Угольная промышленность Европы


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

Угольная промышленность Европы — отрасль топливной промышленности Европы.[1]

[править] Страны Европы за пределами СНГ

Угольная промышленность европейских стран дотируется в значительных масштабах. Средний размер дотаций на 1 т добываемого угля составляет (в долл.): в Германии — 144; Испании — 75; Великобритании — 3. Низкий уровень дотаций в Великобритании объясняется высоким уровнем оснащения шахт. Они являются самыми высокопроизводительными в Западной Европе, имея среднегодовую производительность в 3200—3500 т/чел. в год. Еврокомиссия предложила прекратить дотации к 2010 г. и перейти в разумных пределах на импортный уголь. Такая политика проводится и в отношении новых стран ЕС. Для них сокращение добычи имеет не только экономические, но и социальные последствия, так как в угольной промышленности занято большое число самодеятельного населения.[2]

Сокращение добычи угля в Западной Европе вызвано, прежде всего, сокращением его потребления на ТЭС. Либерализация в электроэнергетике привела к повсеместной приватизации в отрасли, что привело к переводу ТЭС на газовое топливо. В Великобритании массированный переход на газ оказал негативное влияние на угольную отрасль. Для ее сохранения британское правительство было вынуждено принять мораторий на строительство новых газовых ТЭС.[3]

Из-за неконкурентоспособности европейского угля были закрыты шахты в Бельгии, Португалии, Франции (соответственно в 1992 г., 1994 г., 2005 г.). Уголь продолжают добывать в Германии, Испании, Великобритании, Греции и Турции. Греция и Турция, в отличие от других западноевропейских стран, увеличили добычу в 3 раза по сравнению с 1980 г. В остальных западноевропейских странах спад добычи составил в среднем 40 %.[4]

Страны Восточной Европы хорошо обеспечены углем, запасов должно хватить приблизительно на 100 лет. Лидером на протяжении долгого времени является Польша, сосредоточившая 80 % ресурсов каменного угля всего региона. Угольная промышленность стран Восточной Европы переживает сейчас значительный спад, связанный в основном с энергетической стратегией ЕС, направленной на снижение доли угля в ТЭБ как экологически грязного вида топлива. К тому же себестоимость местного угля значительно выше более качественного импортного угля. С начала 1990-х годов добыча угля в регионе снизилась на четверть. Для замены угля ЕС предлагает разрабатывать возобновляемые и нетрадиционные источники энергии, для внедрения которых требуются огромные капиталовложения. ЕС считает, что восточноевропейские ТЭС должны переводиться на природный газ, поставляемый в основном из России, что также противоречит политике ЕС, требующей снизить энергетическую зависимость региона от России. Перспективы угольной промышленности Восточной Европы неоднозначны и труднопредсказуемые. Пока можно с уверенностью говорить только об угольной отрасли Польши, которая и в будущем сохранит свое значение в качестве экспортера коксующихся углей в сопредельные европейские страны.[5]

[править] Россия

Россия устойчиво занимает в последние годы пятое место по угледобыче, в советские времена по добыче угля она занимала третье место. Это произошло как вследствие падения добычи, начавшегося во второй половине 1990-х, так и из-за роста добычи угля в странах, которые стали его крупными экспортерами. Максимум добычи был достигнут в 1988 г. — 426 млн т. В 2007 г. добыто 314 млн т.[6]

Россия обладает большими запасами угля, второе место в мире. Прогнозные ресурсы еще более значительны ввиду малой изученности большей части территории Сибири и Дальнего Востока. Основные месторождения, разрабатываемые в настоящее время, находятся в границах следующих угольных бассейнов: Печорский, Восточный Донбасс, Канско-Ачинский, Кузнецкий, Южно-Якутский. В Сибири находится большое число месторождений с огромными запасами углей различного качества, в том числе гигантский Ленский бассейн, освоение которых затруднено из-за их неблагоприятного экономико-географического положения. Федеральное значение имеют Кузнецкий и Канско-Ачинский бассейны, поставляющие уголь в 68 регионов России. Региональное значение имеют Донецкий и Печорский бассейны, обеспечивающие Европейскую часть и частично Урал.[7]

Кризис в угольной промышленности России начался в 1960-е годы после перестройки ТЭБ страны в пользу углеводородного топлива. К моменту распада СССР производительность в угледобыче была в 4 ра-за ниже, чем в США. Необходимость модернизации и ре-структуризации стала очевидной. Главной целью реформ стало повышение эффективности отрасли до уровня, который позволил бы значительно снизить или совсем отказаться от государственных субсидий. На реформирование отрасли отводилось 12—15 лет против 20—30 лет согласно мировому опыту. Трудности в проведении реформы заключались в следующем. Большинство предприятий угольной промышленности имели градообразующее значение. Они давали 70—90 % бюджетных поступлений и на них работало больше половины самодеятельного населения городов и поселков. В случаях сокращения числа занятых в добыче и переработке угля в шахтерских поселениях уровень безработицы многократно возрастал, так как слаборазвитая социальная инфраструктура не могла обеспечить освободившихся шахтеров рабочими местами. Если в Австралии, США и др. западных странах доля занятых в социальной сфере и производствах, не связанных с добычей угля, составляет в таких населенных пунктах примерно 70 %, то в России — всего 30—40 %. На рост безработицы оказал большое влияние такой фактор, как низкий уровень предпринимательской активности населения, не желающего или не имеющего возможности заниматься собственным бизнесом. Положение усугублялось высокой долей пенсионеров (40—50 %) в шахтерских городах (работающие в угледобыче имеют право на льготный выход на пенсию). Высокий престиж шахтерской профессии в советское время, с одной стороны, мешал проведению реформ: большинство шахтеров не хотели смены профессии; с другой стороны, этот же фактор способствовал трудовой миграции: более трети шахтеров были готовы сменить место жительства и переехать в те города, где имелись перспективные предприятия угольной промышленности.[8]

Перестройка отрасли началась во второй половине 1990-х. В 70 шахтах с ежегодной добычей 20—23 млн т добывался уголь, относящийся к некондиционным маркам по международным параметрам. Для их закрытия была разработана специальная программа. Более половины эксплуатируемых шахт имели возраст свыше 40 лет, только 18 предприятий — относительно новые, работающие не более 20 лет.[9]

Кризис в отрасли имел следующие последствия: практически прекратил свое существование шахтерский район Подмосковного угольного бассейна; на 39 % снизилась добыча в Кузбассе и на Дальнем Востоке, на половину уменьшилась добыча на Урале. В этот же период началось строительство 11 новых шахт и 15 разрезов в Кузбассе, Ростовской и Амурской областях, в Приморье и Бурятии. В результате реформ увеличилась доля угля, добываемого открытым способом, с 65 до 70—80 %, реконструкции подверглось свыше 100 действующих предприятий, повысилась безопасность труда. Производительность труда выросла на 80 % в шахтах и почти в 2 раза на открытых разработках.[10]

После такой кардинальной реструктуризации в начале 2000-х годов в отрасли начался подъем. Добыча стала расти, увеличившись за первое пятилетие на 14 %.[11]

В угольной промышленности России действует свыше 240 угледобывающих предприятий, в том числе 96 шахт и 148 раз-резов. Число занятых в угольной промышленности составило 200 тыс. чел. (2007 г.).После приватизации и акционирования ведущую роль в производстве стали играть следующие компании (млн т в 2006 г.):Сибирская угольная энергетическая компания («СУЭК») — 90; «Кузбассразрезуголь» — 44; «Южный Кузбасс» — 17; «Южкузбассуголь» — 16; «Русский уголь» — 14; «Северсталь-ресурс» — 13; «Холдинг Сибуглемет» — 12; «Распадская» — 11; «Якутуголь» — 10; «Сибирский Деловой Союз» — 9. Эти десять крупнейших российских компаний дают 80 % общенациональной добычи. Структура добычи следующая (в %): каменный уголь — 70; бурый уголь — 26; антрациты — 4.[12]

Добыча угля по бассейнам выглядит следующим образом (в %): Кузнецкий — 52; Канско-Ачинский — 12; Печорский — 5; Восточный Донецкий — 3; Южно-Якутский — 3; прочие — 25. Ведущую роль в добыче угля занимает Кузбасс, где сосредоточено 40 % всех запасов и 70 % ресурсов коксующихся углей России. Многие шахты небезопасны из-за повышенного содержания метана. Несмотря на то, что добыча здесь ведется с XIX в., Кузбасс и в будущем сохранит свое значение.[13]

Россия входит в число ведущих экспортеров угля, занимая пятое место. В 2006 г. она поставила на мировой рынок 92 млн тугля, из которых почти 90 % пришлось на энергетический уголь. Доля Кузбасса в этом сегменте составила 80 %.[14]

В Республике Тыва в 2008 г. началась разработка одного из крупнейших в мире Элегетского месторождения коксующихся углей с запасами в 1 млрд т. Это месторождение станет крупнейшим в России по добыче коксующихся углей и третьим в мире. Для того чтобы этот комплекс заработал в полную силу, необходимо построить железнодорожную ветку протяженностью 460 км с объемом перевозок 30 млн т в год от Кызыла до станции Курагино Красноярского края. В случае успешной реализации этого проекта Тыва может превратиться в регион-донор.[15]

Из-за удаленности угольных месторождений от экспортных терминалов конкурентоспособность российского угля ниже по сравнению с другими странами. Среднее расстояние углеперевозок в России составляет в среднем 4 тыс. км. Поэтому транспортная составляющая цены выше. Если в США она — 30 %, то в России — более 40 %. Кроме этого, пропускная способность российских портов и железных дорог ограниченна. Экспорт угля идет через порты Туапсе, Калининград, Архангельск, Усть-Луга, Мурманск, Находка, Петропавловск-Камчатский, Восточный, Ванино, который после ввода в строй предприятий по добыче угля на Эльгинском месторождении станет крупнейшим угольным терминалом с пропускной способностью до 10 млн т в год. Терминал по приемке угля есть в порту Магадана. В перспективе угольным портом может стать Зарубино.[16]

Россия поставляет уголь более чем в 30 стран мира. В число крупнейших потребителей российского угля в 2008 г.вошли Кипр, Украина, Япония, Польша, Турция, Финляндия, Болгария, Бельгия, Нидерланды, Словакия, Испания, Республика Корея, Великобритания, Швейцария, Румыния, Италия, Германия, Казахстан, Венгрия, Литва, куда поступает более трети экспортируемого угля. Россия импортирует уголь только из Экибастузского бассейна Казахстана на ТЭС, построенные во времена СССР и с самого начала ориентированные на этот уголь.[17]

В стране начиная с 1980-х годов не было построено ни одной угольной ТЭС. При сравнении стоимости угольной и газовой генерации видно очевидное преимущество газовых ТЭС. Рост газовой генерации в настоящее время замедляется. Уголь может стать реальной заменой газа при нормализации цен на энергоносители и при росте дефицита мощностей электростанций, который уже начал ощущаться. В перспективе до 2020 г. основой электроэнергетики останутся ТЭС, доля угольных ТЭС в топливном балансе может увеличиться с 25 до 36—37 % при сокращении удельного веса газа с 70 до 58 %. В Европейской части России АЭС и новые угольные ТЭС будут сочетаться с передачей электроэнергии из Сибири от ГЭС и ТЭС, расположенных в непосредственной близости от угольных разрезов. На Урале электроснабжение предполагается осуществлять за счет газовых ТЭС и ТЭС, работающих на привозном угле, в сочетании с доставкой электроэнергии с сибирских электростанций. В Сибири и на Дальнем Востоке основой станут угольные ТЭС, работающие на местном сырье, и ГЭС. Сибирские и дальневосточные электростанции станут донорами для Европейской части и Урала. Развитие генерации на базе местных угольных ресурсов Сибири и Дальнего Востока (Эльгинского месторождения в Южной Якутии, Сырадасайского в Красноярском крае, Удоканского в Читинской обл. и т. д.) позволит ввести в строй электростанции мощностью более 10 ГВт к 2020—2022 гг. В связи с этим предполагается осуществление крупного инвестиционного проекта по экспорту в Китай электроэнергии объемом более 50 млрд кВт⋅час.[18]

Осуществление этого прогноза возможно лишь при активном внедрении в энергетику новых технологий, разрабатываемых в русле международной программы «Чистый уголь». Во-первых, это строительство ТЭС на бортах угольных разрезов. Так будут созданы углеэнергетические комплексы, продукцией которых станет электроэнергия, транспортируемая по высоковольтным ЛЭП потребителям. Дополнительным источником топлива для таких комплексов будет метан угольных пластов, используемый на ТЭС. Такие углеэнергетические комплексы будут наиболее эффективны на крупных месторождениях угля в Сибири и на Дальнем Востоке. Во-вторых, в более отдаленном будущем возможно внедрение такой технологии, при которой не уголь будет подаваться в котельные, а сами котлы будут «спущены» в угольные пласты. Если это осуществится, то появится принципиально новый энергокомплекс, в составе которого будет наземно-подземная ТЭС. Такие энергокомплексы могут быть очень экономичными, так как в результате не надо будет существенно увеличивать добычу, снизятся грузоперевозки угля по железной дороге, будет ограничен рост техногенной нагрузки на окружающуюсреду.[19]

Перспективным направлением станет создание промышленных кластеров с комплексным использованием угля, включающим его глубокую переработку по безотходным, экологически чистым технологиям. Одним из таких проектов стал промышленный кластер, формирование которого приурочено к Менчерепскому угольному месторождению, в составе которого будут работать две шахты с общей добычей в 18 млн т в год, угольный разрез производительностью 4 млн т в год, обогатительная фабрика мощностью 22 млн т в год, ТЭС мощностью 1,3 ГВт, углехимический комбинат и завод стройматериалов. Конечной продукцией этого кластера станут: бензин, метанол, сортовой уголь, полукокс, пек, бензол, диметиловый эфир, электроэнергия, стройматериалы. Строительство может быть осуществлено в течение 6 лет. Подобные кластеры могут быть созданы на месторождениях Канско-Ачинского бассейна, где на разрезе «Березовский» добывается самый дешевый уголь. Перспективным может стать кластер на Таймыре (Сырадайское месторождение), который может стать экспортным, так как в его составе будет портовый терминал в поселке Диксон. Губернатор Кемеровской обл. предложил создать на юге области Сибирский технопарк, специализацией которого будет разработка новых технологий по глубокой и комплексной переработке угля.[20]

В России почти 70 % запасов углей относится к так называемым «высокотехнологичным», то есть к тем, которые позволяют применять современные высокопроизводительные технологии и способные обеспечить конкурентноспособность угля даже по сравнению с газом. К таким месторождениям относятся Ерунаковское — одно из самых крупных угольных предприятий открытой добычи в Кузбассе, месторождения Канско-Ачинского бассейна, а также отдельные высокорентабельные месторождения в Европейской части, как, например, Кадамовское месторождение антрацитов в Восточном Донбассе. Такие месторождения способны обеспечить рост добычи угля к 2020 г. до 500 млн тв год.[21]

Рост потребления угля позволит продлить обеспеченность страны нефтью и газом, растянуть во времени инвестиционный период по освоению новых труднодоступных углеводородных месторождений, увеличить экспорт нефти и газа в счет выполнения долгосрочных международных контрактов.[22]

Если в настоящее время основная добыча угля производится в Кузбассе, Канско-Ачинском бассейне, то после 2030 г.большое значение будут, по всей вероятности, иметь Сейдинское месторождение энергетических углей (Республика Коми), Элегетское (Республика Тыва), Эльгинское (Якутия) и Огоджинское (Амурская обл.). К этому времени потеряют свое промышленное значение месторождения Европейской части и Урала. Предельные нормы добычи будут достигнуты в Кузбассе в связи с ухудшением сырьевой базы.[23]

[править] Примечания

  1. Угольная промышленность // БСЭ
  2. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  3. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  4. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  5. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  6. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  7. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  8. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  9. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  10. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  11. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  12. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  13. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  14. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  15. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  16. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  17. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  18. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  19. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  20. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  21. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  22. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
  23. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития
Угольная промышленность
Европа  АвстрияАлбанияАндорраБелоруссияБельгияБолгарияБосния и ГерцеговинаВатиканВеликобританияВенгрияГерманияГрецияДанияИрландияИсландияИспанияИталияЛатвияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМакедонияМальтаМолдавияМонакоНидерландыНорвегияПольшаПортугалияРоссияРумынияСан-МариноСербияСловакияСловенияУкраинаФинляндияФранцияХорватияЧерногорияЧехияШвейцарияШвецияЭстония
Азия  АбхазияАзербайджанАрменияАфганистанБангладешБахрейнБрунейБутанВосточный ТиморВьетнамГрузияИзраильИндияИндонезияИорданияИракИранЙеменКазахстанКамбоджаКатарКипрКиргизияКитайКНДРКувейтЛаосЛиванМалайзияМальдивыМонголияМьянмаНепалОАЭОманПакистанПалестинаСаудовская АравияСингапурСирияТаджикистанТаиландТуркменияТурцияУзбекистанФилиппиныШри-ЛанкаЮжная ОсетияЮжная КореяЯпония
Америка  АнгильяАнтигуа и БарбудаАргентинаАрубаБагамыБарбадосБелизБоливияБразилияВенесуэлаГаитиГватемалаГондурасГренадаДоминикаДоминиканская РеспубликаКанадаКолумбияКоста-РикаКубаМексикаМонтсерратНикарагуаПанамаПарагвайПеруСальвадорСент-Винсент и ГренадиныСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСШАСуринамТринидад и ТобагоУругвайЧилиЭквадорЯмайка
Африка  АлжирАнголаБенинБотсванаБуркина ФасоБурундиГабонГамбияГанаГвинеяГвинея-БисауДжибутиДР КонгоЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеКабо-ВердеКамерунКенияКоморыРеспублика КонгоКот-д’ИвуарЛесотоЛиберияЛивияМаврикийМавританияМадагаскарМалавиМалиМароккоМозамбикНамибияНигерНигерияРуандаСан-Томе и ПринсипиСвазилендСейшельские ОстроваСенегалСомалиСуданСьерра-ЛеонеТанзанияТогоТунисУгандаЦАРЧадЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭфиопияЮАР
Австралия и Океания  АвстралияНовая ЗеландияПалауВануатуКирибатиМаршалловы ОстроваНауруПапуа — Новая ГвинеяСамоаСоломоновы ОстроваТонгаТувалуФедеративные Штаты МикронезииФиджи
Личные инструменты