыре группы регионов:

  • первая, наиболее выраженная группа охватывает восточную часть страны. При сохранении сложившихся тенденций многие города, в том числе крупнейшие центры Сибири и Дальнего Востока, за предстоящие 20 лет сократят численность населения на 10-15 и более процентов (Владивосток, Иркутск, Красноярск, Новосибирск, Хабаровск);
  • вторая группа охватывает территорию Нечерноземной зоны, включая такие центры как Ярославль, Вологда, Нижний Новгород, Тула, Ульяновск;
  • третья группа территорий городской депопуляции складывается из индустриальных центров Поволжья;
  • четвертая группа охватывает города промышленного Урала, где в начале третьего десятилетия количество городов-миллионников может сократиться с нынешних четырех до двух.

Вместе с тем, выделяются географические зоны роста больших городов:

  • Московский регион, где в течение ближайших двадцати лет городское население может увеличиться более чем на 10 процентов;
  • вероятен рост населения в отдельных городах южных регионов Черноземья (Белгороде, Курске, Липецке, Воронеже), на первоначальном этапе за счет миграции;
  • рост городского населения ожидается на Юге Европейской части страны, прежде всего в столицах субъектов Федерации и курортных центрах;
  • сохранится концентрация населения в опорных городах размещения предприятий добывающей промышленности.

Сохраняются существенные региональные различия в уровне жизни населения, которые, в частности, проявляются в дифференциации качества жизни населения и изменении ожидаемой продолжительности жизни.

Различия в темпах экономического роста в регионах не оказали адекватного воздействия на территориальную структуру денежных доходов населения, которая в течение предыдущего пятилетия оставалась относительно стабильной. Этап концентрации денежных доходов в российской столице, и, соответственно, в Центральном федеральном округе, по-видимому, близится к завершению. В период 2000—2005 гг. для всех федеральных округов, кроме Уральского, доля в суммарных денежных доходах повышалась. Наиболее устойчивой тенденцией было почти монотонное повышение доли Южного федерального округа, но он по-прежнему остается регионом с самыми низкими душевыми показателями денежных доходов (в 1,5 раза ниже средне-российских). На территориальную структуру денежных доходов сильное влияние продолжает оказывать «столичный» фактор. Высокие доходы в Московской агломерации являются главной причиной высоких показателей Центрального округа, тогда как во всех остальных регионах Центрального округа как номинальные, так и реальные доходы оказываются ниже средне-российских.

В ряде регионов с высоким уровнем доходов населения (Москва, ЯНАО, ХМАО и ряд других), а также регионах с заметным улучшением социально-экономической ситуации (ряд республик Южного федерального округа) наметился рост продолжительности жизни. Одновременно сформировалась зона со сверхнизкой (менее 60 лет) средней продолжительностью жизни, охватившей регионы юга Восточной Сибири, Северо-Запада и значительной части Центра. Для большинства регионов характерно продолжающееся сокращение численности сельского населения.

[править] Ссылки

Личные инструменты