Теневая экономика Эстонии


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

«Теневая экономика» в Эстонии несет все черты, присущие этому явлению в странах Европы. Впрочем, есть и свои любопытные отличия, связанные с географическим положением, составом населения и типом развиваемой экономики.[1]

Подобное справедливо по отношению ко всем трем странам Прибалтики. Согласно утверждению швейцарского профессора Фридриха Шнейдера, который исследовал состояние «теневой экономики» 151 страны мира (методика его расчетов и исходные данные не указаны), Эстония наряду с Латвией является… лидером западного мира. Обратите внимание — опять лидером. Доля «теневой экономики» в показателе ВВП страны — более 40 %. Правда, по этому показателю среди всех стран мира позиция Эстонии куда более скромная, точнее — средняя 102 место. Это последние данные по «теневой экономике» Эстонии, датируемые самым расцветом национальной экономики (2007 года). Данные за период экономического кризиса (2008—2010 годы) пока отсутствуют, но очевидно, что ситуация не улучшилась. В целом со швейцарцем согласны представители Института конъюнктуры Эстонии, признающие серьезной данную проблему, но уверяющие, что порядок цифр должен быть как минимум вдвое ниже. Свою методику и исходные данные они тоже не приводят, поэтому так же, как и профессору Шнейдеру, поверим им на слово.[2]

Известны отдельные исследования, касающиеся состава занятых в «теневой экономике» работников. Согласно данным министерства социальных дел Эстонии со ссылкой на опросы, организованные различными социологическими службами, в 2010 году «зарплату в конвертах», что считается одним из явных признаков участия в теневой экономике, получали в Эстонии порядка 13 % опрошенных, в строительном секторе этот показатель составил 30 %. Нелегальный алкоголь покупали в 2010 году порядка 29 % опрошенных, причем доля нелегальной водки составила 73 %. Нелегальные сигареты в 2010 году покупали 34 % опрошенных. По данным Института конъюнктуры, в 2010 году доля покупок, совершаемых жителями Эстонии на «черном рынке», составила не менее 10 %, причем здесь учитывался только продаваемый товар, а не частные услуги, которые, как выяснится ниже, составляют в доле «черного рынка» Эстонии куда более значительную долю. Понятно также, что вряд ли абсолютное большинство отвечавших в опросах про свои заработки и форму получения заработка людей были искренними и что на самом деле ситуация заметно хуже. Доля работников в теневой экономике Эстонии в 2010 году по различным признакам была такой: мужчин и женщин почти поровну — 51 % против 49 %, но чем ниже уровень образования и выше принадлежность к национальным меньшинствам — тем доля участвующих в теневой экономике выше. Итак, доля «теневой экономики» в Эстонии высока, приходится признать. Каковы причины такого положения?[3]

Тут мы выходим на типичные признаки теневой экономики стран Восточной Европы, вошедших либо претендующих на место в Евросоюзе. После проведения весьма болезненных экономических, социальных и финансовых реформ в начале-середине 90-х годов, простой человек такой страны потерял привычное место работы, привычный заработок и привычный уклад жизни. Все это потребовало абсолютного переосмысления своего места в жизни, а после принятия новообразовавшимися государствами Восточной Европы законов, создающих привилегированное положения для титульных наций и ухудшающих социальный и трудовой статус нетитульного меньшинства, такому человеку пришлось переосмыслить и свое идейно-национальное отношение к государству, в котором он оказался после развала Варшавского блока и СССР. Как следствие, большинство оставшихся вне комфортной и размеренно-упорядоченной кормушки госаппарата и муниципальных структур представителей нацменьшинств Эстонии было вынуждено идти на весьма рискованный и бедовый рынок частного предпринимательства, FIE — частного лица-предпринимателя или внаем к другим частникам. Дело это крайне рискованное, чреватое потерями и проблемами, поэтому вполне понятно, почему при ведении такого «малого бизнеса» все эти люди пытаются снизить долю своих неизбежных расходов, в первую очередь, за счет обязательных налоговых (прямых и косвенных) и социальных выплат. Отсюда и «зарплата в конвертах», и уклонение от налогов, и фиктивные декларации о доходе, а также — всяческое публичное «прибеднение» и боязнь выйти на свет в своем бизнесе, «засветиться» или обозначиться в банковских официальных переводах и счетах. При этом большинство таких лиц, утратив прежнюю работу, не хотели терять хотя бы крохи тех социальных выплат, которые им предоставляло государство в качестве выходных пособий по безработице. Как следствие, в Эстонии появилась довольно большая прослойка людей, которые официально числились безработными, но сами работали частным образом, предоставляя в теневом поле хозяйственной деятельности такие типичные услуги, как ремонт квартир и строительство домов, мелкая торговля, ремонт и установка бытовой аппаратуры, косметологические, медицинские и парикмахерские услуги, репетиторство, обслуживание в кафе, барах и ресторанах, частный извоз и обучение вождению, бизнес-консультации и перевод с иностранных языков, продажа контрафактной продукции и контрабанды, сдача жилья в аренду и так далее. В схеме таких отношений чаще всего расчет идет только в наличных деньгах без привлечения банковских услуг либо услуг официальных посредников. При этом обе стороны экономят на обязательных налоговых, акцизных и прочих выплатах. Но и несут соответствующий риск.[4]

Безусловно, это объясняется самим типом развивающейся экономики Эстонии — тем, что государство еще не во все сферы экономической деятельности внедрило свои глаза и уши. Что-то делается: так, государство при помощи жестких требований, поощряемых серьезными самоубийственными штрафами для нарушителей, ввело обязательные кассовые аппараты в таксоизвоз и мелкую торговлю, обязало большинство АО и ООО и всевозможных FiE отчитываться о своей хозяйственно-финансовой деятельности как при помощи ежегодных деклараций о доходах, так и в результате внеплановых проверок. В нынешнем году порядок наведен и в топливном бизнесе — введен обязательный многотысячеевровый банковский залог на поставляемую продукцию, чтобы обезопасить государство от схем ухода от налоговых выплат при помощи фирм-"однодневок".[5]

В общем, в этих отношениях «государство — частник» взаимоотношения напоминают военные действия, с той разницей, что государство ведет себя как войска США в Ираке, а частники — как те же иракские партизаны, то есть скрытно, тихой сапой, но весьма болезненно для госструктур. Не случайно, как признались в Налогово-таможенном департаменте Эстонии, из-за одной только неразберихи в топливной сфере госбюджет ежегодно не дополучал более 9 млн евро.[6]

Есть и «географический нюанс» теневой экономики Эстонии. Чем ближе к внешним границам Эстонии, тем доля «теневой экономики» выше — за счет контрабанды и криминальной деятельности. Так, на границе с Латвией регулярно ловят наркодилеров и наркокурьеров, на границе в Россией — контрабандистов топливом, водкой и сигаретами, медикаментами, автомобилями, запчастями и прочим, на границе с Финляндией — кочующих из одной страны ЕС в другую румынско-цыганских «баронов» и их свиту. Государство здесь пытается внедрить тотальный цифровой контроль, но изворотливый ум криминалитета каждый раз оказывается гибче. Впрочем, откровенно криминальная теневая экономика играет в Эстонии не такую уж и заметную роль.[7]

Также к географическому, точнее, политико-географическому признаку (членство в Евросоюзе и вхождение в Шенгенское визовое пространство) можно отнести и такую большую нишу эстонской «теневой экономики», как работу ее жителей частным неофициальным образом за рубежом. Даже Департамент статистики Эстонии признает, что минимально допустимое число таких «теневиков» составляет не менее 50 тысяч активно работающих эстоноземельцев, но эксперты давно оперируют цифрой в 130 тысяч человек. Безусловно, с точки зрения государства и налоговых служб, «теневая экономика» — это плохо. Но если рассматривать ситуацию индивидуально да «со слезками ребеночка» (которых, как известно по Достоевскому, не стоит весь мир познаний), то получается, что «нехай буде». Тем более, вернемся опять к упомянутому Deutsche Bank, эксперты которого заявили, что теневая экономика помогает людям справиться с кризисом.[8]

[править] Примечания

  1. «Теневая экономика» Прибалтики: Как в Латвии, Литве и Эстонии прячут деньги
  2. «Теневая экономика» Прибалтики: Как в Латвии, Литве и Эстонии прячут деньги
  3. «Теневая экономика» Прибалтики: Как в Латвии, Литве и Эстонии прячут деньги
  4. «Теневая экономика» Прибалтики: Как в Латвии, Литве и Эстонии прячут деньги
  5. «Теневая экономика» Прибалтики: Как в Латвии, Литве и Эстонии прячут деньги
  6. «Теневая экономика» Прибалтики: Как в Латвии, Литве и Эстонии прячут деньги
  7. «Теневая экономика» Прибалтики: Как в Латвии, Литве и Эстонии прячут деньги
  8. «Теневая экономика» Прибалтики: Как в Латвии, Литве и Эстонии прячут деньги
Теневая экономика
Европа  АвстрияАлбанияАндорраБелоруссияБельгияБолгарияБосния и ГерцеговинаВатиканВеликобританияВенгрияГерманияГрецияДанияИрландияИсландияИспанияИталияЛатвияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМакедонияМальтаМолдавияМонакоНидерландыНорвегияПольшаПортугалияРоссияРумынияСан-МариноСербияСловакияСловенияУкраинаФинляндияФранцияХорватияЧерногорияЧехияШвейцарияШвецияЭстония
Азия  АзербайджанАрменияАфганистанБангладешБахрейнБрунейБутанВосточный ТиморВьетнамГрузияИзраильИндияИндонезияИорданияИракИранЙеменКазахстанКамбоджаКатарКипрКиргизияКитайКНДРКувейтЛаосЛиванМалайзияМальдивыМонголияМьянмаНепалОАЭОманПакистанПалестинаСаудовская АравияСингапурСирияТаджикистанТаиландТуркменияТурцияУзбекистанФилиппиныШри-ЛанкаЮжная КореяЯпония
Америка  АнгильяАнтигуа и БарбудаАргентинаАрубаБагамыБарбадосБелизБоливияБразилияВенесуэлаГаитиГватемалаГондурасГренадаДоминикаДоминиканская РеспубликаКанадаКолумбияКоста-РикаКубаМексикаМонтсерратНикарагуаПанамаПарагвайПеруСальвадорСент-Винсент и ГренадиныСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСШАСуринамТринидад и ТобагоУругвайЧилиЭквадорЯмайка
Африка  АлжирАнголаБенинБотсванаБуркина ФасоБурундиГабонГамбияГанаГвинеяГвинея-БисауДжибутиДР КонгоЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеКабо-ВердеКамерунКенияКоморыРеспублика КонгоКот-д’ИвуарЛесотоЛиберияЛивияМаврикийМавританияМадагаскарМалавиМалиМароккоМозамбикНамибияНигерНигерияРуандаСан-Томе и ПринсипиСвазилендСейшельские ОстроваСенегалСомалиСуданСьерра-ЛеонеТанзанияТогоТунисУгандаЦАРЧадЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭфиопияЮАР
Австралия и Океания  АвстралияНовая ЗеландияПалауВануатуКирибатиМаршалловы ОстроваНауруПапуа — Новая ГвинеяСамоаСоломоновы ОстроваТонгаТувалуФедеративные Штаты МикронезииФиджи
Прочее  Теневая экономика Прибалтики
Личные инструменты