Сланцевый газ в США


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

США являются крупнейшим в мире добытчиком сланцевого газа.

В 2012 году объём добычи сланцевого газа в США составил 260 млрд м3.[1]

Отличительной особенностью газоносных сланцев в США является их относительно неглубокое залегание и достаточно равномерное распределение по территории страны, что максимально приближает произведенную здесь продукцию к потенциальному потребителю и к доступу в магистральную сеть. Это обстоятельство во многом определило успех «сланцевой революции», сведя расходы на транспортировку газа к минимуму. Затраты на транспортировку одинаковы для всех видов газа, в США расстояния поставок в среднем не превышают 200 км, что в итоге оказывается также одним из ключевых условий жизнеспособности отрасли при низких ценах.[2]

Содержание

[править] История

Первая в США скважина для добычи газа из сланцев была пробурена в 1821 году в девонских сланцах формации Фредония, однако с 1859 года вплоть до конца ХХ века добыча газа осуществлялась преимущественно из традиционных источников.[3]

В 1970-х годах в США были проведены разведочные работы, в ходе которых выявлены четыре огромных сланцевых бассейна — Барнетт (Barnett), Хайнсвилл (Haynesville), Файетвилл (Fayetteville) и Марселлус (Marcellus) площадью в десятки тысяч квадратных километров и, по-видимому, содержащие гигантские запасы природного газа. На тот момент эти резервы оказались недоступными.[4]

В период нефтяных кризисов 1970-х годов и озабоченности проблемами энергетической безопасности, в США активизировались исследования по добыче нетрадиционных газов. Отцом сланцевой революции по праву считают Дж. Митчелла, который сделал принципиальное для разработки газоносных сланцев открытие, соединив технологии гидроразрыва пласта (ГРП) и горизонтального бурения. Позднее этот подход трансформировался в многоэтапный (многоступенчатый) гидроразрыв пласта (multi-stage fracture stimulation).[5]

В 1996 году в США добывалось 0,3 млрд м3 сланцевого газа (1,6 % всего газа, извлеченного в США), в 2006 г. — 1,1 млрд м3 (5,9 %). До 2005 г. в США было пробурено всего 14 990 скважин на газ, а только в 2007 г. — 4 185 скважин.[6]

Определённая роль в развитии нового направления добычи газа принадлежит Департаменту энергетики США. Помимо прямых инвестиций в размере $100 млн в 1970—1980-х годах, министерство методически способствовало развитию технологий, которые обеспечили сегодняшний уровень производства сланцевого газа, что включает комплексный подход к изучению залежей, бурению горизонтальных скважин, использование многозонального ГРП и реагентов на водной основе, снижающих поверхностное натяжение при ГРП.[7]

Немало способствовало развитию сланцевой газодобычи льготное налогообложение. Так, Статья 29 Закона о налогообложении сверхприбыли сырой нефти (Crude Oil Windfall Profits Tax Act) «Нетрадиционные виды топлива» вступила в силу в 1980 году на фоне дефицита энергоресурсов и высокой озабоченности американского правительства зависимостью от импорта нефти. Конгресс США стремился стимулировать добычу нефти и газа из нетрадиционных источников, таких как девонские отложения сланцев, низкопроницаемые формации и угольные пласты, которые были очень дорогими для разработки. В соответствии с этой статьей, производители газа из нетрадиционных источников получали льготы в размере около $18/тыс. м3. В период действия статьи до 2002 года добыча нетрадиционного газа выросла в четыре раза.[8]

Промышленная добыча сланцевого газа было начата компанией «Devon Energy» в США в начале 2000-х годов на месторождении Барнетт в штате Техас, где в 2002 году пробурена первая горизонтальная скважина. В 2007 году в США уже функционировало 4185 сланцевых газовых скважин и было добыто 34 млрд м3 этого углеводорода.[9]

В 2008 году добыча природного газа в США увеличилась на 7,5 % (или на 41,7 млрд м3), показав самые высокие темпы роста за четверть века. Большую часть этой прибавки дал сланцевый газ, объем добычи которого составил в 2008 г. 51,7 млрд м3 (8 % от общенационального показателя), из которых около 70 % пришлось на залежи Барнетт.[10]

Благодаря резкому росту добычи в 2009 году США стали мировым лидером добычи газа (745,3 млрд м3), причём более 40 % приходилось на нетрадиционные источники (26 % — метан из угольных пластов и 14 % — сланцевый газ). Это привело к возникновению избыточного предложения газа на мировом рынке и значительному падению его цены к началу 2010 года.[11]

[править] Трудовые ресурсы

Постоянно растёт количество рабочих мест в отрасли добычи сланцевого газа, где число специалистов в 2012 г. уже превышает 100 тыс. человек, на которых приходится еще 400 тыс. человек обслуживающего персонала.[12]

[править] Налогообложение

Доходы от добычи сланцевого газа становятся всё более заметной частью федерального бюджета. Так, общие доходы правительства от этого вида деятельности (федеральные, внутриштатные, местные налоги и федеральные роялти) по оценке IHS CERA в 2011 составили $18,6 млрд.[13]

[править] Финансовые инструменты

Многие компании в США прибегают к сложным финансовым схемам для повышения своей доходности и снижения рисков в условиях волатильности цен.[14]

Эти финансовые инструменты позволяют компаниям, занятым в секторе сланцевой газодобычи, в значительной мере хеджировать свои риски в условиях низких цен, гибко реагируя на любые их изменения. Аккумулированные в итоге средства, в том числе и полученные исходя из ожиданий будущих периодов, компании могут направлять на поддержание необходимого уровня добычи даже в неблагоприятной рыночной обстановке.[15]

Однако отчасти именно эти финансовые схемы, в основе которых лежат продажи ещё не добытых объёмов газа, и стали экономической ловушкой для компаний сектора, что является важным моментом для понимания текущей парадоксальной ситуации в газовой отрасли США, когда на фоне явной убыточности, общие объёмы добычи газа остаются на высоком уровне. Сложные финансовые построения, которые активно использовали компании в условиях плохого рынка на протяжении последних лет, обернулись для них жёсткими обязательствами по предоставлению покупателям прежде проданных объёмов газа — оговоренные объёмы по оговорённым ценам они обязаны предоставить в любом случае. К развёртыванию промышленной добычи толкают компании и условия лицензионных соглашений, которые могут быть отозваны, если работы не начались в установленный срок. Очевидно, сегодняшняя ситуация на американском газовом рынке неустойчива, рынок перенасыщен газом, и многие компании уже сталкиваются с трудностями. По словам Р. Тиллерсона (исполнительный директор Exxon Mobil, которая потратила в 2010 г. при ценах газа, почти вдвое больших сегодняшних, $41 млрд на покупку крупной газовой компании XTO Energy, известной своими сланцевыми активами): «Приходится снимать последнюю рубаху. Мы не делаем никаких денег. Все находится в красной зоне».[16]

Бум в газовой промышленности в значительной степени объясняется огромными объемами сложного, нестандартного финансирования, предоставленного инвестиционными банками, такими как Goldman Sachs, Barclays и Jefferies & Company. Большая часть денег, которые банкиры привлекли для американских операторов, пришла из зарубежных нефтяных и газовых компаний, таких как Total, China National Offshore Oil Corporation, которых убедили, что «американская сланцевая революция — это та возможность, мимо которой нельзя пройти». «Мы добыли больше мяса, чем могли бы перетащить в свою пещеру и съесть», — комментирует ситуацию М. Холт, со-президент Tudor Pickering Holt & Company инвестиционного банка из Хьюстона, который участвовал в десятках сделок со сланцевым газом в последние четыре года. — «Теперь у нас проблемы». А финансовый аналитик, много занимающийся экономикой добычи сланцевого газа, Д. Роджерс (Deborah Rogers) называет сделки VPP одним из механизмов сращивания газовых и банковских структур, в результате которого формируется сильная их взаимозависимость.[17]

Наиболее наглядно результаты подобной политики видны на примере Chesapeake, который, как и многие другие игроки рынка сланцевого газа, заключил много сложных финансовых сделок, которые не позволили своевременно сократить добычу для удержания цен. Казавшееся ещё недавно спасением хеджирование будущих продаж обернулось не только обязательствами продолжать убыточную добычу, но и перестаёт быть прибыльным финансовым инструментом. Объёмы таких сделок неуклонно сокращаются с 2010 г., в 2012 г. прибавка от этих операций, по расчётам компании, даст всего около $10/тыс. м3 добытого газа — желающих покупать газ впрок и дороже рынка в условиях его затоваривания не наблюдается. Эти $10 — не что иное, как выигрыш у рынка, но отнюдь не синоним общей прибыльности продаж. По итогам III квартала 2012 г. на следующий год компанией не заключено ни одной подобной сделки.[18]

К концу 2012 г. компания Chesapeake оказалась в сложном финансовом состоянии. Низкие цены на газ не позволяют ей покрыть крупные займы, взятые раньше на развитие бизнеса и масштабные инвестиции. Результатом стала продажа части активов на фоне резко падающей капитализации компании. В 2012 г. уже продано активов на $11,6 млрд, предполагается до конца года довести сумму продаж до $13-14 млрд. На 2013 г. запланировано расстаться с активами еще на $5 млрд.[19]

[править] Хеджирование

Основным финансовым инструментом, активно используемым американскими нефтегазовыми компаниями, является хеджирование, что позволяет производителям продавать свой товар по более высокой цене, фиксируя цену продажи части продукции в будущем. По данным на середину 2012 г., в целом по США компании «сланцевого» сектора хеджировали до 70 % своей продукции.[20]

Потери от хеджирования крупнейшими независимыми компаниями по добыче сланцевого газа в США наблюдались в 2008 году при пике цен на природный газ, когда компании заранее продали часть своей будущей продукции по более низкой цене. Прибыль была получена с момента коллапса цен на Хенри Хаб с начала 2009 года, когда производителям удалось загодя застраховаться по более высоким ценам.[21]

Доходы от хеджирования продукции составляют от 14 до 40 % от всей прибыли компаний сектора. Так, с 1 января 2006 года Chesapeake заработала на подобных операциях $8,7 млрд, что в пересчёте на единицу произведённой продукции составляет около $50/тыс. м3. До конца 2012 года Chesapeake хеджировала 64 % своей продукции по средней цене $107/тыс. м3. Devon Energy застраховала 65 % своей продукции в 2012 году по цене $133/тыс. м3.[22]

[править] VPP

С 2007 года лидер сланцевой газодобычи в США компания Chesapeake активно продвигает еще один финансовый инструмент — Volumetric Production Payment (VPP). Это продажа доходов субарендатора участка, договор позволяет выделить прямое долевое участие продавца в специфический лизинг и дает право покупателю получать определенные объемы газа (или нефти) в рамках данного договора лизинга. Методика VPP достаточно хорошо известна и применяется в нефтегазовом бизнесе уже более 50 лет. Она позволяет продавцу продать часть будущей добычи со скважины, имеющей высокую степень разведанности по части доказанных запасов. Этот финансовый инструмент при разработке сланцевых залежей способствует получению дополнительного твердого дохода в условиях неблагоприятной ценовой конъюнктуры.[23]

Покупают эти финансовые предложения коммерческие структуры, банки или инвестиционные фонды, заинтересованные в гарантированном доходе с низкой степенью риска. Продавец сохраняет права на бурение и эксплуатацию геологических зон выше и ниже реализованной зоны, а также на остаточные объемы по окончании срока договора. Совершая операции VPP, продавец увеличивает свой денежный поток от добывающих активов по привлекательной ставке дисконтирования и делит часть производственных рисков с покупателем. Покупатель в свою очередь имеет право на определенные объемы (доходы) при низкой степени риска последующей добычи и не несет ответственности за эксплуатационные и капитальные расходы, а также за налог на добычу. Покупатель также имеет «первый приоритет» на произведенную продукцию в рамках договора и ему предоставляется право хеджировать цены будущих продаж.[24]

В течение срока действия VPP продавец сохраняет миноритарный пакет в определенных скважинах («буферный объем»), который предусматривает получение денежного потока для покрытия операционных затрат и налогов на добычу, а также для покрытия потенциального дефицита в добыче, если часть эксплуатационных скважин не вышла на прогнозируемые уровни добычи. За последние пять лет Chesapeake реализовал 10 договоров по схеме VPP на общую сумму $6,4 млрд (что в пересчете на единицу продукции обеспечило компании среднюю цену в $165/тыс. м3).[25]

[править] Показатели

Общая добыча газа из сланцевых пород в США по итогам 2011 года, согласно опубликованному в июне 2012 года периодическому обзору DOE «Natural gas Year-in-Review», составила 214 млрд м3 — по сравнению со 145 млрд м3 в 2010 году. Таким образом, прирост за 2011 год составил 47,6 %.[26]

По предварительным оценкам DOE, в 2012 году прирост сланцевой газодобычи в США составит 18,6 %.[27]

В 2011 году на плее Barnett было добыто 48,9 млрд м3 сланцевого газа, Haynesville — 65 млрд м3, Marcellus — 35,4 млрд м3.[28]

[править] Прогнозы

Оценки перспективной добычи газа в США представлены в годовом обзоре EIA DOE, опубликованном в июне 2012 года (AEO2012), согласно которому к 2035 году доля сланцевого газа в общей газодобыче составит около 50 %.[29]

В ноябре 2012 года отмечалось, что по оценке МЭА, общая добыча газа в США к 2035 г. составит 821 млрд м3 (по сценарию Golden Case), из которых на долю сланцевого придется 45 % или 370 млрд м3, что практически совпадает с базовым сценарием DOE.[30]

В начале 2014 года Александр Хуршудов писал: «Высокие уровни добычи газа в США продержатся еще несколько лет. Они будут незначительно расти с ростом газовых цен, а затем, по мере истощения скважин, начнут неуклонно снижаться.»[31]

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. «Cланцевая революция» сулит России большие потери («Deutsche Welle», Германия)
  2. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  3. Сланцевый газ и проблемы энергообеспечения Украины
  4. Сланцевый газ и проблемы энергообеспечения Украины
  5. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  6. Сланцевый газ и проблемы энергообеспечения Украины
  7. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  8. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  9. Сланцевый газ и проблемы энергообеспечения Украины
  10. Сланцевый газ и проблемы энергообеспечения Украины
  11. Сланцевый газ и проблемы энергообеспечения Украины
  12. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  13. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  14. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  15. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  16. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  17. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  18. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  19. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  20. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  21. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  22. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  23. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  24. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  25. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  26. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  27. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  28. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  29. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  30. Первые 5 лет «сланцевой революции»: что мы теперь знаем наверняка? // Центр изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН, ноябрь 2012
  31. Александр Хуршудов: Идея добычи сланцевого газа из непроницаемых пород оказалась полностью несостоятельной. 9 января 2014[1]
Сланцевый газ
История  1990-е годы (1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999) • 2000-е годы (2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, 2020)
Европа  АвстрияАлбанияАндорраБелоруссияБельгияБолгарияБосния и ГерцеговинаВатиканВеликобританияВенгрияГерманияГрецияДанияИрландияИсландияИспанияИталияЛатвияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМакедонияМальтаМолдавияМонакоНидерландыНорвегияПольшаПортугалияРоссияРумынияСан-МариноСербияСловакияСловенияУкраинаФинляндияФранцияХорватияЧерногорияЧехияШвейцарияШвецияЭстония
Азия  АбхазияАзербайджанАрменияАфганистанБангладешБахрейнБрунейБутанВосточный ТиморВьетнамГрузияИзраильИндияИндонезияИорданияИракИранЙеменКазахстанКамбоджаКатарКипрКиргизияКитайКНДРКувейтЛаосЛиванМалайзияМальдивыМонголияМьянмаНепалОАЭОманПакистанПалестинаСаудовская АравияСингапурСирияТаджикистанТаиландТуркменияТурцияУзбекистанФилиппиныШри-ЛанкаЮжная КореяЮжная ОсетияЯпония
Америка  АнгильяАнтигуа и БарбудаАргентинаАрубаБагамыБарбадосБелизБоливияБразилияВенесуэлаГаитиГватемалаГондурасГренадаДоминикаДоминиканская РеспубликаКанадаКолумбияКоста-РикаКубаМексикаНикарагуаПанамаПарагвайПеруСальвадорСент-Винсент и ГренадиныСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСШАСуринамТринидад и ТобагоУругвайЧилиЭквадорЯмайка
Африка  АлжирАнголаБенинБотсванаБуркина ФасоБурундиГабонГамбияГанаГвинеяГвинея-БисауДжибутиДР КонгоЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеКабо-ВердеКамерунКенияКоморыРеспублика КонгоКот-д’ИвуарЛесотоЛиберияЛивияМаврикийМавританияМадагаскарМалавиМалиМароккоМозамбикНамибияНигерНигерияРуандаСан-Томе и ПринсипиСвазилендСейшельские ОстроваСенегалСомалиСуданСьерра-ЛеонеТанзанияТогоТунисУгандаЦАРЧадЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭфиопияЮАР
Австралия и Океания  АвстралияНовая ЗеландияПалауВануатуКирибатиМаршалловы ОстроваНауруПапуа — Новая ГвинеяСамоаСоломоновы ОстроваТонгаТувалуФедеративные Штаты МикронезииФиджи
Прочее  СебестоимостьЭкологические риски при добычеСланцевый газ в ЕССланцевый газ в Скандинавии
Личные инструменты