Грузино-осетинский конфликт


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

В годы существования СССР Южная Осетия имела статус автономной области в составе Грузии. В 1991 году первый президент страны Звиад Гамсахурдиа упразднил автономию. Не согласившись с таким решением, южноосетинские власти оказали вооружённое сопротивление грузинским властям. В январе 1991 года между Грузией и Южной Осетией начались активные военные действия, приведшие к многочисленным жертвам с обеих сторон.

После вооруженного конфликта, длившегося до 1992 года, Грузия потеряла контроль над этой территорией, в зону конфликта были введены миротворческие силы.

С 1994 года начались переговоры по урегулированию конфликта. 16 мая 1996 года в Москве подписан Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами. Состоялось несколько встреч президентов Грузии и Южной Осетии Э.Шеварднадзе и Л.Чибирова, на которых обсуждались пути урегулирования конфликта. Россия является посредником в переговорном процессе. 23 декабря 2000 года подписано российско‑грузинское межправительственное Соглашение о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино‑осетинского конфликта и в возвращении беженцев. В апреле 2001 года в Южной Осетии состоялся референдум по внесению изменений в Конституцию республики, проведение которого руководство Грузии считает незаконным.

22 декабря 2001 года миссия ОБСЕ в Грузии и Еврокомиссия подписали соглашение о выделении гранта в размере 210 тысяч евро на мероприятия по урегулировании грузино‑осетинского конфликта. Еврокомиссия приняла активное участие в программе по сбору и уничтожению оружия в зоне конфликта.

14‑17 октября 2003 года в пригороде Гааги (Нидерланды) прошла 10‑я встреча экспертных групп полномочных делегаций сторон в рамках переговорного процесса по урегулированию грузино‑осетинского конфликта. В консультациях приняли участие представители Республики Северная Осетия ‑ Алания, нидерландские председатели ОБСЕ, главы миссии ОБСЕ в Грузии, представители Европейской комиссии. Стороны впервые не смогли подписать итоговый протокол из‑за проявившихся разногласий по его содержанию.

31 мая 2004 года командующий Смешанными силами миротворцев в зоне грузино‑осетинского конфликта Святослав Набдзоров выступил с заявлением о намерении ликвидировать блок‑посты МВД Грузии, установленные вдоль автотрассы Гори ‑ Цхинвали, согласно официальному Тбилиси, с целью пресечения транспортировки контрабандных грузов.

1 июня 2004 года МИД России сделал три заявления по поводу ситуации в зоне грузино‑осетинского конфликта. Российское внешнеполитическое ведомство призвало власти Грузии осознать опасность провокаций в этом районе.

2 июня 2004 года на встрече сопредседателей Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино‑осетинского конфликта представители Тбилиси и Цхинвали договорились не прибегать к мерам силового и экономического давления друг на друга.

3 июня 2004 года Грузия направила в Цхинвальский регион 20 вагонов с танками и бронемашинами, несколько установок «Град» и 350 миротворцев. Грузия в Цхинвальском регионе располагала 150 военнослужащими, вооруженными стрелковым оружием. Всего в зоне конфликта Грузия может иметь 500 военнослужащих с ограниченным количеством тяжелой техники, отметили в Минобороны страны.

28 июня 2004 года трое сотрудников МГБ Грузии были задержаны по подозрению в проведении диверсионно‑террористических акций в Южной Осетии. После этого Грузия отказалась участвовать в заседании Смешанной контрольной комиссии по урегулированию в Южной Осетии, которое планировалось провести в Москве 30 июня. 3 июля представители грузинских спецслужб были освобождены. Грузия заявила о намерении продолжить работу в рамках комиссии.

30 июня 2004 года российские миротворцы подверглись нападению со стороны подразделения грузинского МВД. В этой связи МИД России призвал Тбилиси «не доводить ситуацию в Южной Осетии до опасной черты». В Москве «не вызывает сомнения, что насильственный захват военного имущества осознанно направлен на дальнейшее обострение обстановки в Южной Осетии и подрыв российско‑грузинских отношений», заявили в российском внешнеполитическом ведомстве.

Обстановка в зоне грузино‑осетинского конфликта обострилась 8 июля 2004 года в связи с вооруженным столкновением в Лиахвском ущелье Южной Осетии. По поступившим из Тбилиси данным, двое грузинских миротворцев ранены, один похищен. 8‑9 июля в Цхинвали прошли переговоры по урегулированию грузино‑осетинского конфликта между государственным министром Грузии Георгием Хаиндравой и заместителем командующего сухопутными войсками РФ генерал‑лейтенантом Валерием Евневичем. Стороны обсудили вопросы стабилизации ситуации вокруг Южной Осетии.

11 июля в Цхинвали прошла встреча главы непризнанной Республики Южная Осетия Эдуарда Кокойты с послом по особым поручениям МИД РФ Львом Мироновым. Обсужден вопрос подготовки и проведения заседания Смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию ситуации в Южной Осетии. В тот же день в Цхинвали прошла рабочая встреча сопредседателей СКК с участием министра по особым поручениям Южной Осетии Бориса Чочиева и представителя правительства Северной Осетии Теймураза Кусова. Стороны договорились прекратить все провокационные действия в зоне грузино‑осетинского конфликта. В частности, конфликтующие стороны обещали прекратить стрельбу и снять экономическую блокаду.

14 июля 2004 года в Москве в закрытом режиме прошел первый раунд переговоров на высоком уровне в формате СКК. Стороны выразили понимание, что из зоны конфликта необходимо вывести незаконные вооруженные формирования. Был также подтвержден статус миротворцев в зоне конфликта. Секретарь Совета национальной безопасности Грузии Гела Бежуашвили заявил, что решение югоосетинской проблемы он видит в восстановлении территориальной целостности Грузии. 15 июля в ходе второго раунда переговоров участники заседания СКК подписали итоговый документ, призывающий руководителей Тбилиси и Цхинвали не применять силовые действия в решении конфликта. Стороны должны соблюдать все договоренности, достигнутые до этого дня. Все незаконные вооруженные формирования должны быть разоружены, техника должна быть выведена из зоны конфликта. Пункт о гуманитарной помощи стоит в протоколе отдельно: стороны вновь признали, что такие грузы имеют облегченный таможенный режим, как это предписано Дагомысскими соглашениями 1992 года. Стороны договорились, что СКК будет работать на постоянной основе в Цхинвали, а очередное заседание возобновит работу через несколько дней в Тбилиси.

19 июля 2004 года на встрече в Цхинвали представители Грузии, Южной Осетии, Северной Осетии и России приняли решение создать группу в составе секретарей грузинской, юго‑ и североосетинской частей СКК. 21 июля в Тбилиси прошло первое заседание группы в составе секретарей грузинской, юго‑ и североосетинской частей СКК и советника российского посольства в Тбилиси. Грузия и Южная Осетия подтвердили приверженность курсу на мирное урегулирование в зоне грузино‑югоосетинского конфликта и недопущение эскалации напряженности. 22 июля в Цхинвали на встрече уполномоченных представителей сопредседателей СКК были определены срок начала совместного патрулирования зоны грузино‑осетинского конфликта миротворцами и наблюдателями ОБСЕ, а также маршруты проверок.

30 сентября ‑ 2 октября 2004 года в Москве состоялось заседание Смешанной контрольной комиссии (СКК) по грузино‑осетинскому урегулированию. Обсуждались перспективы ликвидации кризисной ситуации в Южной Осетии и недопущении ее в будущем, вопросы экономической реабилитации зоны конфликта. Была организована рабочая группа по выработке решений о выводе незаконных формирований, снятии незаконных постов и выставлении новых постов миротворцев.

5 ноября 2004 года в Сочи прошли переговоры между премьер‑министром Грузии З.Жванией и руководителем Южной Осетии Э.Кокойты. Переговоры проходили при посредничестве МИД РФ, который представлял первый заместитель министра Валерий Лощинин. Стороны договорились о полной демилитаризации зоны грузино‑югоосетинского конфликта. 13 ноября на встрече госминистра Грузии Г.Хаиндрава с министром по особым делам правительства Южной Осетии Б.Чочиевым была достигнута договоренность о ликвидации блиндажей и других строений военного назначения. 15 ноября в зоне грузино‑осетинского конфликта начался процесс ликвидации военно‑инженерных строений.

18‑19 ноября 2004 года во Владикавказе состоялось заседание СКК. Участники заседания рассмотрели ход выполнения договоренностей, достигнутых при российском посредничестве на встрече премьер‑министра Грузии 3ураба Жвания и президента непризнанной республики Южная Осетия Эдуарда Кокойты в Сочи 5 ноября. Выступивший на заседании СКК президент Республики Северная Осетия‑Алания Александр Дзасохов поддержал идею Жвания и Кокойты об образовании зоны экономического благоприятствования, предложив включить в нее Алагирский район Северной Осетии, Южную Осетию и Горийский район Грузии.

26 января 2005 года на заседании ПАСЕ в Страсбурге президент Грузии Михаил Саакашвили озвучил мирные инициативы в отношении Южной Осетии. В соответствии с ними, Южной Осетии предложен широкий автономный статус в составе единого грузинского государства. Инициативы Саакашвили в телефонном разговоре 15 февраля поддержал президент США Дж. Буш. Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, комментируя инициативы Саакашвили, заявил, что «Южная Осетия ‑ давно уже независимая республика», и о создании единого с Грузией государства речи быть не может.

11 марта 2005 года Михаил Саакашвили заявил на брифинге, что не намерен долго ждать отклика Цхинвали на мирные инициативы Грузии по статусу Южной Осетии. Саакашвили отметил, что отдельно взятые представители цхинвальских властей приветствуют грузинские инициативы, но решения принять не могут. По его словам, цхинвальский регион и Абхазия «никогда не станут частью пусть даже бывшей империи». «Это ‑ наши люди, наша территория, которая называется Грузия, и никогда по‑другому называться не будет», ‑ сказал Саакашвили.

16‑17 марта 2005 года на встрече в Москве сопредседателей Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино‑осетинского конфликта обсуждались вопросы демилитаризации зоны конфликта в рамках достигнутых в Сочи в ноябре 2004 года договоренностей. В работе заседания приняли участие делегации от России, Грузии, Северной Осетии ‑ Алании и Южной Осетии.

20‑21 июня 2005 года в Москве прошло экстренное заседание Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино‑южноосетинского конфликта. В ходе заседания стороны должны были подписать протокол о взаимодействии правоохранительных органов в зоне конфликта. Однако был подписан только протокол, согласно которому были созданы группы по расследованию инцидентов, произошедших в зоне грузино‑осетинского конфликта 29 мая и 6 июня (убийство 4 осетинских и 1 грузинского военнослужащего, исчезновение 4 грузин).

10 июля 2005 года в Батуми состоялась международная конференция по вопросу урегулирования грузино‑осетинского конфликта. Представители Южной Осетии отказались принять участие в конференции. На конференции президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что Грузия готова предоставить Южной Осетии полную автономию и также готова в соответствии с этим изменить конституцию страны. Саакашвили, в частности, сообщил, что инициированный им план урегулирования конфликта с Южной Осетией ‑ поэтапный, и для его реализации потребуется немалое время. По его словам, в плане учтены все пожелания, которые на разных этапах озвучивали представители руководства Южной Осетии. Непризнанная республика Южная Осетия не согласна на предложения Саакашвили об автономии в составе Грузии.

11 октября 2005 года парламент Грузии принял постановление «О ходе миротворческих операций и ситуации в конфликтных зонах Грузии». Согласно документу, российские миротворцы, дислоцированные в зоне грузино‑осетинского конфликта, до 1 февраля 2006 года должны обеспечить выполнение соглашений, заключенных сторонами. В противном случае с 15 февраля 2006 года парламент Грузии начнет процедуру по выходу из Дагомысского соглашения 1992 года и потребует вывода российских миротворцев.

8 декабря 2005 года ‑ чрезвычайное заседание СКК в связи с резким обострением обстановки в зоне грузино‑осетинского конфликта. Заседание было посвящено анализу причин, вызвавших всплеск напряженности в зоне конфликта, и выработке мер, направленных на обеспечение мирного хода грузино‑осетинского урегулирования. В заседании принимал участие руководитель российской части комиссии, посол по особым поручениям МИД РФ Валерий Кеняйкин.

15 февраля 2006 года парламент Грузии принял постановление, предусматривающее прекращение миротворческой операции в зоне грузино‑осетинского конфликта. Действия России в регионе в этом документе расценивались как «интервенция».

31 мая 2006 года была проведена ротация российских войск в составе Смешанных сил по поддержанию мира в зоне грузино‑осетинского конфликта. Ротация российских военных проходила через Рокский тоннель, который Грузия не контролирует. Официальный Тбилиси счел действия российской стороны вызовом в свой адрес. Власти страны заявили, что под видом ротации Россия вводит в регион дополнительные войска.

16 июля 2006 года грузинская полиция задержала машину руководителей смешанной комиссии по урегулированию грузино‑осетинского конфликта. Их обыскали и на несколько часов конфисковали вещи. Из‑за этого инцидента заседание комиссии решено было перенести на сутки.

18 июля 2006 года парламент Грузии принял постановление о немедленном выводе российских миротворцев с территории страны.

27 сентября 2006 года грузинские спецслужбы задержали четырех российских офицеров, работающих в ГРВЗ. Арестованных военных Тбилиси обвинил в шпионаже.

Согласно опубликованному в СМИ заявлению командующего Смешанных сил по поддержанию мира в зоне грузино‑осетинского конфликта (ССПМ) М.Кулахметова, 29 сентября 2006 года сотрудники спецназа Грузии напали на машину североосетинского батальона миротворческих сил на выезде из с. Авневи и избили находившегося в ней миротворца сержанта Г.Кудзиева.

12 ноября 2006 в Южной Осетии состоялись референдум о независимости и выборы президента республики.

7 августа 2007 года грузинская сторона обвинила Россию в том, что накануне вечером два самолета Су‑25 «с российскими опознавательными знаками» вторглись в воздушное пространство Грузии и осуществили ракетный обстрел грузинской РЛС в районе г. Гори. В результате «авиаинцидента» было сорвано запланированное на 9‑10 августа в Тбилиси заседание Смешанной контрольной комиссии (СКК) по вопросам урегулирования грузино‑осетинского конфликта. Обстановка в зоне конфликта резко обострилась.

29 августа 2007 года грузинской стороной были задержаны и осуждены грузинским судом на два месяца предварительного заключения двое военнослужащих из состава североосетинского батальона ССПМ в зоне грузино‑осетинского конфликта — российские граждане Т.Хачиров и В.Валиев (удерживались до февраля 2008 года). Это было сделано в нарушение общепринятых норм международного права и действующих соглашений об урегулировании грузино‑осетинского конфликта. После задержания грузинская сторона не допустила к ним ни представителей командования ССПМ, ни сотрудников консульского отдела Посольства России в Тбилиси, а судебное разбирательство происходило без участия адвокатов.

Возобновление спустя почти год переговорного процесса по грузино‑осетинскому урегулированию в рамках Смешанной контрольной комиссии (СКК) не принесло ощутимых результатов. На проходивших 23‑24 октября 2007 года в тбилисском офисе ОБСЕ переговорах грузинской и югоосетинской сторонам так и не удалось согласовать позиции и принять Совместное заявление.

31 марта 2008 года был подвергнут обстрелу из стрелкового оружия и гранатометов пост правоохранительных органов Южной Осетии у села Окона Знаурского района. Военными наблюдателями ССПМ и представителями миссии ОБСЕ установлено, что огонь велся с территории, подконтрольной грузинской стороне. За два дня до обстрела в этом же районе зафиксировано нахождение сотрудников госбезопасности и спецназа МВД Грузии, переодетых в гражданскую одежду.

2 апреля вооруженной группой из автоматического оружия обстрелян блокпост министерства обороны Южной Осетии в районе села Андзи‑си. Военнослужащими блокпоста ответный огонь не открывался.

Всего же в апреле 2008 года ССПМ в зоне грузино‑осетинского конфликта было зафиксировано 56 случаев нарушения грузинской стороной соглашения о прекращении огня. Стрельба велась в основном беспорядочным образом с целью поддержания напряженности в зоне конфликта. Министр внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили, комментируя инцидент, связанный с подрывом на противопехотной мине 3 апреля сотрудника отдела полиции в районе села Хеити, обвинил российских миротворцев в причастности к установке мины, а через грузинский телевизионный канал «Алания» обвинил руководство Южной Осетии в причастности к выдаче местному населению около 1,5 тысячи фальшивых российских паспортов.

14 мая 2008 года президент Южной Осетии Эдуард Кокойты заявил, что спецслужбы Грузии планируют провести в ближайшее время на территории непризнанной республики теракт против грузин и грузинских миротворцев.

15 мая помощник командующего ССПМ по работе со СМИ капитан Владимир Иванов объявил о плановой ротации миротворческого контингента в Южной Осетии. После этого в грузинских СМИ, со ссылкой на главу МИД Грузии, была распространена информация о якобы увеличении российского миротворческого контингента в зоне грузино‑осетинского конфликта. При этом, плановая ротация миротворческого контингента характеризовалась как «провокационное и безответственное мероприятие».

16 мая на обочине дороги в 200 метрах от грузинского населенного пункта Эргнети в зоне грузино‑осетинского конфликта сработало взрывное устройство. Жертв и пострадавших нет. В этот же день взрывное устройство сработало на дороге между грузинскими селами Эредви и Дици. Взорвалась машина МВД Грузии, по предварительной информации, ранен один сотрудник спецназа Грузии. Третий за день взрыв произошел в окрестностях села Никози ‑ на мине в поле подорвался местный житель.

3 июля 2008 года автомобиль, в котором глава созданного Тбилиси альтернативного правительства Южной Осетии Дмитрий Санакоев ехал по территории Южной Осетии на международную конференцию в Батуми, подорвался на мине и был обстрелян со стороны ближайших сел. Охрана открыла ответный огонь. Перестрелка продолжалась несколько минут, трое сотрудников охраны были тяжело ранены. Санакоев не пострадал. Глава МВД Южной Осетии Михаил Миндзаев заявил, что покушение на Санакоева было организовано грузинской стороной с тем, чтобы обвинить Цхинвали и использовать это как предлог для военного вторжения в непризнанную республику.

В ночь с 3 на 4 июля 2008 года грузинская сторона из минометов, гранатометов и стрелкового оружия открыла огонь по столице Южной Осетии г. Цхинвали, а также селам Убиат и Дменис. При обстреле один человек погиб, трое ранены. По утверждению грузинских официальных лиц, ночную стрельбу начала югоосетинская сторона, а действия грузинской стороны носили исключительно ответный и вынужденный характер.

7 июля в селе Окона Знаурского района сотрудниками правоохранительных органов ЮО были задержаны четверо военнослужащих Минобороны Грузии. Власти непризнанной республики Южной Осетии утверждали, что задержанные грузинские военнослужащие проводили на территории Цхинвальского региона разведывательную деятельность. Президент Грузии Михаил Саакашвили расценил задержание офицеров как похищение. 8 июля задержанные были освобождены.

9 июля было опубликовано заявление Министерства иностранных дел России в связи с обострением ситуации в зонах грузино‑абхазского и грузино‑осетинского конфликтов. В нем говорилось: «В последние дни резко накалилась ситуация в зонах грузино‑абхазского и грузино‑югоосетинского конфликтов. В Южной Осетии массированному минометному обстрелу с грузинской стороны подвергся город Цхинвали, имеются пострадавшие среди мирного населения. Отмечены неоднократные нарушения воздушного пространства зоны конфликта истребителями и беспилотными летательными аппаратами ВВС Грузии. Осуществлен теракт, в котором погиб представитель правоохранительных органов Южной Осетии. Грузинскими военнослужащими произвольно выставлен пост на стратегической высоте близ села Сарабуки. Без согласования с командованием Смешанными силами по поддержанию мира (ССПМ) в зону конфликта введена дополнительная грузинская военная техника, что зафиксировано военными наблюдателями, в том числе от миссии ОБСЕ в Грузии. Все это указывает на то, что против Южной Осетии, являющейся международно‑признанной стороной в урегулировании конфликта, совершен открытый, заранее спланированный акт агрессии».

1‑2 августа ситуация в зоне грузино‑осетинского конфликта резко обострилась в результате повлекшего человеческие жертвы массированного минометного обстрела жилых кварталов Цхинвали. Погибли шесть граждан Южной Осетии, 15 ранены. Сами грузинские представители заявляли, что это ответная мера на обстрелы грузинских территорий с осетинской стороны. Южная Осетия начала эвакуиацию своих жителей из домов в Северную Осетию, в первые два дня после обстрелов 2.5 тыс. жителей покинули свои дома.

6 августа президент Южной Осетии Эдуард Кокойты пообещал принять «самые жесткие меры» к «бандитам, обстреливающим села». Ранее Минобороны непризнанной республики сообщило, что в среду около полудня грузинская сторона начала снайперский и пулеметный обстрел осетинских сел Мугут и Дидмуха в Знаурском районе. По данным Южной Осетии, подразделения силовых структур Грузии пытались занять Нульскую высоту, чтобы контролировать Знаурскую дорогу и расположенные вдоль нее осетинские населенные пункты. Во второй половине дня появились сообщения, что у селения Нул в Южной Осетии идет ожесточенный бой. Глава комитета по информации и печати Южной Осетии Ирина Гаглоева сообщила РИА Новости, что южноосетинские подразделения практически вытеснили с Нульской высоты грузинские военные формирования. МВД Грузии опровергло сообщение о вытеснении грузинских полицейских с Нульской высоты.

В этот же день посол по особым поручениям МИД РФ Юрий Попов сообщил, что была договоренность провести 7 августа в штабе Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ) прямые грузино‑осетинские переговоры при посредничестве России, однако это предложение встретило отказ Цхинвали.

7 августа президент Грузии Михаил Саакашвили в телеобращении к населению Грузии и Цхинвальского региона заявил, что готов к любым переговорам для решения конфликта с Южной Осетией. По его словам, он предлагает России стать гарантом широкой автономии для Южной Осетии в составе единой Грузии.

По данным МВД Южной Осетии, грузинская сторона 7 августа днем открыла огонь из крупнокалиберного и автоматического оружия по столице республики Цхинвали со стороны села Никози. Затем, по данным Цхинвали, со стороны грузинского населенного пункта Авневи велся обстрел осетинского села Хетагурово. Около десяти человек погибли, еще около 50 получили ранения разной степени тяжести. Грузинские СМИ, в свою очередь, сообщили, что югоосетинская сторона в течение трех часов обстреливала из крупнокалиберного оружия села Авневи и Нули. По данным Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ) в зоне грузино‑осетинского конфликта, в большинстве случаев первыми начинала стрельбу грузинская сторона, кроме того, были зафиксированы обстрелы российских миротворцев.

8 августа 2008 года Грузия начала боевые действия в зоне грузино‑осетинского конфликта, введя свои войска в Южную Осетию.

[править] Ссылки

[править] Примечания

Личные инструменты