Права человека в Финляндии


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

Из недостатков в области защиты прав человека в Финляндии в 2011 г. (в частности, в докладах 2011 г. Комитета ООН против пыток и Комитета ООН по правам ребенка, решениях ЕСПЧ), на которые обращалось внимание, можно выделить следующие:[1]

В сфере следствия и судопроизводства наблюдаются чрезмерная длительность следствия и суда (до 8 лет от начала следствия до оглашения решения суда), несвоевременное и недостаточное обеспечение юридической помощью, несоблюдение прав подследственных при проведении обысков и выемок. На этот счет неоднократно принимались решения ЕСПЧ, в том числе в нынешнем году.[2]

Проблемы наблюдаются и в сфере дискриминация в отношении беженцев и иммигрантов:[3]

  1. трудовая дискриминация, в значительной степени касается русскоязычного населения Финляндии. В 2010 г. был подготовлен доклад Уполномоченного по правам меньшинств на эту тему, выявивший, что уровень безработицы среди русскоязычных иммигрантов составляет 31 %, в то время как среди иммигрантов в целом это 17,6 %, среди населения в целом — 8,8 %.
  2. социальная дискриминация иммигрантов, в первую очередь, цыган, а также русскоязычных (в основном на бытовом уровне). В сентябре 2011 года был оштрафован владелец блошиного рынка, отказавший цыганке в аренде прилавка в связи с имевшимся у него негативным опытом общения с цыганами;
  3. проявления национальной нетерпимости со стороны коренного населения. Драки на национальной почве — нередкое в Финляндии явление. В том числе столкновения происходят между различными национальными группами иммигрантов: так, в июне 2010 г. произошла массовая драка в центральном парке аттракционов в г. Хельсинки между сомалийцами и курдами. Всё больше в последнее время случаев вандализма в отношении собственности иммигрантов и их объединений. В 2010 г. трижды подверглось порче имущество строящегося первого в Финляндии буддийского храма;
  4. неприятие представителями власти культурных особенностей частной жизни различных национальностей. В мае 2011 года внимание СМИ привлекла диссертация аспирантки Университета г. Тампере Й.Хиитолы, в котором она доказывала предвзятое отношение к иммигрантам со стороны финских судов по делам об опеке. В изученных ею более чем 300 делах проблемы с воспитанием детей в семьях иммигрантов объяснялись всегда личными качествами родителей и обусловленной культурными особенностями их стран неспособностью цивилизованно воспитывать детей. При этом в отношении родителей-финнов основной причиной родительских неудач называлась «усталость», а для объяснения проблем родителей-иммигрантов эта причина не рассматривалась ни в одном из дел;
  5. перенаправление беженцев в другие страны ЕС, где значительно менее вероятно предоставление им убежища;
  6. недостаточно гуманное отношение к беженцам и иммигрантам по вопросам воссоединения семей. В 2010 г. широкий общественный резонанс получили дела т. н. «бабушек»: в отношении престарелых тяжелобольных египтянки Эвелин Фадайел и россиянки Ирины Антоновой, прибывших в Финляндию к родственникам по туристическим визам, были приняты решения о депортации. Родственники Ирины Антоновой согласились на депортацию, родственники Э.Фадайел спрятали её, после чего финские власти продлили ей визу в порядке исключения. Обе женщины скончались в 2011 г. Родственники депортированной россиянки обратились в суд с требованием о возмещении морального ущерба. В сентябре 2011 года началось рассмотрение в Административном суде г. Турку аналогичного дела 87-летнего косовского албанца Рамадана Костаницы. Парламент Финляндии в 2010 г. счел нецелесообразным менять законодательство с целью решения этой проблемы.
  7. недостаток специалистов по работе с беженцами и иммигрантами. В Докладе Комитета ООН против пыток, например, отмечено полное отсутствие представителей этнических меньшинств в составе судейского корпуса.

Наблюдается также высокий уровень насилия в семье в целом и в отношении супругов, в частности; широкое распространение в финских школах издевательств и насилия в среде учащихся; высокое число самоубийств; чрезмерно высокие показатели психических расстройств среди детей и молодежи и недостаточная изученность причин такой ситуации; высокая латентность преступлений на сексуальной почве и недостаточно суровые наказания за эти преступления. В августе с.г., например, общественное порицание вызвал приговор в отношении четырех мужчин, совершивших изнасилование 14-летней девочки. Они получили от 40 дней условно до 6 месяцев условно плюс штраф от 500 до 3000 евро. Другой привлекший внимание в этому году случай — получивший в июне 2011 года условный срок за изнасилование ребенка мужчина продолжил работу тренером футбольной команды несовершеннолетних девочек, поскольку закон не требует сообщать о судимостях от лиц, работающих в качестве волонтеров.[4]

Присутствуют нарушения в системе психиатрической/неврологической помощи: отсутствие независимой экспертизы и судебной проверки при принудительной госпитализации, проведение электросудорожной терапии без согласия пациента, необоснованное назначение сильнодействующих психотропных препаратов при лечении синдрома дефицита внимания и гиперактивности у детей (из Доклада Комитета ООН против пыток).[5]

Нарушения свободы слова, отмечаемые в решениях ЕСПЧ, связаны с принятым в Финляндии ограничительным толкованием, не допускающим вмешательство масс-медиа в частную жизнь.[6]

Гендерные различия в оплате за равный труд в частном секторе — в 2010 г. «женский евро» стоил 81 цент.[7]

Другая проблема состоит в отсутствии внятной национальной политики в отношении русскоязычного населения страны, хотя это третья по численности национальная группа после титульной нации и шведов. Рекомендации Комитета министров Совета Европы по обеспечению прав русскоязычного населения как национального меньшинства выполняются слабо. Рекомендация Рабочей группы ООН по правам меньшинств о создании отдельного совещательного органа по вопросам русскоязычного населения Финляндией была проигнорирована, несмотря на обращения местных русскоязычных организаций.[8]

Комиссия ООН по правам ребенка неоднократно обращала внимание на недостаточность законодательного и политического обеспечения в Финляндии права ребенка на выражение своего мнения официальным властям по касающимся его вопросам; чрезмерно высокое число детей, изъятых из семей (16 тыс. детей в настоящее время живут вне своих семей) и недостаточную изученность причин такой ситуации; чрезмерно длительное рассмотрение споров об опеке.[9]

В отношении важных с российской точки зрения недостатков правозащитной ситуации в Финляндии наиболее актуальным продолжает оставаться следующие дела:[10]

1. «Дело Салонен». В 2008 г. имеющая российское и финское гражданство Римма Салонен вывезла в Россию своего 5-летнего сына Антона без согласия отца-финна. Отец сразу же обратился в полицию, было возбуждено уголовное дело. Узнав об этом, мать решила в Финляндию не возвращаться. В 2009 г. отец силой отнял ребенка у матери на территории России и вывез в Финляндию в багажнике дипломатической машины финского вице-консула. Приехавшая следом за сыном в Финляндию Римма Салонен была осуждена за международное похищение ребенка и лишена прав опеки. Бесплатная адвокатская помощь, предоставленная Римме Салонен, оказалась настолько недостаточной, что, по ее словам, адвокат отказывался ее выслушать и создавал впечатление, что видит своей задачей не защиту ее интересов, а поддержку обвинения. Посольством ей был рекомендован другой адвокат. В настоящее время Римме Салонен разрешено встречаться с сыном 1-2 раза в месяц под надзором социальных работников. Во время этих встреч матери и сыну было первоначально запрещено общаться на русском языке, причем это решение было подтверждено, как правомерное, судом. После привлечения российской стороной внимания к несоответствию данного запрета международным правозащитным стандартам, де-факто он был отменен. В то же время, продолжает действовать запрет социальной службы на разговоры во время встреч о православии (при этом мать активная прихожанка, сын крещен в православную веру). В июне 2011 года представителем Риммы Салонен была подготовлена жалоба в ЕСПЧ.[11]

2. «Дело Путконен»: социальная служба г. Хельсинки в 2010 г. изъяла девочку Юлию Путконен, гражданку Финляндии, у ее матери, гражданки России Валентины Путконен, и определила ее место проживания с отцом, гражданином Финляндии Йоуни Путконеном в Санкт-Петербурге, где он живет и работает. Юлия проживает в настоящее время в России, мать имеет право на встречи.[12]

3. «Дело Рантала»: имеющий российское и финское гражданство ребенок Роберт Рантала в декабре 2009 г. был изъят социальной службой у родителей — гражданки России Инги и финна Вилли-Пекки Рантала. Он сбежал из приюта (по финским оценкам, его забрала оттуда мать) и после вмешательства Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка А. П. Астахова был возвращен родителям. В июне 2010 г. мать вывезла сына по письменному разрешению отца в Санкт-Петербург. В Финляндию Инга возвращаться не собирается, поскольку там она должна предстать перед судом по обвинению в нанесении сыну побоев, из-за чего ребенок и был изъят из семьи. По ее словам, она скрывается от суда не из-за возможного наказания, а чтобы уберечь ребенка от очередного помещения в приют.[13]

4. Имеющая российское гражданство проживающая в Финляндии Клара Ситнова-Тойвонен являлась по решению российского суда опекуном своего внука В. А. Богданова, который был изъят финской социальной службой в 2009 г. и помещен в социальное учреждение. В каникулы, которые внуку было разрешено проводить с бабушкой, она выехала с ним в Санкт-Петербург к родственникам и по просьбе внука (ему больше 12 лет) передала им права опеки, поскольку мальчик хотел жить в семье, а не в приюте. По возвращении в Финляндию в отношении нее было возбуждено дело о похищении.[14]

5. У И. Г. Тиенсуу осенью 2010 г. изъяли дочь 15 лет в связи с попыткой самоубийства. По словам матери, эта попытка была связана с изнасилованием девушки, а не с ситуацией в семье. Мать и дочь в письменном виде заявили возражения против помещения в приют. На запрос Консотдела было отвечено, что по закону любая попытка самоубийства является основанием для изъятия, а также что финские социальные власти считают неприменимым к изъятиям детей требование Консульской конвенции между СССР и Финляндией сообщать в консучреждения о лишении свободы гражданина страны, назначившей консула.[15]

[править] Примечания

  1. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[1][2]
  2. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[3][4]
  3. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[5][6]
  4. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[7][8]
  5. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[9][10]
  6. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[11][12]
  7. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[13][14]
  8. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[15][16]
  9. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[17][18]
  10. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[19][20]
  11. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[21][22]
  12. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[23][24]
  13. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[25][26]
  14. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[27][28]
  15. Доклад МИД России «О ситуации с правами человека в ряде государств мира»[29][30]
Права человека
Европа  АвстрияАлбанияАндорраБелоруссияБельгияБолгарияБосния и ГерцеговинаВатиканВеликобританияВенгрияГерманияГрецияДанияИрландияИсландияИспанияИталияЛатвияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМакедонияМальтаМолдавияМонакоНидерландыНорвегияПольшаПортугалияРоссияРумынияСан-МариноСербияСловакияСловенияУкраинаФинляндияФранцияХорватияЧерногорияЧехияШвейцарияШвецияЭстония
Азия  АбхазияАзербайджанАрменияАфганистанБангладешБахрейнБрунейБутанВосточный ТиморВьетнамГрузияИзраильИндияИндонезияИорданияИракИранЙеменКазахстанКамбоджаКатарКипрКиргизияКитайКНДРКувейтЛаосЛиванМалайзияМальдивыМонголияМьянмаНепалОАЭОманПакистанПалестинаСаудовская АравияСингапурСирияТаджикистанТаиландТуркменияТурцияУзбекистанФилиппиныШри-ЛанкаЮжная КореяЮжная ОсетияЯпония
Америка  АнгильяАнтигуа и БарбудаАргентинаАрубаБагамыБарбадосБелизБоливияБразилияВенесуэлаГаитиГватемалаГондурасГренадаДоминикаДоминиканская РеспубликаКанадаКолумбияКоста-РикаКубаМексикаНикарагуаПанамаПарагвайПеруСальвадорСент-Винсент и ГренадиныСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСШАСуринамТринидад и ТобагоУругвайЧилиЭквадорЯмайка
Африка  АлжирАнголаБенинБотсванаБуркина ФасоБурундиГабонГамбияГанаГвинеяГвинея-БисауДжибутиДР КонгоЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеКабо-ВердеКамерунКенияКоморыРеспублика КонгоКот-д’ИвуарЛесотоЛиберияЛивияМаврикийМавританияМадагаскарМалавиМалиМароккоМозамбикНамибияНигерНигерияРуандаСан-Томе и ПринсипиСвазилендСейшельские ОстроваСенегалСомалиСуданСьерра-ЛеонеТанзанияТогоТунисУгандаЦАРЧадЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭфиопияЮАР
Австралия и Океания  АвстралияНовая ЗеландияПалауВануатуКирибатиМаршалловы ОстроваНауруПапуа — Новая ГвинеяСамоаСоломоновы ОстроваТонгаТувалуФедеративные Штаты МикронезииФиджи
Прочее  Права человека в ЕвросоюзеПрава человека в ПрибалтикеЕСПЧ
Личные инструменты