Экономические отношения России с Центральной Азией


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

Современные российские подходы к проблемам постсоветского пространства предполагают усиление внимания к экономическим аспектам сотрудничества со странами «ближнего зарубежья». Накопленный за десятилетний период опыт взаимодействия России с ННГ не только подтверждает неизменную актуальность этой проблематики. Сегодня он ставит на повестку дня, во-первых, необходимость более динамичных шагов по реализации российских интересов в сопредельных регионах; во-вторых, необходимость более тщательной оценки новых условий проведения российской экономической стратегии; в третьих, необходимость дифференцированного учета возможных для российской стороны рисков. Все перечисленные выше моменты по-разному преломляются в «западных», «южных» и «восточных» регионах постсоветского пространства. Их реализация в сфере политической практики зависит от многих факторов. Для развития экономичеcкого сотрудничества РФ со странами «восточного фланга СНГ» (ННГ Центральной Азии и Казахстан) главными представляются следующие.

Экономическая ситуация в странах Центральной Азии и Казахстане к концу 1990-х годов определялась следующими основными моментами. Ограниченный производственный потенциал новых независимых государств. Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан очень отличались друг от друга в советский период, отличаются сейчас и, по-видимому, будут отличаться всегда. Но их «общим знаменателем» к концу первого десятилетия самостоятельного развития стало неблагоприятное состояние национальной экономики. Положение дел в производственной сфере стран «восточного фланга» СНГ свидетельствует о фактической утрате большинством из них индустриально-аграрного статуса. Особенно негативное влияние на перспективы экономического возрождения оказывает резкое падение производства в ключевых отраслях промышленности и сельского хозяйства. Физические объемы и душевые показатели выпускаемой продукции (сталь, минеральные удобрения, зерновые) в подавляющем большинстве случаев недостаточны для поддержания не только расширенного, но и простого воспроизводства материальных благ. В этой связи «несущей конструкцией» национальных производственных систем реально выступал только ТЭК, показатели которого не столь драматично отличались от уровня, достигнутого в советский период. Состояние базовых отраслей производства стран «восточного фланга» СНГ предполагает, что национальные экономики подавляющего большинства из них на рубеже веков представляли собой несамодостаточные и нестабильные хозяйственные системы, которые самым существенным образом зависят от привлечения внешних ресурсов. Ограниченный внешнеторговый потенциал новых независимых государств. Возможности привлечения внешних ресурсов странами «восточного фланга» СНГ за счет участия в международном разделении труда в первое десятилетие самостоятельного развития оказались ограничены. Экспорт этих стран на мировые рынки, за исключением Казахстана и с известными оговорками Туркменистана, приносит скромные материальные результаты, особенно если сравнивать их с достаточно затратными программами, предлагающимися для модернизации национальных хозяйственных систем. В международном разделении труда все страны Центрально-азиатского региона и Казахстан выступают традиционными экспортерами сырьевых товаров, необработанных и полуобработанных материалов. Доля оборудования и других промышленных товаров в их поставках на внешние рынки очень невелика. Одновременно эти товары составляли существенную часть импорта в конце 1990-х гг. В этой связи, в пределах среднесрочной перспективы поступления от экспорта стран Центральной Азии и Казахстана по существу обречены на все возрастающее отставание от импортных расходов. На современном этапе участие большинства стран «восточного фланга» СНГ в международном разделении труда не создает достаточных для их экономической стабилизации ресурсов. В среднесрочной перспективе такая возможность абсолютно исключается для Таджикистана и Киргизии, а для Узбекистана она носит весьма условный характер. Более того, в силу состояния национального производства и отсутствия значительных запасов полезных ископаемых, доступных для непосредственной эксплуатации, внешнеторговый потенциал большинства российских партнеров в краткосрочной перспективе будет уменьшаться даже в том случае, если они встанут на путь «раскрутки» экстенсивной сырьевой модели экономического развития.

Ограниченная рентабельность экономического партнерства РФ со странами «восточного фланга СНГ». К началу нынешнего десятилетия показатели эффективности сотрудничества России со странами «восточного фланга СНГ» были очень противоречивы. Продолжая оставаться приоритетным торгово-экономическим партнером для Казахстана и Киргизии, Россия к концу 1990-х гг. на 40-50 % сократила объем внешней торговли со всеми центрально-азиатскими государствами, которая была отмечена к тому же существенными потерями за счет теневого бизнеса. При этом двухсторонний товарообмен все больше утрачивал сбалансированный характер. Положительное сальдо у РФ оказалось чрезмерно велико в сфере российско-узбекской и российско-таджикской торговли, что свидетельствует о существовании крупной «законсервированной» задолженности перед российской стороной. Одновременно российско-казахстанская и российско-туркменская торговля были отмечены крупным дефицитом, что вряд ли удовлетворяет этих российских партнеров. С точки зрения стоимостных показателей и номенклатуры экспортно-импортных операций РФ, то только связи с Казахстаном играли для нее заметную роль (16,2 % от общего объема экспорта в СНГ или около 3 % во всем российском экспорте и 21,1 % от общего объема импорта в СНГ, то есть около 5 % всего российского импорта). Доля других стран в российской внешней торговле существенно меньше. В целом, в сфере внешней торговли со странами «восточного фланга» СНГ создавалась незначительная часть поступлений в российский бюджет. Потенциальная значимость этого направления экспорта для России также весьма условна в силу низкой платежеспособности партнеров. Вместе с тем, страны «восточного фланга» СНГ в обозримой перспективе будут остро нуждаться в поддержании высокого уровня товарообмена с РФ. К концу 1990-х гг. они сумели добиться значительной диверсификации спектра внешнеторговых партнеров. Однако для Казахстана и Киргизии эта система функциональна только при сохранении стратегической «завязки» экспорта и импорта на российские структуры, а для Узбекистана, Туркменистана и Таджикистана подобная «завязка» оставалась весьма существенной. Без поддержания традиционного уровня товарообмена с РФ экономика стран «восточного фланга» СНГ утратит необходимую устойчивость. В целом, двухсторонние экономические связи РФ со странами «восточного фланга» СНГ к началу нынешнего десятилетия не являлись полностью рентабельными. Россия не располагала значительными капиталовложениями в этих странах. Жизнеспособность ее экономики непосредственно не зависела от товарообмена ни с одним из ННГ. Относительная зависимость российской стороны существует, по-видимому, только на уровне очень узкого круга предприятий. В то же время, многие российские партнеры не обладают существенными источниками внешнеторговых ресурсов, которые были бы независимы от связей с РФ. Другими словами, двухстороннее экономическое сотрудничество России со странами «восточного фланга» СНГ является для нее во многом затратной областью экономической деятельности. Российское взаимодействие с Казахстаном в экономической сфере можно, в принципе, оценить более нюансированно, поскольку обе страны имеют общие нефтяные интересы, но и здесь речь пока может идти лишь об окупаемости транспортных коммуникаций, но не о росте доходов от их эксплуатации. Таким образом, к концу 1990-х гг. российские интересы в сфере двухстороннего экономического сотрудничества со странами «восточного фланга» СНГ обеспечивались не в полном объеме. Взаимодействие с Казахстаном, хотя и выглядело более перспективным, в стратегическом плане могло стать «рентабельным» только в случае реализации дополнительных проектов в области энергетической инфраструктуры и, следовательно, было обусловлено состоянием интеграционных процессов в СНГ не только на двухсторонней, но и многосторонней основе. Результаты анализа экономического измерения взаимодействия России со странами «восточного фланга» СНГ конца 1990-х гг. важны, прежде всего, в плане оценки возможностей самостоятельного функционирования национальных хозяйственных систем бывших союзных республик. Они служат лучшим аргументом в пользу необходимости значительной активизации усилий ННГ в области структурной модернизации и подтверждают существенное преобладание приоритетности российского вектора экономического сотрудничества. Современные условия экономического взаимодействия России со странами «восточного фланга» СНГ определяются следующими основными моментами. Тенденции стабилизации национальных хозяйственных систем ННГ. Во второй половине 1990-х гг. развитие кризисных тенденций в экономике большинства стран «восточного фланга» СНГ достигло критического уровня. Таким образом, достигнув к концу советского периода максимально высоких за всю свою историю показателей экономического развития, страны «восточного фланга» СНГ пережили в первые годы становления национальной государственности беспрецедентный «обвал» хозяйственных систем, причем длительность восстановительного периода для любой из них трудно прогнозировать. Но, хотя непомерная экономическая цена политической самостоятельности была заплачена, не вызвав масштабных общественных потрясений, процессы восстановления социально-экономического статуса всех «восточных» ННГ (особенно Киргизии и Таджикистана) будут носить, по-видимому, затяжной и затратный характер. В целом острота кризисных тенденций в странах Центральной Азии и даже Казахстане столь высока, что в краткосрочной перспективе речь может идти лишь о возможностях их торможения. В этой связи единодушно отмечаемое экспертами в 2000—2002 гг. общее улучшение внутренней макроэкономической ситуации во всех, в том числе и в «восточных», странах СНГ не может внушать чрезмерный оптимизм. Так, хотя после кризиса 1998 г. темпы роста ВВП ряда стран «восточного фланга» СНГ превосходили средние показатели по Содружеству и даже по России2, представляется, что пока преждевременно говорить о признаках устойчивой стабилизации, тем более что все страны Центрально-азиатского региона сталкиваются с последствиями продолжающегося «демографического взрыва», многократно снижающего социальный эффект производственного роста. Улучшение макроэкономической ситуации в начале нынешнего десятилетия было особенно заметным Туркменистане — около 18 % роста ВВП в 2000 г. В Казахстане рост ВВП составлял примерно 9,6 %, в Таджикистане — 8,3 %, Узбекистане — 4 %, Киргизии — 5 %. Достаточно благоприятные прогнозы существуют и на 2002 год. Тем не менее, общее экономическое положение «восточных» российских партнеров по СНГ в пределах среднесрочной перспективы вряд ли претерпит радикальные изменения в плане качественного улучшения их производственного и внешнеторгового потенциала. Особенно тревожным является то обстоятельство, что признаки стабилизации проявляются на фоне массированных иностранных кредитов и роста государственного долга стран «восточного фланга» СНГ. Тенденции расширения международного участия в экономике ННГ. С первых дней самостоятельного развития страны «восточного фланга» СНГ с их колоссальными и во многом уникальными природными ресурсами оказались в фокусе внимания ТНК. Для объективности необходимо отметить, что интерес к этому региону, а точнее, к его сырьевым богатствам, ТНК стали проявлять еще в советское время. Еще в 1988 г. в Москве были начаты переговоры о разработке нефтяных богатств находящегося на территории Казахстана Тенгизского месторождения нефти с американской нефтяной компанией «Шеврон». Однако широкое проникновение транснациональных компаний в экономику центрально-азиатских стран началось в 1990-е гг.1 Получив независимость, центрально-азиатские государства и Казахстан направили свои усилия на привлечение иностранного капитала, прежде всего в те отрасли народного хозяйства, которые были способны обеспечить быструю «валютную» отдачу (углеводородное сырье, золото). Судя по объемам привлеченных инвестиций, из всех пяти стран «восточного фланга» СНГ наилучший инвестиционный климат был создан в Казахстане, где был принят закон о государственной поддержке прямых иностранных инвестиций. Иностранные предприниматели получили также право на приобретение в частную собственность земли, на которой расположены их производственные объекты. На сегодняшний день именно Казахстан оказался лидером региона по объему полученных прямых иностранных инвестиций. По имеющимся данным, за 1994—1999 гг. государства Центральной Азии получили 8,8 млрд долл., из которых на долю Казахстана пришлось 6,8 млрд долл., или 77,1 % всех прямых потоков иностранных инвестиций в регион. На долю остальных четырех стран пришлось всего около 2 млрд долл., или 22,9 %, в том числе Туркменистан получил 739 млн долл. Почти такая же сумма (733 млн долл.) была получена Узбекистаном. Гораздо меньший объем инвестиционных поступлений наблюдался в этот период в Киргизию (405 млн долл.) и Таджикистан (140 млн долл.). Согласно имеющимся данным, страны региона существенно различаются как по объему полученных инвестиций на душу населения3, так и по специфике областей их приложения.

В Туркменистане общий объем прямых иностранных капиталовложений составил за первые годы независимости (1991—1998 гг.) 5,2 млрд долл.4 Основные инвестиции иностранных компаний в Туркменистане связаны с проектируемыми газопроводами, которые должны дать туркменскому газу надежный выход на мировые рынки. В 1998 г. Туркменистан заключил с международным консорциумом контракт на разработку крупнейшего месторождения на западе республики Гарашсызлык (Независимость), мощность которого — 4 млрд т нефти. В консорциум входят американская компания «Мобил», английская «Моньюмент» и «Туркменнефть». В конце 1998 г. республика выступила инициатором принятия международной конвенции по межгосударственным трубопроводам. Конвенция призвана подвести юридическую базу под строительство и эксплуатацию транзитных трубопроводов и обеспечить соответствующие гарантии безопасности транзита по ним энергоносителей. Туркменистан является теперь членом Азиатского банка развития, что облегчает ему решение проблемы получения необходимых кредитов для развития трубопроводной сети. В Узбекистане, по официальным данным, к середине 1998 г. сумма иностранных инвестиций оценивалась в 6,2 млрд долл., но, вероятно, реально эта сумма меньше, поскольку включает в прямые капиталовложения инвестиционные кредиты. Иностранные капиталовложения концентрируются вокруг двух групп отраслей экономики — разработка золотоносных и урановых месторождений2, а также создание промышленных производств с законченным технологическим циклом. Помимо американских, южнокорейских, британских компаний в Узбекистане действуют предприятия с участием японского, германского, турецкого капиталов. Однако существуют факторы, тормозящие рост иностранных инвестиций, — это ограничения, связанные с конвертируемостью узбекского сома, а также претензии западных держав к Узбекистану в связи с соблюдением прав человека. К числу центрально-азиатских государств с гораздо более скромными объемами иностранных инвестиций относятся Киргизия и Таджикистан. Несмотря на то что Киргизия имеет серьезные достижения в реформировании своей экономики и финансовой сферы, она оказалась гораздо менее привлекательна для иностранных инвесторов. К середине 1998 г. общий объем прямых иностранных инвестиций в Киргизии оценивался всего лишь в 300—400 млн долл. В основном прямые иностранные инвестиции направлены на разработку главных природных ресурсов республики — золота и урановой руды. Напряженная ситуация с иностранными инвестициями сложилась в Таджикистане. По оценке Всемирного банка, на восстановление разрушенного войной народного хозяйства республики потребуется не менее 4-6 млрд долл. В то же время общая сумма прямых иностранных инвестиций составила к середине 1998 г. всего примерно 150 млн долл. Основными видами деятельности совместных предприятий являются добыча золота, переработка хлопка-волокна, обработка кожи, фармацевтическое производство, а также завоз в республику промышленного и продовольственного сырья и товаров. Программа структурных преобразований экономики республики разрабатывалась с участием специалистов из МВФ и Всемирного банка, однако ее осуществление в условиях внутренней ситуации в республике было затруднено. Особое значение имеет для Таджикистана также и развитие транспортной сети. В январе 1997 г. в Токио был организован форум государств-доноров Таджикистана. На этом форуме было принято решение выделить республике около 200 млн долл., в том числе и на создание ее транспортной инфраструктуры. Тенденции диверсификации системы внешнеэкономического партнерства ННГ. Сложившаяся к настоящему времени система внешнеэкономического партнерства стран «восточного фланга» СНГ создает определенные положительные предпосылки расширения их участия в международном разделении труда. Достигнутые показатели диверсификации партнерских связей и товарооборота со странами дальнего зарубежья в целом выглядят благоприятно, но пока в силу ограниченного внешнеторгового потенциала ННГ не обеспечивают достаточных условий ни для комплексной модернизации национального производства, ни для создания высокотехнологичных систем в масштабах ведущих отраслей. Основную внешнюю поддержку хозяйственные системы стран «восточного фланга» СНГ получают, прежде всего, со стороны России и ряда других партнеров по СНГ, а также со стороны развитых индустриальных стран Запада. «Восточное» региональное окружение в этом плане существенно уступает по своим возможностям. Среди наиболее крупных «восточных» партнеров центрально-азиатских стран — Китай (7,3 % в экспорте Казахстана и 8,7 % в экспорте Киргизии), Турция (около 5 % в импорте Казахстана и Киргизии; 11 % в экспорте и 17 % в импорте Туркменистана), Иран (14 % в экспорте Туркменистана), Республика Корея (3,3 % экспорта и 9,8 % импорта Узбекистана). Другие «восточные и южные» соседи представлены в структуре внешней торговли ННГ существенно скромнее (в среднем менее 1-3 % в экспорте и импорте). Роль «западного» азимута внешнеторгового партнерства наиболее значима для Казахстана (22,7 % экспорта и 20 % импорта приходятся на ЕС; 5,5 % импорта поступает из США). Однако в любом случае расширение участия ННГ в международном разделении труда невозможно без радикальной реструктуризации их экспортного потенциала и последовательного формирования «нового производственного лица». Пока такой прагматический подход носит лишь характер гипотетических предложений со стороны аналитических структур, тем более что он сопряжен с болезненной ломкой всей экономической системы, а в конечном итоге — перегруппировкой национальной элиты. Тенденции развития субрегиональных интеграционных процессов и субрегионального двухстороннего сотрудничества. Субрегиональные интеграционные процессы в постсоветской Центральной Азии развивались в различных форматах, при различных вариантах внерегионального участия, а также с различной степенью «увязки» политических и экономических интересов партнеров. К интеграционным проектам такого рода следует отнести взаимодействие центрально-азиатских государств в рамках Форума тюркоязычных стран, Организации экономического сотрудничества (ОЭС), Центрально-азиатского союза (ЦАС), ГУУАМ, а также Евразийского экономического сообщества. Эти модели субрегиональных интеграционных процессов отчасти являлись поиском новых форм содействия экономическому развитию ННГ, дополняющих имеющийся потенциал, отчасти конкурировали друг с другом. Но к настоящему времени ни одна из них не принесла предполагавшейся отдачи, а некоторые просто провалились. Перспективы интеграционных процессов в Центральной Азии нельзя переоценивать. Сегодня достаточно интенсивные торговые связи заметны между Россией и Казахстаном, между Казахстаном и Киргизией, Узбекистаном и Таджикистаном. Однако минимальным остается пока уровень «завязки» между наиболее промышленно развитыми странами региона — Казахстаном и Узбекистаном, не говоря уже о «горизонтальных связях» Киргизии, Таджикистана, Туркменистана. Для всех государств важным партнером является Россия. Тем не менее, все центрально-азиатские страны имеют интенсивные торговые связи и за пределами СНГ. Поэтому универсальные интеграционные начинания в рамках Центрально-азиатского региона в краткосрочной перспективе будут оставаться еще малорезультативными. Пока вырабатываются только контуры будущих межгосударственных отношений при большом разбросе политических и экономических интересов партнеров. Вместе с тем, тенденция укрепления многосторонних отношений в регионе стала особенно заметной после июньского 2000 г. саммита глав государств СНГ в Москве, за которым последовало большое число двухсторонних контактов на высшем уровне. Двухстороннее экономическое сотрудничество России со странами «восточного фланга» СНГ Вопреки распространенным представлениям, на всем протяжении постсоветского периода Россия постоянно уделяла большое внимание партнерским связям с новыми независимыми государствами Центральной Азии. В конце 1990-х годов она подошла к несравненно более четкому осмыслению проблем взаимодействия с ними, чем это было в начале истекшего десятилетия. Не претендуя на роль безусловно доминирующей в регионе силы, Россия, тем не менее, стремится обеспечить свои внешнеполитические и экономические интересы, которые формировались в течение длительного исторического периода. Российско-казахстанское экономическое сотрудничество. Экономическое сотрудничество России и Казахстана является одним из важнейших направлений двухстороннего взаимодействия ННГ. В настоящее время складываются условия, благоприятные для его долгосрочного развития. Основным фактором является тесная взаимозависимость и взаимодополняемость национальных экономик. Кроме того, сегодня практически единственными действующими маршрутами транспортировки казахстанской нефти на мировой рынок являются нефтепроводы, проходящие по территории России. Причем недавнее введение в строй нефтепровода КТК обеспечивает долгосрочные условия доставки казахстанской нефти из месторождений, освоенных в 1990-е гг. Альтернативные маршруты транспортировки каспийской нефти, освоение месторождений которой стоит на повестке дня, пока остаются только проектами. За десять лет независимого развития обе страны заложили солидную базу для развития двухсторонних отношений на новой основе. В июле 1998 г. президентами обеих стран была подписана Декларация о вечной дружбе и союзничестве. На решение задач дальнейшего экономического сближения направлены и подписанные в октябре 1998 г. Договор и Программа экономического сотрудничества РК и РФ на период до 2007 г. В сентябре 1999 г. была подписана Программа приграничного сотрудничества регионов Казахстана и России до 2007 г. Осенью 2001 г. Россия и Казахстан подписали межправительственное соглашение по транспортировке нефти сроком на 15 лет. Среди конкретных результатов реализации принятых документов можно отметить увеличение квоты на транзит казахстанской нефти через российские нефтепроводы, восстановление и включение в параллельную работу энергосистем двух стран, договоренности о взаимных поставках природного газа, консенсус по использованию комплекса «Байконур». Россия была и остается основным внешнеторговым партнером Казахстана: на нее приходится 20 % казахстанского экспорта и 50 % импорта. Внешнеторговый оборот между Россией и Казахстаном в течение 2001 г. возрос до 5 млрд долл. против 4,3 млрд по итогам 2000 г.

При этом экспорт России в Казахстан составляет порядка 2,7 млрд долл., импорт — 2,3 млрд долл., что в целом примерно в два раза превышает уровень, сложившийся в конце 1990-х гг. В 1990-е гг. казахстанскую экономику стали широко ассоциировать с добычей нефти. Но поскольку главное нефтяное месторождение — Тенгизское — эксплуатируется ТНК («Шеврон» и «Эксон» — США, «Лукойл» — Россия), то сам Казахстан пока почти не имеет отношения к нефтяному бизнесу. Он значительно теснее связан с проектами в области транспортировки нефти. Так, возникшая в 1999 г. «КазТрансОйл» является новой национальной кампанией в нефтяном секторе, которая контролирует условия транспортировки и участвует в трубопроводном консорциуме КТК, созданном для доставки казахской нефти на мировые рынки по «северному» (российскому) маршруту. Трубопровод Тенгиз — Новороссийск был запущен в 2001 г. Его начальная мощность — 28,2 млн т в год. В целом проект КТК может полностью удовлетворить экспортные возможности Казахстана и «прокачать» нефть от Тенгизского месторождения до Новороссийска в объеме до 62-67 млн т в год. Объем прямых российских инвестиций в экономику Казахстана по итогам 2000 г. достиг порядка 109 млн долл., что составляет 5-6 % от общего объема привлеченных республикой прямых иностранных инвестиций. По состоянию на середину 2000 г. количество российско-казахстанских СП, действующих на территории Казахстана, составило 396 хозяйствующих субъектов. Россия занимает первое место по количеству созданных с Казахстаном СП и второе место после американо-казахстанских СП по объему производимых ими товаров и услуг. На фоне улучшения экономической ситуации в России и Казахстане активизировалось двухстороннее экономическое сотрудничество на внутрирегиональной основе. Так, между Павлодарской областью РК (север страны)2 и соседними регионами России — Новосибирской и Омской областями, а также Алтайским краем — с 2000 г. реализуется региональная программа, рассчитанная на 2000—2007 гг.

В аналогичном направлении складывается и сотрудничество между Западно-Казахстанской и Саратовской областями. Развивая экономическое сотрудничество на внутрирегиональной основе, стороны стремятся расширять приграничную торговлю, прямые партнерские отношения между хозяйствующими субъектами, налаживать информационный обмен, упрощать процедуру перехода границы и противодействовать криминальному бизнесу. Таким образом, в настоящее время Казахстан и Россия пытаются восстановить многообразие исторически сложившихся связей, частично утраченных в первые годы после распада СССР. Сегодня обе стороны вплотную подошли к пониманию целесообразности максимального сближения позиций по ключевым проблемам торгово-экономических и деловых отношений. Российско-киргизское экономическое сотрудничество. В целом российско-киргизское экономическое сотрудничество развивается на прочной основе, хотя его материальное наполнение далеко от оптимального. Наблюдается понимание и стремление обеих сторон к расширению взаимовыгодного взаимодействия во всех сферах жизнедеятельности, координации подходов и позиций по многим актуальным проблемам. Внешнеэкономическое сотрудничество России и Киргизии в настоящее время строится на основе примерно 177 двухсторонних и многосторонних соглашений. В 2000 г. между Россией и Киргизией был подписан Договор об экономическом сотрудничестве на 2000—2009 гг., и в этом же году приступила к деятельности совместная российско-киргизская межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Важным результатом ее деятельности стало подписание весной 2002 г. соглашения между правительством РФ и правительством Киргизской Республики о международном автомобильном сообщении. Несмотря на солидную договорную базу двухстороннего российско-киргизского взаимодействия, этот потенциал еще не реализован в полной мере. В отличие от тенденций, характерных для внешней торговли России с большинством стран «восточного фланга» СНГ в последние годы, товарооборот между Киргизией и Россией, хотя и составляет более 40 % от всей киргизской внешней торговли, неуклонно сокращается. По итогам 2001 г. он снизился на 24 %. В этой связи стороны намерены увеличить взаимные поставки, для чего разработан проект соглашения между странами, предусматривающий сближение тарифов на пассажирские и грузовые перевозки. Это позволяет надеяться на значительное оживление внешнеторгового сотрудничества. Особые надежды киргизские эксперты связывают с совместными разработками в угольной, нефтеи газодобывающей отраслях.

Потенциал развития киргизско-российского экономического сотрудничества имеется и в области машиностроения и легкой промышленности. Киргизские производители заинтересованы не только экспортировать свою продукцию в Россию, но и реанимировать с помощью россиян деятельность ведущих киргизских предприятий. Киргизия и Россия занимаются совместной переработкой урана, в планах на ближайшее будущее — создание совместных предприятий военно-промышленного назначения, переработки сельхозпродукции, пищевой отрасли. В ближайшее время планируется заключить новое соглашение о сотрудничестве в области производства цветных и благородных металлов и других стратегических материалов (со стороны Киргизии участвует крупнейшее предприятие — Кара-Балтинский комбинат), что, возможно, откроет путь созданию финансово-промышленной группы с участием России, Казахстана, Киргизии и Таджикистана. В течение трех лет работает совместная группа в составе специалистов АО «Киргизэнерго» и РАО «ЕЭС России», которая изучает возможности участия российских инвесторов в завершении строительства Камбаратинской ГЭС-. Одна из перспективных граней экономического сотрудничества — между административными регионами двух стран. Интерес к сотрудничеству с Киргизией проявляют многие субъекты РФ. С некоторыми из них, такими как Республика Татарстан, Чувашская Республика, Кабардино-Балкария, Екатеринбургская область, Ярославская область, Республика Якутия, Ямало-Ненецкий автономный округ, подписаны соглашения о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве, которые предусматривают активное взаимодействие в создании совместных предприятий. Наиболее активно в настоящее время реализуются соглашения о торгово-экономическом, научно-техническом сотрудничестве Бишкек — Москва, Чуйская область — Подмосковье, Иссык-Кульская область — Омская, Новосибирская и Челябинская области. Не все проблемы развития российско-киргизского сотрудничества решены в полном объеме. Например, предложения Киргизии повторно реструктуризировать свой долг, который образовался еще в 1997 г. и равен 18,1 млн долл., не нашли поддержки российской стороны. Но в краткосрочной перспективе самой важной задачей для обеих сторон является создание материальной основы оживления взаимного товарооборота. Российско-таджикское экономическое сотрудничество. Российскотаджикские отношения за истекшие после провозглашения независимости Таджикистана годы развивались достаточно динамично. Правовое поле взаимоотношений во всех сферах жизни составляют более 100 межгосударственных и межправительственных актов. Двухсторонние российско-таджикские торгово-экономические отношения играют заметную роль в системе партнерских связей обеих стран. В 2001 г. объем внешнеторгового оборота между ними составил 234 млн долл., или 17,5 % от общего объема внешнеторгового оборота Таджикистана. В 1999 г. российский экспорт составлял 92,5 млн долл., в 2000—2001 гг., соответственно, 105,0 и 129,4 млн долл. Последние два года отмечены усилиями обеих сторон по созданию условий для расширения экономического сотрудничества, привлечения российских инвестиций в экономику Таджикистана. В настоящее время в Таджикистане создано около 100 предприятий с участием российского капитала, прямые инвестиции составили 1,2 млн долл. Кроме того, при содействии российских организаций разработаны технико-экономические обоснования поэтапного строительства Рогунской ГЭС, создания совместного предприятия на базе Адрасманского горнообогатительного комбината и месторождения «Восточный и Западный Канимансур» с последующим освоением месторождения «Большой Канимансур».

Рассматривается вопрос об участии российских предприятий в освоении месторождения вольфрама «Майхура». Практически решен вопрос о строительстве Сангтудинской ГЭС-. В ходе очередного заседания российско-таджикской Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству (март 2002 г.) были намечены перспективы сотрудничества в области сельского хозяйства, железнодорожного транспорта, совместного внедрения инвестиционных проектов, организации кооперации между российскими и таджикскими предприятиями. Кроме того, стороны рассмотрели вопросы трудовой деятельности и социальной защиты граждан Таджикистана, работающих в России. Но есть и нерешенные проблемы. В настоящее время двухстороннее соглашение, по которому Россия должна получать из Таджикистана ежегодно 30 тыс. т хлопка взамен поставок материально-технических ресурсов, не выполняется. В 2001 г. Россия получила лишь 1,5 тыс. т «белого золота». Вместе с тем, перспективы дальнейшей стабилизации внутренней обстановки в Таджикистане предполагают и активизацию российскотаджикистанского сотрудничества, особенно в энергетической сфере. Многие эксперты выражают надежды на подключение к этому сотрудничеству третьих стран региона, например, Афганистана. Российско-туркменское экономическое сотрудничество. Российскотуркменское экономическое сотрудничество до начала нынешнего десятилетия сдерживалось значительными расхождениями сторон по проблемам взаиморасчетов за поставку нефтегазовых ресурсов и их транспортировку. Договоренности, достигнутые в ходе визита президента Владимира Путина в Туркменистан (2000 г.) и президента С.Ниязова в Россию (2002 г.), позволили добиться изменения «патовой ситуации» и придать двухстороннему взаимодействию больший динамизм. Президенты России и Туркменистана высказались за расширение и углубление взаимовыгодного сотрудничества, включая интенсификацию взаимного инвестирования и движения капитала, создание совместных хозяйственных структур в приоритетных отраслях. Было выражено принципиальное намерение расширить сотрудничество в области экспорта туркменского газа и принято решение о крупномасштабных поставках газа из Туркменистана в Российскую Федерацию на долгосрочной основе. В настоящее время перед Россией и Туркменистаном стоит задача поиска эффективных решений по совершенствованию взаиморасчетов и урегулированию финансовых взаимоотношений. Эта задача поставлена перед недавно созданной межправительственной комиссией по экономическому сотрудничеству. Комиссия призвана рассматривать вопросы сотрудничества в сфере энергетики, развития торгово-экономических связей, гуманитарного сотрудничества, взаимодействия на Каспии, финансовые вопросы. В ближайшем будущем предполагается завершить подготовку соответствующих базовых долгосрочных межправительственных соглашений. После продолжительного спада российскотуркменских внешнеторговых связей согласование в 2000 г. общих принципов их развития до 2005 г. и подписание соглашения о дополнительной закупке 10 млрд м3 туркменского газа вдобавок к ранее закупленным 20 млрд м3 вывели Россию в главные внешнеэкономические партнеры Туркменистана. Наметились и тенденции активизации деятельности в Туркменистане российских финансовых структур, в частности, банка «Российский кредит». Однако пока российско-туркменское внешнеторговое сотрудничество не приобрело стабильный характер. Если в 2000 г. Туркменистан поставил в Россию 30 млрд м3 природного газа, то в 2001 г. в Россию было поставлено лишь 10 млрд м3 газа. «Нефтегазовая» тема далеко не исчерпывает возможностей участия российского бизнеса в туркменской экономике. Российские предпринимательские структуры заинтересованы в продвижении на туркменский рынок оборудования для хлопкоперерабатывающей и ткацкой промышленности, сельскохозяйственной и дорожной техники, а также нефтегазового оборудования. Однако основные «товарные ниши» к настоящему времени уже заняты партнерами Туркменистана из дальнего зарубежья. Российско-туркменское взаимодействие в сфере ТЭК является приоритетным направлением для обеих стран. В настоящее время разрабатывается проект нового межгосударственного соглашения о сотрудничестве РФ и Туркменистана в нефтегазовой сфере. Россия намерена увеличивать закупки туркменского газа, чтобы довести этот объем до 50-60 млрд м3 в год. Стороны пока не согласовали цены, по которым туркменское углеводородное сырье будет поступать в российские газопроводы. Предполагается, что российско-туркменские разногласия будут сниматься по мере участия двух стран в создании многоформатных структур международного сотрудничества. В частности, в ходе встречи на высшем уровне зимой 2002 г. в Москве президент В. В. Путин предложил создать Евразийский альянс производителей газа, что позволило бы обеспечить формирование единого баланса производства и потребления природного газа в Центрально-азиатском регионе, а также его экспорт через единые каналы. Со своей стороны президент Туркменистана пригласил российских инвесторов принять участие в строительстве газопровода Туркменистан — Афганистан — Пакистан. Хотя выдвинутые на высшем уровне предложения достаточно разноплановые, они позволяют надеяться на заметную активизацию российско-туркменского сотрудничества в нефтегазовой отрасли. Вклад в развитие российско-туркменского сотрудничества в сфере ТЭК вносят и российские нефтяные компании. Осенью 2001 г. во время встречи с руководителями «Зарубежнефти» и «Итеры» президент С.Ниязов подержал их планы освоения нефтяных месторождений Туркменистана. Учитывая, что ранее туркменская сторона отвергла предложения «Газпрома» об участии в разработке газовых месторождений, «нефтяное направление» двухстороннего сотрудничества может рассматриваться как особенно перспективное. Российско-туркменские отношения вступают в новый этап, отражающий качественно более высокий уровень партнерства. В этой связи на повестке дня стоит налаживание крупномасштабного долгосрочного взаимодействия с Туркменистаном в приоритетной для обеих стран сфере топливно-энергетической отрасли. Российско-узбекское экономическое сотрудничество. После длительного периода снижения взаимного интереса к развитию экономического сотрудничества между Россией и Узбекистаном отношения между двумя странами в начале нынешнего десятилетия заметно оживились в результате визитов в мае 2000 г. президента В. В. Путина в Узбекистан и в мае 2001 г. президента И.Каримова в Москву. Среди крупных современных проектов, которые начали реализовываться на основе подписанных в ходе этих государственных визитов документов, — ряд контрактов в области военнотехнического сотрудничества на общую сумму 32 млн долл., соглашения о поставках на долгосрочной основе хлопкового волокна в Россию и необходимых материально-технических ресурсов в Узбекистан, а также о создании международного авиационного концерна «Ильюшин», в который войдут КБ «Ильюшин», Воронежский и Ташкентский авиационные заводы. Правовую основу российско-узбекского экономического сотрудничества составляет программа экономического сотрудничества между двумя государствами на 1998—2007 гг., которая включает также вопросы взаимодействия в области науки и техники и в гуманитарной сфере. Действует межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству. С начала нынешнего десятилетия Россия и Узбекистан находят все больше точек соприкосновения на этом важном направлении. В 2000 г. впервые за последние годы товарооборот между ними превысил 1 млрд долл.1 Экспорт Узбекистана в РФ составил более 545 млн долл., а импорт — 464,8 млн. При этом положительное сальдо сложилось не только за счет традиционных (сельскохозяйственных) статей экспорта, но и благодаря поставкам малолитражек «Нексия», «Дамас», «Тико», электрокабеля и другой промышленной продукции. В 2001 г. взаимный товарооборот составил около 1,3 млрд долл. Согласно статистическим данным, доля России составляет 18-20 % в общем товарообороте Узбекистана, что делает его важнейшим торгово-экономическим партнером. В настоящее время стороны работают над увеличением достигнутых в сфере внешней торговли показателей, а также над созданием новых совместных предприятий. Всего при участии российских инвесторов в Узбекистане создано более 400 предприятий, около 40 из которых работают со 100-процентным российским капиталом. Остаются, однако, и нерешенные проблемы. Например, не завершен проект создания российско-узбекского самолета Ил-11. Осталась нереализованной идея межгосударственной финансово-промышленной группы «РосУзАгромаш». Подобная пробуксовка во многом связана с отсутствием в Узбекистане свободной конвертации национальной валюты. Опасаясь утечки капиталов, официальный Ташкент блокирует работу в Узбекистане российских банков, хотя корейские, турецкие и голландские финансовые структуры уже нашли здесь свое место. Российская сторона пока не добилась и подключения к крупному проекту модернизации узбекского водного хозяйства, финансирование которого будет осуществлять Всемирный банк. В списке нерешенных вопросов стоят и проблемы, порождаемые двойным налогообложением. В последние годы российские структуры постепенно расширяют присутствие в нефтегазовой отрасли узбекской экономики. Летом 2001 г. компании «Лукойл» и «Итера» получили лицензии на разработку нефтегазовых месторождений Узбекистана. В 2002 г. продолжалась подготовка соглашения между правительствами РФ и РУ о сотрудничестве в нефтегазовой отрасли. В этой связи летом 2002 г. в Ташкенте прошли переговоры представителей Минэнерго РФ и ОАО «Газпром» с представителями НХК «Узбекнефтегаз» об основных направлениях сотрудничества в разведке, разработке и эксплуатации месторождений углеводородов, расположенных на территории Узбекистана, а также совместного участия в разработках и реализации нефтегазовых проектов в третьих странах. Одним из центральных пунктов повестки дня переговоров было согласование мероприятий по обеспечению транзита центрально-азиатского газа, в том числе мероприятий по обследованию, ремонту, замене оборудования для обеспечения транспорта газа по системе магистральных газопроводов Средняя Азия — Центр в объеме 50 млрд м3 в год к 2003—2004 гг. и обеспечения транспорта газа в 2005—2012 гг. в объеме 60 млрд м3 в год. В настоящее время наиболее успешно развиваются отношения Узбекистана с такими субъектами РФ, как Республика Татарстан, Алтайский край и Свердловская область. По итогам состоявшегося в мае 2000 г. визита в Узбекистан В. В. Путина было подписано соглашение о расширении сотрудничества административно-территориальных образований Узбекистана с субъектами РФ, на основе которого возрождаются и совершенствуются межрегиональные связи двух стран. Это позволит придать дополнительное материальное наполнение российско-узбекскому экономическому взаимодействию. Опыт развития двухстороннего экономического сотрудничества России с «восточным флангом» СНГ конца 1990-х гг. — начала третьего тысячелетия свидетельствует, что ее главные усилия были направлены на то, чтобы прилегающий к ее национальной территории Центрально-азиатский регион являлся зоной стабильности и динамичного развития, был открыт для взаимовыгодного международного сотрудничества с ее эффективным участием. Эти стратегические интересы проводятся в жизнь в разных формах и по различным направлениям. Споры о взаимосвязи политики и экономики, преобладающей роли того или иного из этих факторов в развитии межгосударственного сотрудничества стары как мир. Трудно дать однозначный ответ, в какой степени состояние национальных экономических систем и внешнеторговых связей будет влиять на отношения России со странами «восточного фланга» постсоветского пространства в начале третьего тысячелетия. Однако, учет экономической составляющей внешнеполитического партнерства необходим для адекватной оценки ситуации, а следовательно, и более реалистичных установок в сфере двухстороннего и многостороннего сотрудничества всех заинтересованных в нем государств.

[править] Примечания


Внешнеэкономические отношения России
История  1990-е годы (1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999) • 2000-е годы (2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, 2020)
Внешняя торговля  ЭкспортИмпорт
Инвестиции  В РоссиюИз России
Денежные переводы  В РоссиюИз России
Европа  АвстрияАлбанияАндорраБелоруссияБельгияБолгарияБосния и ГерцеговинаВатиканВеликобританияВенгрияГерманияГрецияДанияИрландияИсландияИспанияИталияЛатвияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМакедонияМальтаМолдавияМонакоНидерландыНорвегияПольшаПортугалияРумынияСан-МариноСербияСловакияСловенияУкраинаФинляндияФранцияХорватияЧерногорияЧехияШвейцарияШвецияЭстония
Азия  АбхазияАзербайджанАрменияАфганистанБангладешБахрейнБрунейБутанВосточный ТиморВьетнамГрузияИзраильИндияИндонезияИорданияИракИранЙеменКазахстанКамбоджаКатарКипрКиргизияКитайКНДРКувейтЛаосЛиванМалайзияМальдивыМонголияМьянмаНепалОАЭОманПакистанПалестинаСаудовская АравияСингапурСирияТаджикистанТаиландТуркменияТурцияУзбекистанФилиппиныШри-ЛанкаЮжная ОсетияЮжная КореяЯпония
Америка  АнгильяАнтигуа и БарбудаАргентинаАрубаБагамыБарбадосБелизБоливияБразилияВенесуэлаГаитиГватемалаГондурасГренадаДоминикаДоминиканская РеспубликаКанадаКолумбияКоста-РикаКубаМексикаНикарагуаПанамаПарагвайПеруСальвадорСент-Винсент и ГренадиныСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСШАСуринамТринидад и ТобагоУругвайЧилиЭквадорЯмайка
Африка  АлжирАнголаБенинБотсванаБуркина ФасоБурундиГабонГамбияГанаГвинеяГвинея-БисауДжибутиДР КонгоЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеКабо-ВердеКамерунКенияКоморыРеспублика КонгоКот-д’ИвуарЛесотоЛиберияЛивияМаврикийМавританияМадагаскарМалавиМалиМароккоМозамбикНамибияНигерНигерияРуандаСан-Томе и ПринсипиСвазилендСейшельские ОстроваСенегалСомалиСуданСьерра-ЛеонеТанзанияТогоТунисУгандаЦАРЧадЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭфиопияЮАРЮжный Судан
Австралия и Океания  АвстралияНовая ЗеландияПалауВануатуКирибатиМаршалловы ОстроваНауруПапуа — Новая ГвинеяСамоаСоломоновы ОстроваТонгаТувалуФедеративные Штаты МикронезииФиджи
ЦФО  Белгородская областьБрянская областьВладимирская областьВоронежская областьИвановская областьКалужская областьКостромская областьКурская областьЛипецкая областьМосковская областьОрловская областьРязанская областьСмоленская областьТамбовская областьТверская областьТульская областьЯрославская областьМосква
СЗФО  КарелияКомиАрхангельская областьНенецкий автономный округВологодская областьКалининградская областьЛенинградская областьМурманская областьНовгородская областьПсковская областьСанкт-Петербург
ЮФО  АдыгеяКалмыкияКраснодарский крайАстраханская областьВолгоградская областьРостовская область
КФО  КрымСевастополь
СКФО  ДагестанИнгушетияКабардино-БалкарияКарачаево-ЧеркесияСеверная ОсетияЧечняСтавропольский край
ПФО  БашкортостанМарий ЭлМордовияТатарстанУдмуртияЧувашияПермский кpайКировская областьНижегородская областьОренбургская областьПензенская областьСамарская областьСаратовская областьУльяновская область
УФО  Курганская областьСвердловская областьТюменская областьХанты-Мансийский автономный округЯмало-Ненецкий автономный округЧелябинская область
СФО  АлтайБурятияТываХакасияАлтайский крайЗабайкальский кpайКрасноярский крайИркутская областьКемеровская областьНовосибирская областьОмская областьТомская область
ДФО  ЯкутияКамчатский кpайПриморский крайХабаровский крайАмурская областьМагаданская областьСахалинская областьЕврейская автономная областьЧукотский автономный округ
Прочее  Военно-техническое сотрудничествоСтроительство Россией атомных электростанций за рубежомЗарубежная деятельность российских компанийРоссийские вложения в зарубежную недвижимостьИнвестиции из России в страны постсоветского пространстваКредиты из России в страны постсоветского пространстваЭкономические отношения с ЕвросоюзомЭкономические отношения со странами СНГЭкономические отношения России с Центральной АзиейЭкономические отношения с Латинской Америкой
Личные инструменты