Политика России в Центральной Азии и Закавказье


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

[править] 19922002

Распад СССР создал геополитический вакуум в центре Евразии. На огромной территории, окаймляющей печально известную «дугу нестабильности», появились восемь независимых государств — Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, Азербайджан, Армения и Грузия — общей площадью 4,2 млн км2, с населением свыше 65 млн человек (из них около 8 млн русских).

Территория Российской Федерации на Кавказе и в Средней Азии сократилась до границ начала XIX века, к тому же новая государственная граница существовала лишь на бумаге, поскольку никаких пограничных сооружений вдоль неё никогда не было. Под контролем указанных государств оказалась значительная часть месторождений минеральных и энергетических ресурсов, на которые Россия потеряла былые права.

Весьма показателен в этом плане пример Каспийского моря, являвшегося в советские времена внутренним российско-иранским водоёмом. С появлением независимых Азербайджана, Казахстана и Туркменистана Россия стала лишь одним из пяти претендентов на богатства Каспия. Объединение в декабре 1991 г. бывших союзных республик (кроме Прибалтики и Грузии, которая вступила в СНГ в 1993 году) в Содружество Независимых Государств носило формальный характер и в течение первых двух лет СНГ напоминало больше «бракоразводную контору», нежели реальный инструмент взаимодействия. Руководство независимой России, хотя и признавало, что отношения с новыми соседями являются его «главным приоритетом», не смогло сразу же приступить к разработке реальной программы постсоветского сотрудничества, сконцентрировав главные усилия на том, чтобы обеспечить Российской Федерации в мировом сообществе правопреемство Советского Союза. Сказывалась и излишняя политизация вопроса о будущих отношениях с бывшими союзными республиками, которая сдерживала разработку даже краткосрочной концепции. Как справедливо отмечает российский исследователь Е.Бажанов, демократы тешили себя надеждами, что новые независимые государства будут благодарны России за предоставленную свободу, а это, наряду с общими идеалами и задачами, позволит бывшим союзным республикам тесно сотрудничать между собой. Многие российские политики сентиментально уверовали в тягу других народов к сохранению «братских уз», ожидая, что, вслед за всплеском связанной с независимостью эйфории, они «потянутся к России». В начале 1992 г. министр иностранных дел России А. В. Козырев утверждал, что «жизнеспособность зарождающегося Содружества видится в том, что естественные связи будут гораздо прочнее, чем кандалы тоталитарной системы, фактически превращавшие нас всех в узников одного огромного ГУЛАГа». По словам А. В. Козырева, уже, якобы, «найдены, обретают плоть идеи единства наших народов, достигнута договоренность о единой обороне, о едином военно-стратегическом пространстве, намечены контуры социально-экономического взаимодействия». К сожалению, эти оценки были далеки от реальности. Первая официальная программа действий Российской Федерации в отношении Центральной Азии и Закавказья заявлена в апреле 1993 г. в Основных положениях концепции внешней политики Российской Федерации и уточнена в сентябре 1995 г. в президентском указе о стратегическом курсе России с государствами-участниками Содружества Независимых Государств. На сегодняшний день она представлена в Концепции внешней политики Российской Федерации от 28 июня 2000 г.3 Согласно Концепции, стратегия России заключается в достижении следующих основных целей: . Обеспечение надежной безопасности страны, сохранение и укрепление ее суверенитета и территориальной целостности, прочных и авторитетных позиций в мировом сообществе, необходимых для роста ее политического, экономического, интеллектуального и духовного потенциала. Эта «заповедь» Концепции реализуется в нелегких условиях. Как в Закавказье, так и в Центральной Азии становление государственных структур проходило на фоне глубоких и затяжных кризисных явлений, охвативших экономику и социальную сферу. Оно затруднялось борьбой внутри национальных элит, а также межнациональными и межэтническими противоречиями, которые привели к кровопролитным боевым действиям. К началу 1992 г. в Закавказье и Центральной Азии полыхали, как минимум четыре конфликта — нагорно-карабахский, грузино-абхазский, грузино-юго-осетинский и межтаджикский. Если не вдаваться в детали4, то суть указанных конфликтов в следующем. Нагорно-карабахский конфликт имеет давние исторические корни, но особую остроту приобрел в 1988 г. — после обращения областного Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) к Верховному Совету СССР с ходатайством о передаче области из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР. В августе 1990 г. совместная сессия облсовета НКАО и райсовета Шаумяновского района объявила о создании Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Баку квалифицировал эти действия как сепаратизм и объявил НКР вне закона. Противостояние между азербайджанской и армянской общинами Нагорного Карабаха («война камней») быстро переросло в военные действия, к которым подключились добровольцы из Армении. Разрушения и пролитая кровь не образумили противостоящие стороны, и 6 января 1992 г. карабахцы приняли Декларацию о государственной независимости НКР. Вскоре под контролем вооруженных формирований непризнанной НКР оказались не только собственно Нагорный Карабах (город Степанакерт и окружающие его районы, населенные преимущественно армянами), но и территории с азербайджанскими жителями. Естественно, что Азербайджан требовал возврата «захваченных армянскими агрессорами земель», но карабахцы, поддерживаемые Ереваном, продолжали войну. Российское руководство в январе 1992 г. призвало воюющие стороны к прекращению боевых действий и началу переговоров (перемирия удалось добиться лишь в 1994 г.). С 1992 г. и по настоящее время, как самостоятельно, так и в тесном взаимодействии с другими сопредседателями Минской группы ОБСЕ (США и Франция), Россия продолжает содействовать политическому урегулированию нагорно-карабахской проблемы. По российской инициативе на минском (май 2001 г.) и московском (ноябрь 2001 г.) саммитах СНГ состоялись встречи президентов России, Армении и Азербайджана (в формате так называемой «карабахской тройки»). Карабахская проблематика затрагивалась и в ходе двухсторонних контактов президента Российской Федерации Владимира Путина с руководителями Азербайджана и Армении. Грузино-абхазский и грузино-юго-осетинский конфликты схожи по своим первопричинам, которые в значительной степени связаны с поспешными, непродуманными действиями тбилисских властей в период президентства З.Гамсахурдия. Суть их в следующем: в 1991 г. независимая Грузия объявила об отмене действия Конституции Грузинской ССР 1978 г., предусматривавшей вхождение в неё Абхазии на правах автономной республики. Вместо этой, «навязанной Москвой», конституции было восстановлено действие Конституции Грузинской Демократической Республики 1918 г., согласно которой Грузия является унитарным государством, не имеющим в своем составе территориальных автономий. Абхазия восприняла односторонние действия тбилисских лидеров как угрозу ассимиляции своего малочисленного этноса. В Сухуми приняли решение восстановить Конституцию Абхазии 1925 г., согласно которой она являлась независимым государством. Поскольку Тбилиси предпочел силовое решение вопроса и 14 августа 1992 г. Госсовет Грузии ввел на территорию Абхазии войска, началась грузино-абхазская война. То же произошло и с Южной Осетией — та же «война конституций» (с 1922 г. Южная Осетия входила на правах автономии в состав Грузии, а Северная являлась автономной республикой РСФСР), те же непродуманные силовые действия грузинских властей и те же плачевные результаты — осетины вскоре нанесли поражение грузинским войскам, не только остановив, но и вытеснив их с юго-осетинской территории. В сфере грузино-абхазского урегулирования главные усилия России направлены на поддержание политического диалога между сторонами в целях создания атмосферы доверия между ними. 16 марта 2001 г. при активном участии России принято Ялтинское заявление, предусматривающее отказ сторон от силовых методов решения спорных проблем и активизацию мер по возвращению беженцев. К сожалению, линия Тбилиси в отношении абхазских властей не позволила реализовать положения этого заявления. Параллельно в рамках так называемой «Группы друзей Генерального секретаря ООН» (Россия, Великобритания, Германия, США и Франция) разрабатывается проект документа о разграничении конституционных полномочий Тбилиси и Сухуми как основа для последующих прямых переговоров между ними. По настоянию российской стороны в документ вошли формулировки, которые выводили бы будущие абхазогрузинские отношения на федеративную модель. Одновременно российская сторона добилась письменного закрепления положения о международных гарантиях урегулирования, одним из участников которых должна быть Российская Федерация. Основные усилия в юго-осетинском урегулировании сконцентрированы на начале реализации подписанного в декабре 2000 г. российскогрузинского межправительственного Соглашения о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и в возвращении беженцев. В конце июля — начале августа 2001 г. в Москве состоялись российско-грузинские переговоры по разработке и управлению Программой взаимодействия в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта. Гражданская война в Таджикистане («межтаджикский конфликт») вспыхнула сразу же после объявления независимости страны, на почве регионально-клановых противоречий. Длительные межтаджикские переговоры завершились подписанием 27 июня 1997 г. в Москве президентом Таджикистана Э.Рахмоновым и лидером Объединенной таджикской оппозиции С.Нури Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане. В рамках Соглашения функционировала Комиссия по национальному примирению во главе с С.Нури. После проведения парламентских выборов в феврале-марте 2000 г. Комиссия самораспустилась, в стране сохраняется относительная стабильность. Взаимные территориальные притязания, вызванные неурегулированностью многочисленных пограничных споров, порождают постоянную напряженность в Центральной Азии и Закавказье. Усилия руководства Казахстана, Киргизии и Таджикистана по разрешению таких противоречий не встречают понимания со стороны Узбекистана, выдвигающего свои претензии на «исторически узбекские» территории. Особую остроту приобрел в последнее время вопрос о казахстано-узбекской границе. Государcтвенная граница между этими сопредельными государствами — понятие весьма условное, поскольку в течение длительного времени она имела чисто административный характер, в советские времена была определена приблизительно и неоднократно менялась. Например, только один район, ныне входящий в состав Казахстана, — Мактааральский (поузбекски — Пахгааральский), — по меньшей мере, дважды за советское время «переходил из рук в руки». Население районов, через которые сейчас условно проходит государственная граница, всегда было смешанным. В Ташкентской области, например, проживает много казахов, тогда как на территории Казахстана немало чисто узбекских сел и поселков. Когда же обе республики стали независимыми, вопрос об установлении реальной границы между ними сначала посчитали несущественным, поскольку, как полагали руководители обеих республик, теперь, «без указаний из Москвы», они легко смогут договориться так, как это выгодно им, а не «имперскому Центру». Но годы, прошедшие после обретения независимости, ознаменовались непрекращающимися территориальными спорами, нередко перераставшими в вооруженные стычки. За последние два года обе республики значительно увеличили присутствие своих вооруженных сил в приграничной зоне, объясняя это друг другу необходимостью бороться с ростом контрабанды и незаконной миграции населения. Пограничные столкновения следуют одно за другим, причем каждое из них может привести к серьезному межгосударственному конфликту. Так, например, в январе 2000 г. восемь вооруженных узбекских граждан на бронетранспортере углубились примерно на 50 км на казахскую территорию и принялись размечать там государственную границу, устанавливая соответствующие знаки. В общей сложности «отгораживалась» территория площадью почти в 22 тыс. гектаров казахстанской земли. Астана расценила происшедшее как «вторжение на территорию суверенного государства» и направила в приграничные районы дополнительные подразделения МВД. После того как Киргизия по существу отказалась от совместной с Россией охраны своей границы, полагая, что в состоянии самостоятельно осуществлять эту функцию, ей сразу же пришлось убедиться в том, насколько опрометчиво она поступила. 22 августа 1999 г. на территорию Киргизии в Баткенский и Кадамжайский районы на юге Ошской области из сопредельного Таджикистана вторглись интернациональные бандформирования «Исламской партии Узбекистана», в состав которых помимо узбеков вошли таджики, афганцы и пакистанцы. Они захватили 13 заложников, в том числе четырех японских геологов и киргизского генерала. Продолжается армяно-азербайджанское противостояние из-за Нагорного Карабаха. У Армении есть территориальные претензии и к Грузии. Фактором, подпитывающим межэтнические и межнациональные противоречия, является острота социально-экономической обстановки. За 10 лет независимости как Центральная Азия, так и Закавказье мало продвинулись в формировании демократических государственных институтов, рыночном реформировании экономики, решении демографических и межэтнических проблем, выработке идеологической альтернативы религиозному радикализму. Заметна тяга государственного руководства к ускоренным, упрощенным решениям, среди которых на первом плане получение масштабной экономической помощи от крупнейших индустриальных государств. Конфликты в южной части СНГ воспринимаются в России как вызов национальной безопасности. Каждый из них чреват опасностью дальнейшей дестабилизации ситуации в регионе. Учитывая сложный национальный состав большинства стран региона, существующую в этой связи опасность сепаратизма, конфликты, начавшиеся в одной стране, могут затронуть и другие государства региона, подрывая и без того хрупкую ситуацию в соседних странах. Причем, если в Центральной Азии Россия граничит лишь с одним государством, Казахстаном, то любой конфликт в Закавказье непосредственным образом отражается на положении дел в самой России, прежде всего на Северном Кавказе, поощряя силы, пытающиеся ставить под вопрос территориальную целостность России. Серьезную озабоченность опасностью распространения радикального исламизма на постсоветском пространстве породил межтаджикский конфликт. Поэтому, если на первом этапе Москва сама была не прочь использовать внутренние конфликты в Закавказье для упрочения своих позиций в регионе, обращение вовлеченных в конфликт стран за поддержкой к разным государствам — Азербайджана к Турции, Армении к России и Ирану, Грузии к США, — наоборот, создало ситуацию, при которой продолжение конфликтов может дать противоположный эффект — привести к укреплению позиций не России, а других, в том числе и внерегиональных, держав. . Создание благоприятных внешних условий для поступательного развития России, подъема ее экономики, повышения уровня жизни населения, успешного проведения демократических преобразований, укрепления основ конституционного строя, соблюдения прав и свобод человека. Реализация данного положения Концепции внешней политики имеет ключевое значение для всего комплекса связей России с государствами Центральной Азии и Закавказья. Расширение экономического сотрудничества, наращивание объемов взаимного товарооборота, формирование режима свободной торговли и действенной системы взаиморасчетов сдерживаются слабостью экономической базы российского присутствия в центральноазиатских и закавказских странах, недостаточно благоприятным инвестиционным климатом и отсутствием в большинстве случаев прямой заинтересованности участников внешнеэкономической деятельности в реализации соответствующих проектов, которые не гарантируют получение прибыли в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе. Работа по поэтапному запуску механизма зоны свободной торговли (ЗСТ) в рамках СНГ идет непросто. В развитии экономической интеграции имеются серьезные проблемы, на которые, в частности, было обращено особое внимание на саммитах СНГ в Москве (ноябрь 2001 г.) и Алма-Ате (март 2002 г.). Определенные усилия предпринимаются Россией по налаживанию деятельности ЕврАзЭС (Евразийское экономическое сообщество в составе Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана), где применяется принцип «взвешенного голосования», позволяющий обеспечить лидирующую роль России в формировании Таможенного союза и создании единого экономического пространства государств-участников. Очевидно, что такая работа должна вестись поэтапно, на основе тщательного учета экономических интересов всех партнеров. К началу 2002 г. Россия завершила согласование со всеми странами изъятий из режима свободной торговли, с большинством государств подписаны соглашения о порядке перехода на новую систему взимания НДС во взаимной торговле «по стране назначения». При всей важности совершенствования торговых отношений магистральным путем продвижения экономического сотрудничества представляется активизация форм взаимодействия, ведущих к углублению интеграции государств. Это развитие производственнотехнологических и кооперационных связей, инвестиционного сотрудничества, образование финансово-промышленных групп, а также совместных финансовых и страховых структур. Важно повышать эффективность связей на отраслевом уровне — в области транспорта, энергетики, сельского хозяйства. Для их реализации созданы и существуют отраслевые советы, подписаны многосторонние соглашения, в том числе о создании общего аграрного рынка в СНГ, о создании общего транспортного пространства, о поддержке развития производственной кооперации (1993 г.), о транзите электрической энергии (2000 г.). Серьезным тормозом является неудовлетворительное состояние двухсторонних торгово-экономических отношений с рассматриваемой группой государств. Уровень взаимной торговли России с этими странами значительно отстает от развития политических и военных связей, наблюдаются стагнация или падение товарооборота. Не созданы условия для масштабного продвижения российского бизнеса в их экономику, хотя объективные возможности для этого существуют. . Всесторонняя защита прав и интересов российских граждан и соотечественников за рубежом, содействие позитивному восприятию Российской Федерации в мире, популяризации русского языка и культуры народов России. В Центральной Азии и Закавказье проживает сегодня около 8 млн наших соотечественников. Положение их весьма сложное. Конституции и законодательные акты этих стран декларируют равенство граждан независимо от национальной принадлежности и языка, защиту прав и интересов некоренных национальностей. Тем не менее, на практике русскоязычное население в этих странах ощущает на себе проявления национализма не только на бытовом, но и на официальном уровне. Ограничения прав соотечественников имеют место при решении вопросов собственности, приватизации, приобретения земли, работы в государственных учреждениях, в учебе, предпринимательской деятельности. Происходит планомерное вытеснение с руководящих постов представителей нетитульных наций. Рабочие и инженеры различных отраслей увольняются в ходе сокращения либо сворачивания производства на крупных и средних предприятиях, прямо или косвенно замыкавшихся ранее на общесоюзные структуры. Внедрение национальных языков в качестве государственных в области делопроизводства, средств массовой информации, образования ведет к последовательному сокращению сферы функционирования русского языка. Наряду с активным насаждением национальных языков, идет планомерное сокращение системы обучения и образования на русском языке. Изменение у местных элит «исторического видения» развития стран Центральной Азии и Закавказья, а также роли в этом процессе России приводит к «переписыванию» учебников истории. Местные власти стремятся минимизировать политическое влияние России на формирование общественного мнения своих стран и в этих целях целенаправленно сокращают российское информационное присутствие. Объем трансляции российских телеи радиопрограмм значительно сократился или прекратился полностью. Печатные органы российских соотечественников выходят нерегулярно и малыми тиражами. Положение усугубляется ограниченностью материальной и финансовой помощи, которую Россия оказывает этим средствам массовой информации. В настоящее время националистическая эйфория, последовавшая после провозглашения независимости постсоветских государств, несколько угасла. Однако характерно проявление локальных вспышек бытового национализма и межэтнической вражды (притеснение местными властями, судами, администрацией хозяйственных организаций, а также имущественная дискриминация и т. п.). Это можно объяснить и процессом политического переустройства стран, и продолжающимся перераспределением госсобственности в пользу национальных элит. На судьбах людей негативно отражаются отступления от международно-правовых стандартов и норм внутреннего законодательства, имеющие здесь место в силу так называемого «восточного фактора». В результате вышеперечисленных причин происходит массовая эмиграция русскоязычного населения. Так, за последние 6 лет Центральную Азию и Закавказье покинуло свыше 2 млн человек, причем более половины из них выехали в Российскую Федерацию. Важной причиной эмиграции является также падение материального уровня жизни. . Формирование пояса добрососедства по периметру российских границ, содействие устранению имеющихся и предотвращению возникновения потенциальных очагов напряженности и конфликтов в прилегающих к Российской Федерации регионах. Конкретные шаги по воплощению в жизнь данного положения Концепции внешней политики Российской Федерации в отношении стран Центральной Азии и Закавказья реализуются как в рамках СНГ, так и в двухстороннем формате на прагматичной и дифференцированной основе. Ташкентский Договор о коллективной безопасности (15 мая 1992 г.) охватывает почти все государства Центральной Азии (кроме Узбекистана, вышел в 1999 г.), а в Закавказье — только Армению (Азербайджан и Грузия с 1999 г. в ДКБ не входят). Таким образом, если в Центральной Азии военное сотрудничество осуществляется в основном в рамках ДКБ, то в Закавказье единственным стратегическим партнером России является Армения. В 2000—2001 г.г. странам Содружества удалось несколько продвинуться в формировании региональной системы безопасности, открытой для широкого международного антитеррористического сотрудничества при центральной координирующей роли ООН, ее Совета Безопасности. В принятом 30 ноября 2001 г. Заявлении глав государств-участников СНГ о ситуации вокруг Афганистана подтверждена «готовность принять участие в усилиях мирового сообщества по формированию глобальной системы безопасности, способной противостоять новым угрозам и вызовам, и с этой целью тесно сотрудничать со всеми государствами, международными организациями и региональными структурами». В рамках ДКБ приняты Порядок координации внешнеполитической деятельности государств-участников ДКБ, Положение о Коллективных силах быстрого развертывания (КСБР) центрально-азиатского региона коллективной безопасности, Протокол о порядке формирования и функционирования сил и средств системы коллективной безопасности и Протокол о создании межгосударственного органа военного управления системы коллективной безопасности государств-участников ДКБ. Указанные договоренности способствуют дальнейшему развитию правовой базы сотрудничества в рамках Договора. Конкретные формы и направления антитеррористической деятельности применительно к Центральной Азии отработаны на внеочередном заседании Комитета секретарей советов безопасности государств-участников ДКБ при участии наблюдателей практически всех стран СНГ в Душанбе 8 октября 2001 г. Постепенно набирает обороты деятельность Антитеррористического Центра (АТЦ) СНГ, в основную задачу которого входят обеспечение координации взаимодействия компетентных органов государствучастников СНГ в области борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма, разработка согласованных антитеррористических мероприятий и оказание содействия в их проведении. С июля 2001 г. начала функционировать Региональная оперативная группа АТЦ со штаб-квартирой в Бишкеке. Ведется подготовка международноправового документа, который будет регламентировать антитеррористические мероприятия на территориях государств-участников СНГ. Вместе с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Узбекистаном, а также Китаем Россия активно участвует в совместных мероприятиях в сфере борьбы с международным терроризмом по линии Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС), в рамках которой также создается региональная антитеррористическая структура (РАТС). По степени угрозы интересам национальной безопасности России к проблемам терроризма вплотную приближаются организованная преступность, незаконная миграция и незаконный оборот наркотиков. Учитывая тесную взаимосвязь этих угроз, Россия добивается комплексного подхода к борьбе с ними, повышения эффективности предпринимаемых, в том числе государствами Центральной Азии и Закавказья, совместных шагов как на двухстороннем, так и на многостороннем уровнях. Сотрудничество в области борьбы с преступностью с правоохранительными органами указанных государств осуществляется на основе ряда международных договоров, в том числе в рамках Содружества, межведомственных документов по различным направлениям оперативно-служебной деятельности, подписанных в рамках Совета министров внутренних дел государств-участников СНГ, а также двухсторонних соглашений между министерствами внутренних дел России и соответствующих государств. * * * В двухсторонних отношениях с южными соседями по СНГ руководство Российской Федерации вынуждено учитывать их экономическую и военно-политическую значимость, стратегическую ориентацию, степень готовности считаться с законными интересами безопасности России, положением проживающих там российских соотечественников. Многоплановый и динамичный характер носят отношения с Казахстаном, который является единственным государством Центральной Азии, граничащим с Россией. Вопросы дальнейшего наращивания сотрудничества обсуждались в 2001—2002 гг. на встречах В. В. Путина с президентом Республики Казахстан Н.Назарбаевым в Ереване, Шанхае, Сочи, Москве, Алма-Ате, Ашхабаде. Продолжается практика регулярного обмена посланиями, телефонными разговорами между президентами двух государств. Осуществлены рабочие визиты премьер-министра и министра иностранных дел Казахстана в Москву (соответственно, в июне и феврале 2001 г.). Принципиальное значение для развития сотрудничества в сфере топливноэнергетического комплекса, функционирования комплекса «Байконур», наращивания гуманитарных контактов имеют решения пятого заседания Межправительственной комиссии по сотрудничеству (15 февраля 2001 г.). В декабре 2001 г. состоялось официальное открытие Посольства России в новой столице Казахстана — г. Астане, в первом квартале 2002 г. открыто Консульство России в г. Уральске. Во внешних связях России со странами СНГ доля Казахстана составляет 15 % (третье место после Украины и Белоруссии). Двухсторонний товарооборот в 2001 г. превысил 4,7 млрд долл. (в 2000 г. — 4,2 млрд долл.). Завершена реализация инвестиционного проекта Каспийского трубопроводного консорциума стоимостью 2,6 млрд долл. Ведутся переговоры по подготовке протоколов к Соглашению 1998 г. о разграничении дна северной части Каспийского моря и совместном освоении углеводородных ресурсов в этом районе, продолжается поиск взаимоприемлемых решений в области использования и аренды военных полигонов на казахстанской территории, взаимодействия в подготовке военных специалистов, а также совершенствования договорно-правовой базы использования комплекса «Байконур». С российской стороны принимаются меры по реальному обеспечению законных прав и интересов проживающих в Казахстане 4,3 млн соотечественников. Важным шагом в этом направлении стало подписание в феврале 2000 г. программы двухстороннего сотрудничества в гуманитарной сфере на 2001—2002 годы. Отношения с Киргизской Республикой отличаются взаимопониманием и близостью подходов к актуальным вопросам международной политики, тесным двухсторонним взаимодействием. Поддерживается интенсивный политический диалог, в том числе на уровне президентов (в рамках мероприятий в СНГ, ДКБ и ШОС, регулярных телефонных контактов). Осуществляются активные рабочие контакты глав правительств, руководителей внешнеполитических ведомств и силовых структур двух стран. Координируются усилия в противодействии международному терроризму и иным проявлениям экстремизма. Укрепляются связи по линии парламентов двух стран. Состоялся визит в Москву председателя Собрания Народных Представителей Жогорку Кенеша (парламента) Киргизии А.Борубаева (сентябрь 2001 г.), делегация Государственной Думы Федерального Собрания во главе с Г. Н. Селезневым посетила Бишкек (октябрь 2001 г.). Во исполнение договоренностей, достигнутых в ходе официального визита в Россию президента А.Акаева (июль 2000 г.) в июле 2001 г., подписано межправительственное соглашение об урегулировании задолженности Киргизии перед Россией. Вопросы дальнейшего укрепления торговоэкономических связей рассмотрены в сентябре 2001 г. на третьем заседании Межправительственной российско-киргизской совместной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Приняты решения по более эффективному использованию имеющегося потенциала сотрудничества, прежде всего в приоритетных отраслях — добыча и переработка минерального сырья, электроэнергетика, машиностроение, аграрно-промышленный комплекс. Бишкек проявляет готовность усилить внимание обеспечению прав русскоязычного населения, составляющего 570 тыс. человек (поток выезжающих ежегодно в Россию граждан составляет около 20 тыс. человек и продолжает нарастать). Приняв в 2000 г. закон о придании русскому языку статуса официального, киргизское руководство в декабре 2001 г. закрепило это положение и в конституции страны. Динамичный характер носят российско-таджикистанские отношения. Важное значение имела встреча В. В. Путина с президентом Таджикистана Э.Рахмоновым и президентом Афганистана Б.Раббани в Душанбе 22 октября 2001 г., на которой принято трехстороннее заявление по ситуации в Афганистане. Россия последовательно выступает за консолидацию мирного процесса в Таджикистане. Российско-таджикские отношения строятся на основе союзнического взаимодействия и стратегического партнерства. Интенсивно развивается двухсторонний политический диалог, дальнейшее расширение получило военно-техническое сотрудничество. Наиболее слабой составляющей двухсторонних отношений является неуклонно снижающийся товарооборот. В 2001 г. его объем составил лишь 79 % от уровня 2000 г., сохраняется отрицательное для России сальдо двухстороннего торгового баланса. Особое значение имеют тесное взаимодействие России и Таджикистана в коллективных антитеррористических усилиях и совместное участие в международной гуманитарной операции по оказанию помощи населению Афганистана. Сохраняющееся военное и пограничное сотрудничество двух стран нацелено на борьбу с международным терроризмом, экстремизмом и наркоагрессией, обеспечение безопасности в Центрально-азиатском регионе. Численность российских соотечественников в Таджикистане сохраняет тенденцию к сокращению, хотя темпы выезда по сравнению с началом девяностых годов значительно снизились. Законодательно соотечественники (большинство имеет двойное гражданство) пользуются одинаковыми правами с гражданами титульной нации. По конституции русский язык является языком межнационального общения. Главными вехами российско-туркменских отношений являются контакты на высшем уровне. В ноябре 2001 г. президент Туркменистана участвовал в юбилейном заседании Совета глав государств СНГ в Москве, в марте 2002 г. побывал в Москве с рабочим визитом, а в апреле 2002 г. встречался с В. В. Путиным в Ашхабаде на саммите прикаспийских государств. Усилия российской стороны сосредоточены на активизации экономического взаимодействия с Туркменистаном, прежде всего в топливноэнергетической сфере. Подготовлено к подписанию долгосрочное соглашение о сотрудничестве в газовой отрасли, предусматривающее одновременное заключение контракта на поставку туркменского газа в Россию на период 2002—2012 гг. с доведением ежегодных объемов поставок с 2 до 80 млрд м. Таким образом, возрастет двухсторонний товарооборот, который из-за сокращения закупок туркменского газа снизился в 2001 г. до 178,7 млн долл. (в 2000 г. — 940,7 млн долл.). Существенный импульс российско-узбекским отношениям придал государственный визит в Россию президента Узбекистана И.Каримова 3-5 мая 2001 г., в ходе которого руководители двух стран подтвердили курс на наращивание взаимодействия, расширение взаимовыгодного сотрудничества в различных областях, включая военную и военно-техническую. Россия, на долю которой приходится до 13 % объема внешней торговли Узбекистана, остается одним из ведущих экономических партнеров республики. В апреле 2001 г. проведено пятое заседание Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, приняты решения по преодолению узких мест в торгово-экономическом сотрудничестве. В первом квартале 2002 г. наметилось сокращение отрицательного для России сальдо. Так же как и в Центральной Азии, в Закавказье Россия стремится к всестороннему развитию сотрудничества с расположенными здесь бывшими союзными республиками — Азербайджанской Республикой, Республикой Армения и Грузией, как на двухсторонней основе, так и в рамках СНГ. Российские приоритеты на кавказском направлении заключаются в том, чтобы обеспечить здесь надежную стабильность, содействовать становлению дружественных нам, демократических и экономически развитых соседей. При этом Россия стремится придерживаться сбалансированного подхода к отношениям со всеми тремя странами, хотя это, разумеется, не исключает возможности иметь продвинутые отношения в той или иной области с теми из них, кто готов к встречным адекватным шагам. 3 июня 1996 г. по инициативе российской стороны в Кисловодске состоялась уникальная по своему формату встреча глав государств России, Азербайджана, Армении и Грузии с участием руководителей 12 республик, краев и областей Кавказа — субъектов Российской Федерации. В подписанной по итогам встречи Декларации «За межнациональное согласие, мир, экономическое и культурное сотрудничество на Кавказе» содержатся основополагающие принципы взаимоотношений с государствами Закавказья. Суть их в сжатом виде нам представляется в следующем. Первое. Кавказ — уникальная общность народов, совокупность взаимных интересов проживающих здесь десятков миллионов людей. Попытки расчленить единый кавказский организм, вбить клин между отдельными кавказскими народами и странами, между Кавказом в целом и Россией неизбежно обернутся большими бедами для всех. Поэтому для России в принципе неприемлемы попытки отдельных политиков «поделить» сферы влияния или ослабить, подорвать чьи-либо позиции в Кавказском регионе. Второе. Общая ответственность и первостепенная задача региональных государств — поставить ситуацию на Кавказе под плотный совместный контроль, как можно скорее погасить конфликты и преодолеть их последствия. Сделать это можно только на пути укрепления федерализма. Именно развитие федеративных начал позволит укрепить стабильность, целостность, как России, так и Грузии, и Азербайджана, реально обеспечить право народов этих стран решать свою судьбу. Третье. Путь к благополучию проживающих на Кавказе народов лежит через развитие и углубление сотрудничества, через интеграцию, используя накопленный совместный опыт политических, экономических и научно-технических связей, общности культуры и истории России и других кавказских государств. Этими подходами, подтвержденными в соответствующих заявлениях президента и правительства Российской Федерации, руководствуется МИД России в сегодняшней практической деятельности на кавказском направлении. По российской инициативе в конце 1999 г. создан новый переговорный механизм — «кавказская четверка», — предполагающий обсуждение наиболее острых проблем региона в формате глав государств Азербайджана, Армении, Грузии и России. Этот форум постепенно обрастает другими, подобными ему встречами — глав парламентов, министров иностранных дел, секретарей советов безопасности. На состоявшихся в мае и ноябре 2001 г. встречах глав государств «кавказской четверки» шла речь об укреплении регионального взаимодействия. 28-29 мая 2001 г. в Москве под эгидой четырех президентов проведена научно-практическая конференция «Мир и развитие на Кавказе». 24 ноября в Санкт-Петербурге прошла первая встреча руководителей парламентов России, Азербайджана, Армении и Грузии. Особую актуальность в рамках «четверки» приобрело обсуждение вопросов сотрудничества в противодействии международному терроризму, состоявшееся в апреле 2002 г. в Сочи на встрече четырех секретарей советов безопасности под председательством В. В. Путина. Важный импульс развитию сотрудничества между Россией и Азербайджаном дал первый за всю постсоветскую историю официальный визит в Азербайджанскую Республику президента России (9-10 января 2001 г.). В ходе визита В. В. Путина подписаны Бакинская декларация, Совместное заявление о принципах сотрудничества на Каспийском море, а также ряд двухсторонних соглашений. Расширяется межпарламентское сотрудничество — 15-18 апреля 2001 г. Россию посетил с официальным визитом председатель Милли меджлиса Азербайджана М.Алескеров, 25 мая 2002 г. в Баку побывал председатель Совета Федерации С. М. Миронов. Правоохранительные органы двух стран сотрудничают в борьбе против терроризма и экстремизма. Азербайджан поддерживает позицию России в борьбе с терроризмом в Чечне, участвует в работе Антитеррористического центра СНГ. Объем товарооборота с Азербайджаном в 2001 г. снизился по сравнению с 2000 г. на 22,4 % и составил 218,8 млн долл. (российский экспорт — 130,9 млн долл., российский импорт — 79,9 млн долл.). В 2001 г. Азербайджан импортировал из России 3,528 млрд м3 природного газа. В 2002 г. Баку планирует закупить не менее 4 млрд м3 газа. В соответствии с Договором между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой от 18 января 1996 г. продолжается транспортировка азербайджанской нефти через территорию Российской Федерации по «северному маршруту» (Баку — Новороссийск). В 2001 г. объем поставляемой по нефтепроводу нефти достиг 250 млн т, начало 2002 г. показывает, что объемы нефти, представляемой для транспортировки, не снижаются. 24-26 января 2002 г. президент Азербайджана Г.Алиев осуществил государственный визит в Российскую Федерацию, в ходе которого обе стороны с удовлетворением констатировали положительную динамику в развитии азербайджано-российского политического сотрудничества. Подчеркнув наличие значительного потенциала в области двухсторонних торгово-экономических связей, они высказались за необходимость увеличения торгового оборота. Отмечена особая роль Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству в реализации двухсторонних договоренностей, с учетом подписанного в ходе визита Договора между Азербайджанской Республикой и Российской Федерацией о долгосрочном экономическом сотрудничестве на период до 2010 года. Этот документ придает двухстороннему экономическому сотрудничеству более системный, целенаправленный характер на длительную перспективу и является конкретным инструментом для практической деятельности хозяйственных и деловых структур. В России, по неофициальным данным, работает около 2 млн азербайджанцев, ежегодная сумма их нелегальных денежных переводов на Родину оценивается российскими правоохранительными органами в 2 млрд долл. Основными событиями российско-армянских отношений в последнее время стали первый официальный визит президента Российской Федерации В. В. Путина в Армению 14-15 сентября1, а также рабочий визит президента Р.Кочаряна в Москву 17-18 декабря 2001 г. Состоявшиеся в ходе визитов переговоры подтвердили высокий уровень двухстороннего союзнического взаимодействия в военно-политической сфере. С целью укрепления торгово-экономических связей, ликвидации значительной финансовой задолженности армянской стороны главами государств подписан Договор о долгосрочном экономическом сотрудничестве на период до 2010 года. Стороны условились создавать совместные российско-армянские предприятия, в том числе в счет погашения части государственного долга Армении перед Россией. В 2001 г. впервые в истории двухсторонних отношений отмечен рост взаимного товарооборота на 20 % по сравнению с 2000 г. Россия является ведущим торговым партнером Армении, ее доля во внешнеторговом обороте республики выросла с 15 % в 2000 г. до 18 % в 2001 г. Россия и Армения занимают единые позиции в сфере борьбы с международным терроризмом. Ереван и Москва тесно сотрудничают в рамках Договора о коллективной безопасности и Антитеррористического центра СНГ. Оба парламента ратифицировали двухстороннее Соглашение по вопросам применения войск (сил) в интересах обеспечения совместной безопасности. Непростыми остаются российско-грузинские отношения. Российской стороной предпринимаются усилия с целью побудить Тбилиси к эффективному сотрудничеству по противодействию терроризму на Кавказе. В октябре 2001 г. экстрадированы задержанные грузинскими пограничниками 13 российских граждан, подозреваемых в совершении террористических актов на территории России. Продолжается работа по пресечению деятельности в Грузии «представительства» и «информцентра» Ичкерии, а также по вопросу о выдаче российским правоохранительным органам участников бандформирований. В 2001 г. расформированы и выведены с территории Грузии российские военные базы Вазиани и Гудаута. Таким образом, российская сторона фактически выполнила свои обязательства, вытекающие из Заявления Российской Федерации и Грузии от 17 ноября 1999 г. В 2002 г. продолжены переговоры по срокам функционирования остающихся в Грузии баз Ахалкалаки и Батуми, а также других российских военных объектов. В период проведения в Москве юбилейных мероприятий СНГ 30 ноября 2001 г. и на «неформальном» саммите СНГ в Алма-Ате в апреле 2002 г. состоялись встречи В. В. Путина с президентом Грузии Э.Шеварднадзе. Стороны приступили к разработке нового «рамочного» Договора между Россией и Грузией. В этих целях сформированы государственные комиссии двух стран, первая встреча которых состоялась 21-22 декабря 2001 г. В 2001 г. товарооборот Российской Федерации с Грузией вырос на 40 % по сравнению с прошлогодним показателем, составив около 100 млн долл. В России проживает более 650 тыс. грузинских граждан, и она является основным источником валютных поступлений Грузии (денежные переводы грузинской диаспоры составляют около 1 млрд долл. в год). Вступивший в силу 5 декабря 2000 г. визовый режим взаимных поездок граждан Российской Федерации и Грузии продолжает действовать. * * * Новым фактором, существенно влияющим на реализацию Концепции внешней политики Российской Федерации в Центральной Азии и Закавказье, стало расширение здесь американского военного присутствия, связанное с проведением международной антитеррористической операции. В непосредственном соприкосновении с Россией разворачиваются крупные авиабазы США и их союзников по НАТО. Возможности базирования своей боевой авиации изыскиваются Великобританией, Францией, Германией. Интерес к использованию формирующихся баз проявляет Турция. Несмотря на многократные заверения представителей Вашингтона в том, что американское военное присутствие в Центральной Азии ограничено по времени и задачам антитеррористической операцией в Афганистане, оно приобретает долгосрочный характер, сроки базирования не определяются. Госдепартамент, обосновывая американскую политику в Центральной Азии, заявляет о стратегических интересах США и на Каспии в контексте расширения доступа к его энергоресурсам. Стержневым элементом этой линии является установление американского контроля над добычей и маршрутами транспортировки центрально-азиатских и каспийских углеводородов. Просматривается стремление американцев закрепить Казахстан и Узбекистан в качестве своих главных стратегических партнеров в Центральной Азии. Аналогичные роли в Закавказье предусмотрены, судя по всему, для Грузии и, возможно, для Азербайджана. В октябре 2001 г. Узбекистан подписал с США закрытое соглашение о долгосрочном сотрудничестве в сфере безопасности, которое дополняется обменом визитами и новыми соглашениями. В настоящее время в республике, в основном на авиабазе в Ханабаде, расквартировано порядка 3 тыс. военнослужащих США (по некоторым данным, аэродром арендован до 2007 г. за 100 млн долл. ежегодно). В 2001 г. Ташкенту оказана помощь в размере 55 млн долл. В 2002 г. она увеличится втрое и составит 160 млн. В ходе официального визита И.Каримова в США 12-14 марта 2002 г. подписана Декларация о стратегическом партнерстве, не только подтверждающая приверженность обеих стран к «установлению стабильности и безопасности в регионе», но и предусматривающая взаимодействие в политической, экономической, гуманитарной, правовой сферах, а также в области безопасности. Помимо этого документа заключен ряд соглашений, в том числе о расширении сотрудничества в научно-технической сфере и о взаимодействии в области ядерного нераспространения. Проявляет готовность развивать сотрудничество с США во всех областях и Казахстан. Однако для американцев, судя по всему, он пока более интересен как экономический партнер. В ходе визита в Вашингтон Н.Назарбаева в декабре 2001 г. подписана Декларация о сотрудничестве в области энергетики. В развитие этой договоренности в Астане весной 2002 г. состоялся первый раунд казахстанско-американских консультаций, на которых советник госсекретаря США по вопросам энергетики Каспия С.Манн ратовал за скорейшую реализацию проекта трубопровода Актау — Баку, что позволило бы доставлять казахстанскую нефть с восточного побережья Каспия в Баку и далее к турецкому порту Джейхан на Средиземном море. В рамках плана военного сотрудничества между вооруженными силами двух стран на территории Казахстана проведены военные учения «Помощь-2002» с участием горно-егерского подразделения Казахстана и подразделения ВС США в целях отработки задач по проведению спасательных операций в горах. Киргизия выделила для боевой авиации США столичный аэропорт «Манас». 18 октября 2001 г. подписано соответствующее Соглашение, которое фактически предоставляло американским военнослужащим в Киргизии дипломатический статус. В марте 2002 г. Бишкек ужесточил правила пребывания в Киргизии иностранных военнослужащих, несколько ограничил их права (поводом послужило ДТП с человеческими жертвами, виновником которого стал американский офицер). Срок пребывания иностранного воинского контингента, в частности, США, согласно заявлению министра иностранных дел М.Иманалиева, может быть продлен, если это потребуется для завершения антитеррористической операции в Афганистане, однако американская сторона должна не менее чем за полгода до истечения срока соглашения «урегулировать с руководством Киргизии этот вопрос». Помимо оплаты за пользование аэродромом американцы безвозмездно окажут Киргизии помощь в размере 3,5 млн долл. на обеспечение пограничной безопасности. Парламент Киргизии ратифицировал в марте-апреле 2002 г. межправительственные соглашения, согласно которым право на пребывание в стране своего воинского контингента сроком на один год (с возможностью последующего продления по предложению одной из сторон) получили Австрия, Дания, Испания, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Польша, Турция, Франция и Южная Корея. Их воинские контингенты будут осуществлять техническое и тыловое обеспечение антитеррористической операции в Афганистане, в то время как авиация Франции будет продолжать принимать в ней непосредственное участие. М.Иманалиев заявил в этой связи, что размещение в республике иностранных воинских подразделений отвечает интересам страны и не угрожает ее безопасности. На сегодня в Киргизии находится 1,5 тыс. военнослужащих из странучастниц международной антитеррористической коалиции, в распоряжении которых имеется несколько военно-транспортных самолетов, самолетовзаправщиков и 6 истребителей «Мираж-2000» ВВС Франции. Предполагается довести численность указанной группировки до 2-3 тыс., пополнив авиапарк истребителями ВВС США. Военные специалисты стран коалиции, по некоторым данным, изучают также возможности задействования и других киргизских аэродромов. Таджикистан дал согласие предоставить свое воздушное пространство и аэродромы для ВВС США и их союзников (аэропорт в Кулябе принимает авиатехнику ВВС США, Франции и Италии). Однако Вашингтон решил не создавать здесь авиабазы, ограничиться транзитным пунктом дозаправки и обслуживания авиатехники. Туркменистан, несмотря на нажим со стороны США (американцы добивались, в частности, предоставления в распоряжение США «аэродромов подскока», права патрулирования десятикилометровой зоны вдоль границы с Афганистаном), не пошел на активное участие в контртеррористической операции, ограничив его содействием в оказании гуманитарной помощи афганскому населению. Вместе с тем, в аэропорту Ашхабада размещена и приступила к работе группа американских военных специалистов по техобслуживанию и дозаправке американских военных самолетов, курсирующих между Турцией и Афганистаном. Грузия 30 апреля 2002 г. приняла первую группу американских военных, в состав которой входят специалисты-тыловики, связисты и инструкторы по подготовке спецназа. Общая численность американских военнослужащих на первом этапе реализации программы «обучи и оснасти» стоимостью в 64 млн долл. составит 150 человек. Грузии будет оказана помощь в формировании двух пехотных батальонов, отдельного батальона спецназа и механизированной бронегруппы. 29 апреля 2002 г. президенты Азербайджана, Грузии и Турции подписали в турецком г. Трабзоне трехстороннее межправительственное соглашение «О сотрудничестве в области борьбы с терроризмом и иными проявлениями экстремизма». Изменения стратегического порядка, происходящие в непосредственной близости от России, требуют прагматичного, взвешенного подхода к оценке новых вызовов ее национальной безопасности. При всей неоднозначности последствий долговременного присутствия США в Центральной Азии было бы контрпродуктивным для российских интересов допустить превращение этого региона в новое поле конфронтации между Россией и США. Важно следовать разумной и четкой внешнеполитической линии с учетом особенностей нового уровня российско-американских отношений для обеспечения национальной безопасности России, добиваясь от американцев прозрачности и предсказуемости их действий в военной сфере, заблаговременной информации об их планах в этом регионе на перспективу в контексте совместной антитеррористической борьбы, а также участия в разработке и реализации выгодных России крупных экономических проектов. Необходимо использовать объединяющее воздействие общей для России, США и стран Центральной Азии угрозы религиозного экстремизма. При этом исходить из главного — самым опасным для России сценарием развития событий может стать дестабилизация, развал существующих светских режимов, возникновение межгосударственных конфликтов, приход к власти религиозных экстремистов. Перед российской внешней политикой стоит задача совершенствования имеющихся механизмов сотрудничества в рамках СНГ и ДКБ, в том числе, на основе принципиальных политических договоренностей, достигнутых на саммите СНГ в Алма-Ате в марте 2002 г., укрепления законодательной, нормативной и политической основ интеграционных механизмов, в которых Россия играет лидирующую роль, особенно новой международной организации — Евразийского экономического сообщества. Важным внешнеполитическим резервом России является дальнейшее развитие взаимодействия с Китаем по проблемам Центральной Азии, в том числе в рамках завершающей свое организационно-правовое становление Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС), которое способно стать важным сдерживающим фактором в отношении противоречащих российским интересам шагов США. Одним словом, создавшаяся после событий 11 сентября 2001 г. ситуация на постсоветском пространстве привносит в Концепцию внешней политики Российской Федерации существенные элементы новизны. В первую очередь — это реализм. Реализм в оценке международной ситуации и перспектив ее трансформации, в определении шкалы наших приоритетов, в постановке конкретных задач. Другой важный момент, который в растущей степени будет характерен для внешней политики России в Центральной Азии и Закавказье, — это здоровый прагматизм. Внешняя политика призвана быть действенным помощником решения внутренних задач страны. Однако, поскольку внешнеполитические ресурсы объективно ограниченны, они должны сосредотачиваться в первую очередь на жизненно важных для России областях. Это — надежная безопасность во всех ее измерениях, создание благоприятных условий для подъема экономики страны, защита за рубежом прав российских граждан и соотечественников. При этом высшим приоритетом России является защита интересов личности, общества и государства. Критерием отношений с зарубежными партнерами будет взаимная открытость к сотрудничеству, готовность к действительному учету интересов друг друга. Если суммировать, то в центр всей внешнеполитической активности России ставится реализация ее национальных интересов путем их последовательного, а где надо и жесткого, отстаивания. Главной философией во внешних делах была и остается линия на созидательное сотрудничество, поиск согласия и баланса интересов, выработка коллективных решений в вопросах формирования нового миропорядка и в решении актуальных международных проблем. Это — те основополагающие критерии, которыми надлежит руководствоваться внешнеполитической деятельности России. Что касается будущего развития событий, как в Центральной Азии, так и в Закавказье, то сейчас было бы преждевременно бить тревогу или спекулировать на перспективах гипотетических перемен. Для России принципиально важно, чтобы ее южные соседи развивались стабильно и гармонично. Это касается и политического, и социально-экономического развития. Все это откроет дополнительные возможности для двухстороннего сотрудничества с ними Российской Федерации. В настоящее время борьба с угрозой терроризма, сепаратизма, исходящей с территории Афганистана, вышла на первый план. Здесь у России и США общие цели, и поле для взаимодействия, как со странами Центральной Азии и Закавказья, так и с другими государствами, которые входят в международную коалицию, пока что достаточно широко.

[править] См. также

[править] Ссылки

Личные инструменты