Выборы в Государственную думу России в 1999 году


Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

Выборы в Государственную думу состоялись 19 декабря 1999 года. В восьми одномандатных избирательных округах выборы были признаны несостоявшимися. В этих округах повторные выборы в Думу состоялись 26 марта 2000 года. В Чеченском одномандатном избирательном округе № 31 выборы состоялись 20 августа 2000 года.

Шесть избирательных объединений преодолели 5‑процентный барьер: КПРФ (113 мест), «Межрегиональное движение «Единство» («Медведь») (73), «Отечество - Вся Россия» (68), СПС ‑ 29, «Блок Жириновского» ‑ 17, «Объединение «Яблоко» ‑ 20.

Как и в предыдущих составах, абсолютное большинство депутатов Думы третьего созыва составили мужчины: в Думе первого созыва было 59 депутатов‑женщин, в Думе второго созыва ‑ 46, в Думе третьего созыва ‑ 34.

По возрастным группам депутатский корпус распределился следующим образом: в возрасте до 30 лет — 13 депутатов, от 31 года до 40 лет — 85 депутатов, от 41 года до 50 лет ‑ 141 депутат, от 51 года до 60 лет ‑ 153 депутата, свыше 60 лет ‑ 52 депутата. Таким образом, большинство составили депутаты в возрасте от 40 до 60 лет. В то же время около 100 депутатов ‑ люди в возрасте до 40 лет.

Среди профессиональных групп самую большую по численности, ‑ 174 депутата, ‑ составили депутаты, переизбранные на новый срок. Если же учесть всю предшествующую деятельность депутатов Госдумы третьего созыва, то из 445 депутатов свыше 300, то есть две трети состава депутатского корпуса, в свое время были депутатами законодательных и представительных органов власти разных уровней.

Содержание

[править] Прогнозы

2 февраля 1999 года председатель Госдумы Геннадий Селезнёв заявил, что Дума следующего созыва не досчитается фракции НДР и фракции ЛДПР. Такой прогноз Г.Селезнев сделал, выступая перед избирателями подмосковного Подольска. Он также заявил, что по его прогнозу движение мэра Москвы Юрия Лужкова «Отечество» «наберёт на выборах в Госдуму 7-8 % голосов, а не 15-20 процентов, как говорят его доброхоты». По мнению Г.Селезнева, в будущей Думе несколько увеличит количество своих членов фракция «Яблоко», а в целом Дума третьего созыва будет «более левоцентристской».

[править] Региональный аспект выборов

Выборы по одномандатным округам в большинстве случаев привели к победе кандидатов, лояльных по отношению к местным властям. В Госу­дар­ст­венной думе ещё большую роль, чем ра­нее, стали играть региональные лоббисты.

[править] Коммунистическая партия Российской Федерации

КПРФ выиграла выборы как по спискам (24 % голосов), так и по одномандатным округам (47 депутатов). Среди независимых депутатов к КПРФ тяготеют не менее 24. К ле­вому блоку относятся избранные в Думу одномандатники от ДПА (2), РОС (2) и «Духовного наследия» (1). Кампания КПРФ проходила в традиционном ключе с опорой на ресурсы региональных организаций и поездки Г.Зюганова по России. Новым явлением стало использование административных ресурсов «красных» губернаторов, которые пришли к власти в межвыборный период. Их деятельность повлияла на результаты голосований. На руку КПРФ сыграло и ухудшение социально-экономической ситуации в ряде промышленных регионов. Напротив, в некоторых субъектах федерации местная «партия власти» сумела эффективно заблокировать кампанию коммунистов. Но в целом география голосования за КПРФ осталась прежней. Наибольшего успеха партия добилась в аграрных регионах «красного пояса» и отдельных республиках. Наиболее высокие показатели (свыше 30 %) были достигнуты:

Внимательный анализ позволяет выявить некоторые сдвиги. Например, стал существенно более «красным» Краснодарский край, где раньше не было столь активного голосования за КПРФ. Это объясняется влиянием Н.Конд­ратенко, уверенно контролирующего электоральную ситуацию на Кубани. Напротив, «двойная игра» А.Туле­ева, который фактически поддержал «Единство», оставаясь четвертым номером в списке КПРФ, привела к существенным потерям в Кузбассе. Показатель голосования за КПРФ в Кемеровской области остался на уровне выше среднего по России, но существенно снизился по сравнению с 1995 годом, когда Кузбасс был одним из главных оплотов компартии. Не столь сильно выделялись голосованием за КПРФ такие традиционно «красные» регионы, как Белгородская и Пензенская области, где губернаторы, опираясь на поддержку местной элиты, сумели повлиять на умонастроения избирателей.

Существенно улучшились результаты в Липецкой области. Несмотря на то что избранный при поддержке КПРФ губернатор О.Королев дистанцировался от партии, условия для проведения кампании были благоприятными. В итоге КПРФ здесь дополнительно получила почти 10 %.

В ряде случаев «лояльные» КПРФ губернаторы не смогли обеспечить благоприятные результаты, что объяснялось падением их личной популярности и слабым контролем над ситуацией в регионе (потери более 10 % в Амурской области, где выиграл «Медведь», 8 % в Тамбовской области). В Воронежской области показатели КПРФ возросли, но победу все же одержало «Единство».

Усиление позиций КПРФ в сравнении с выборами 1995 года наблюдается в ряде промыш­ленных регионов. Так, продолжилось расширение электоральной базы КПРФ в Челябинской области. Порядка 8 % новых голосов коммунисты получили в Ханты-Ман­сий­ском и Ямало-Ненецком АО. Обращает на себя внимание усиление коммунистов в Иркутской, Камчатской областях, а также в Красноярском крае, где Александр Лебедь не препятствовал их кам­пании.

Напротив, в ряде регионов с низкой популярностью коммунистов их электоральная база еще больше сократилась. Прежде всего, обращает на себя внимание ухудшение показателей в Москве и Московской области на 2,7-3 %. Любопытно, что в Подмосковье ослабление КПРФ совпало с достаточно успешной губернаторской кампанией Г.Селезнева: экс-спикер получил почти в 1,4 раза больше голосов, чем список КПРФ. Здесь часть левого электората проголосовала за ОВР, который в Москве и области сыграл роль протест­­ной силы (в Санкт-Петербурге результат КПРФ, напротив, немного улучшился).

Наиболее слабые результаты КПРФ имела в следующих регионах:

  • «контролируемые» республики с традиционно низким влиянием коммунистов (Ингушетия, Тува, Татария);
  • территории Крайнего Севера (Таймыр, Чукотка, Корякский АО, Эвенкия, Мурманская область, Ненецкий АО, Ямало-Ненецкий АО, Магаданская область);
  • мегаполисы — Москва, Санкт-Петербург, а также Московская и Ленинградская области, традиционно примыкающая к ним Ярославская область;
  • Север и Северо-Запад — Карелия, Республика Коми, Вологодская, Архангельская, Новгородская, Калининградская области;
  • промышленные регионы Урала, Сибири и Дальнего Востока (Свердловская, Перм­ская области, Удмуртия, Ханты-Мансийский АО, Тюменская, Томская, Камчатская области).

Что касается губернаторских выборов, то кандидат КПРФ выиграл второй тур в Оренбургской области и имел реальные шансы на победу в Московской области. В Тверской области кандидат КПРФ В.Баюнов во втором туре уступил действующему губернатору, стороннику «Единства» В.Платову. В Тамбовской области поддержанный КПРФ А.Рябов лидировал после первого тура, но в итоге проиграл представителю президента в области О.Бетину. Во втором туре потерпел поражение и поддержанный КПРФ И.Стариков, баллотировавшийся на пост новосибирского губернатора. Впрочем, экс-министра экономики России вряд ли можно всерьез отнести к сторонникам коммунистической идеи.

[править] «Единство»

Помимо 23 %, взятых блоком по общефедеральному округу, в одномандатных округах «Единство» провело девять своих выдвиженцев. Среди независимых депутатов, как минимум, шестеро входят в ту же группу. Сторонники «Единства» продемон­стрировали свои неплохие административные возможности. Здесь прежде всего нужно выделить победу на Чукотке Р.Абрамовича, а в Туве заместителя С.Шойгу Н.Лок­тионова. Успехом «Единства» может считаться и убедительная победа Е.Назд­ра­тенко на выборах губернатора Приморского края (67 %). Да и победа В.Позгалева в Вологодской области, безусловно, устраивает федеральные власти, хотя тот входил в список НДР (83 % голосов). Активно поддержанный «Единством» губернатор Тверской области В.Платов победил во втором туре. Удачей для федеральной элиты может считаться и победа на губернаторских выборах в «красной» Тамбовской области представителя президента О.Бетина.

География голосования за «Единство» определялась двумя факторами — административной поддержкой и наличием лояльного властям «национально-патриотического» электората, причем второй фактор оказался более значимым.

Наиболь­шего успеха блок добился в Туве — свыше 70 %. Патриархальная республика на протяжении многих лет служит классическим примером консолидированного голосования за «пар­тию власти», а в случае с «Медведем» свою роль сыграло еще и тувинское происхождение лидера. Более 40 % избирателей отдали «медведям» свои голоса в Магаданской области, Чукотском и Корякском АО. На прошлых выборах эти регионы отличались высокими показателями голосования за ЛДПР и традиционно сочетали ориентацию на «партию власти» и «патриотов» некоммунистической ориентации. Показателен и другой пример: прекрасный результат «Единства» в Псковской облас­ти — традиционном бастионе ЛДПР, управляемом губернатором-"жириновцем" (38 %). В большинстве регионов, где местные власти открыто поддержали «Единство», оно получило более 30 % голосов (Чукотка, Калининградская, Курская области). В Тверской области, губернатор которой вошел в избирательный список «Медведя», результат оказался чуть хуже (29,5 %). Напротив, там, где местные власти остались на стороне ОВР, кампания была фактически сорвана — Москва, Ингушетия, Башкирия, Татарстан, Мордовия.

Однако административный фактор не стал определяющим в кампании «Единства», тем более что блок публично поддержало не так уж много региональных лидеров. Сущест­венно больший электоральный эффект имела избранная блоком имиджевая стратегия, что доказывается активным голосованием за этот блок в регионах, где он не имел губернатор­ской поддержки, но мог опереться на мощные электоральные слои. Наиболее благоприятными для «Единства» (более 30 % голосов) оказались следующие группы регионов:

  • регионы Севера, Урала, Сибири и Дальнего Востока с традиционно высокой поддержкой Владимира Жириновского и А.Лебедя (Магаданская, Амурская, Читинская, Иркутская, Кемеровская, Мурманская, Вологодская области, Хакасия, Удмуртия, Республика Коми, Карелия, Чукотский, Корякский, Таймырский, Эвенкийский, Усть-Ордынский Бурятский АО). Причем зависимость голосования от губернаторской поддержки не была прямой. В этом списке есть регионы, главы которых активно помогали блоку (Чукотка, отчасти — Кузбасс), но есть и субъекты федерации, губернаторы которых сотрудничали с КПРФ (Амурская область), НДР (Вологодская область, Усть-Ордынский Бурятский АО) и ОВР (Иркутская, Мурманская области, Удмуртия, Карелия). Главную роль на Севере сыграла не административная поддержка, а изначальная предрасположенность электората к голосованию за политическую силу типа «Медведя». Губернаторы могли усилить эту тенденцию, но оказались не в силах ее переломить;
  • регионы Европейской части России, руководители которых поддержали блок, — Курская, Калининградская области. К ним присоединились Псковская, Новгородская, Костромская, Ярославская и Кировская области с некогда высокими показателями голосования за ЛДПР и А.Лебедя (эти регионы в Центральной России выделяются высокой долей национально-патриотического электората, на президентских выборах Ярославская и Костромская области были наиболее благоприятными для А.Лебедя). В Курской области к «Медведю» перешел электорат «Державы»: и в том, и в другом случае роль держателя электората сыграл Александр Руцкой («Держава» в Курской области получила в 1995 году 30,7 %, «Медведь» в 1999 году — 30,9 %). В Псковской области В.Жириновский вместо 20,9 % получил лишь 6,9 %, остальное «съел» «Медведь»;
  • «русские» регионы, в которых для общественного мнения оказалась особенно значима ситуация на Северном Кавказе, — Ростовская, Воронежская, Астраханская области. В эту группу не вошли более «красные» Ставропольский и Краснодарский края, но и там результат «Медведя» был выше среднероссийского;
  • Калмыкия, власти которой поддержали блок, и где в одномандатном округе его представляла А.Буратаева;
  • давшая рекордный показатель Тува — по описанным выше причинам.

Минимальным оказался результат движения в Ингушетии (1 % голосов), что объяснялось как позицией местных властей (поддержка ОВР), так и неприятием ассоциируемой с В.Путиным войны в Чечне ингушским народом. По тем же причинам «Единство» слабо выступило в Башкирии и Татарии (13,8 и 14 % соответственно). Среди наименее благоприятных для «Медведя» регионов оказались и такие республики, как Северная Осетия, Мордовия и Чувашия (главы последних двух поддерживали ОВР). «Плохо» проголосовала за «Медведя» и Карачаево-Черкесия (участие в выборах Березовского здесь ничего не из­ме­нило при голосовании по партийным спискам, не повлияв на популярность КПРФ и ОВР).

Бросается в глаза слабый результат «Единства» в Москве (6,8 %) и Московской области (9,4 %). Раскол «столица — провинция» на этих выборах стал еще более зримым, чем прежде. По разным причинам «Медведь» не дотянул до 20 % голосов в отдельных регионах с устойчивыми либеральными и левыми ориентациями (Нижегородская, Челябинская, Омская, Томская, Липецкая области).

[править] «Отечество — Вся Россия»

ОВР получил свыше 13 % голосов по партийным спискам и выиграл 29 одномандатных округов. Еще, как минимум, в 10 округах прошли независимые сторонники блока. Крайне неровный результат ОВР в территориальном разрезе объясняется особенностями построения блока и его избирательной кампании. Изначально ОВР строился как союз столичных и региональных чиновников, и региональная составляющая его кампании фактически была сведена к обещаниям региональных лидеров «обеспечить» нужный результат. В результате лидеры ОВР поставили себя в зависимость от губернаторов и президентов республик, чем воспользовались его противники, сумевшие нейтрализовать значительную часть представителей «Всей России». Все это отразилось на результатах, которые наглядно показывают огромные различия в эффективности и интенсивности кампании ОВР в разных частях страны.

Результаты ОВР уже сейчас могут рассматриваться отдельно для «Всей России» и сторонников Ю.Лужкова. Из представителей «Всей России» реальную работу на результат партийного списка ОВР провели только руководители Ингушетии, Башкирии и Татарии. Напротив, в краях и областях результат оказался очень слабым.

Основное внимание на выборах представители «Всей России» уделили достижению своих «корыстных» целей — проведению лояльных одномандатников в округах, многие из которых не регистрировались в качестве представителей ОВР. В результате в шести округах Башкирии и четырех округах Татарии победу одержали сторонники местных президентов (из них в Башкирии двое, а в Татарстане трое были зарегистрированы как официальные кандидаты ОВР). В то же время в Санкт-Петербурге В.Яковлев провел только двух своих сторонников из блока ОВР. Губернаторы из «Всей России» провели своих открытых сторонников в Иркутской области, Ханты-Мансийском АО и др. Это позволяет «Всей России» претендовать на «контрольный пакет» в будущей «региональной» группе (за счет не только одномандатников, но и прогубернаторских спи­соч­ников), но это имеет мало отношения к ОВР как к политическому альянсу.

Что касается сторонников Ю.Лужкова, то здесь ситуация намного сложнее. Высокие показатели голосования за ОВР обеспечили некоторые дружественные руководители республик — Мордовии, Кабардино-Балкарии, Чувашии. Они же провели своих сторонников в одномандатных округах. Поддержка также оказывалась в Карелии, Новосибирской и Нижегородской областях, но там результат оказался гораздо более скромным, а в округах успех сопутствовал движению только в Карелии. В то же время некоторые губернаторы фактически отвернулись от московского мэра, например, А.Лисицын. В итоге ориентированные непосредственно на Ю.Лужкова одномандатники прошли в основном в Москве (девять мест), в других регионах ситуация с одномандатниками для Ю.Лужкова пока очень неоднозначная, их симпатии будут определяться политической конъюнктурой и решениями местных властей (представители Мордовии, Бурятии, Карелии и др.). Скорее, группа сторонников Ю.Лужкова будет дополнена столичными политиками, выигравшими в округах (И.Кобзон, А.Чилингаров, возможно, М.Лапшин, М.Шаккум и ряд других депутатов от Московской области).

Поражением ОВР стал провал В.Мухи на выборах губернатора Новосибирской области. Напротив, убедительную победу А.Лисицына (свыше 63 %) нельзя записать в актив «Отечества», поскольку ярославский губернатор отмежевался от Ю.Луж­кова. Впрочем, это было с лихвой компенсировано на губернаторских выборах в Подмоско­­вье, где Б.Гро­мов буквально вырвал победу у объединенного кандидата Кремля и КПРФ Г.Селезнева.

Региональная составляющая в электорате ОВР оказалась минимальной. По доле электората, сконцентрированного в столице, ОВР превзошел такие традиционно столичные блоки, как СПС и «Яблоко». Почти четверть избирателей ОВР оказалась сосредоточена в Москве. Всего же главные оплоты ОВР — Москва, Московская область, Башкирия, Татария и Санкт-Петербург — дали блоку половину его избирателей. В результате «Отечество» и «Вся Россия» оказались союзом столиц и национальных республик, в то время как в русской провинции господствовали КПРФ и «Медведь». Разброс показателей составил от 1,4 % в Магаданской области до 88 % в Ингушетии.

Во многих регионах кампания ОВР была пущена на самотек. Иначе ничем нельзя объяснить фактический провал блока в Кировской области (губернатор входил в список ОВР), Хабаровском крае и Иркутской области (губернаторы — члены президиума «Всей России»). Здесь ОВР отдали свои голоса немногим более 5 % избирателей. Другой вопиющий пример: ОВР не преодолел пятипроцентный барьер в Астраханской области, губернатор которой входил во «Всю Россию».

В Новосибирской области, где губернатор активно создавал структуры «Отечества» и баллотировался при его поддержке на второй срок, ОВР получил менее 6 % голосов. Немногим лучше ситуация оказалась в тех регионах, губернаторы которых еще недавно клялись в верности Ю.Лужкову: в Ярославской, Мурманской областях, Удмуртии ОВР получил лишь 7-8 % голосов, также как и в Ханты-Мансийском АО. Разве что в Карелии (глава республики состоял в списке ОВР) результат приблизился к 9 %. Лишь возглавляемый В.Яковлевым Санкт-Петербург продемонстрировал более или менее пристойный результат ОВР — 15,7 %, но результат «Единства» по городу был выше.

Таким образом, география голосования за ОВР определялась несколькими факторами:

  • полная или частичная административная поддержка, позволившая добиться хороших результатов в Москве, Санкт-Петербурге, Московской области, Ингушетии, Татарии, Башкирии, Мордовии, Чувашии, Кабардино-Балкарии, Дагестане, Северной Осетии. На Северном Кавказе сработал фактор неприятия чеченской войны и «Медведя» как силы, ее олицетворяющей. Отсюда высокие показатели и там, где власти не поддерживали ОВР (Карачаево-Черкесия);
  • выдвижение сильных кандидатов в одномандатных округах (Агинский Бурятский, Ненецкий АО, Калмыкия, Республика Алтай);
  • влияние Москвы и личный авторитет Ю.Лужкова (Московская, Калужская, Рязанская области).

Напротив, ОВР потерпел фиаско в «красных» и «медвежьих» углах, особенно в восточной части страны. В тех регионах, где губернаторы активно поддерживали другой блок или занимали нейтральную позицию, при этом не давая сформироваться структурам ОВР, результат оказался крайне слабым. Показательны примеры субъектов федерации, где ОВР не смог преодолеть пятипроцентный барьер: Амурская, Брянская области (КПРФ), Кемеровская область, Тува, Чукотка («Единство»), Самарская область (СПС), а также Орловская область, Красноярский край, сохранявшие «вооруженный нейтралитет».

[править] «Союз правых сил»

СПС получил 8,6 % голосов, одержал победу в трех одномандатных округах и еще, как минимум, в трех округах провел «независимых» кандидатов. Успех был достигнут за счет традиционно «продемократических» регионов России. Как всегда, основной вклад внесли Москва, Подмосковье, Санкт-Петербург, уральские регионы, Самарская и Нижегородская области (в них сосредоточено более 40 % избирателей СПС). Наилучшие результаты СПС (более 10 % голосов) были получены в регионах:

  • с традиционно правой ориентацией существенной части электората (Москва, Санкт-Петербург, Пермская, Свердловская, Челябинская, Томская, Архангельская области, Карелия, Ханты-Ман­сийский и Ямало-Ненецкий АО);
  • где кампания СПС получила мощную элитную поддержку (Самарская область, от­части — Хакасия);
  • где СПС, опираясь на ярких лидеров, сумел провести эффективную кампанию (Нижегородская область).

В случае с СПС фактор административной поддержки тоже сыграл важную роль, еще раз доказывая немалые возможности сильных губернаторов. Самого высокого показателя блок добился в Самарской области (22 %). Позитивную роль сыграли и ресурсы А.Чубайса в Санкт-Петербурге (второй результат по стране), С.Кириенко и Б.Немцова в Нижегородской области (третий результат). Традиционно «правая» Москва, напротив, показала более скромный результат — 11,5 %.

«Блок Жириновского». ЛДПР лишь частично сохранила свою электоральную базу 1995 года: 6 %, ни одного официально выдвинутого одномандатника и две победы в округах «независимых» кандидатов. Результаты в регионах напоминают результаты В.Жири­нов­ского на президентских выборах 1996 года. Наилучших результатов (более 12 % голосов) блок добился в Магаданской и Читинской областях. Среди наиболее «удачных» для ЛДПР (более 10 % голосов) оказались Камчатская, Сахалинская, Амурская, Мурманская области, Приморский край, Ненецкий и Коми-Пермяцкий АО.

Весомы потери ЛДПР в Псковской области, где с 1996 года губернаторствует член ЛДПР Е.Михайлов. Здесь получено около 7 %. Потерянные 14 пунктов перетекли в основном к «Медведю». Причем этот результат не следует считать признаком слабости губернатора и его команды, поскольку в одномандатном округе уверенную победу одержал представитель ЛДПР (шел как независимый кандидат). Скорее, налицо изменения в обще­ственном мнении, с которыми не рискнул бороться губернатор.

[править] «Яблоко»

Партия «Яблоко» получила около 6 % голосов и выиграла выборы в четырех одномандатных округах. Еще в одном округе победу одержал «независимый» кандидат. Голосование за «Яблоко» в региональном разрезе немного отличается от голосования 1995 году. Наиболее благоприятными (более 9 % голосов) стали:

  • Санкт-Петербург и Москва;
  • регионы Западной Сибири (Томская, Новосибирская, Омская области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО);
  • Север Европейской части (Карелия, Мурманская область);
  • Челябинская область.

Позиции «Яблока» заметно ослабли на Дальнем Востоке и в северо-за­пад­ных­ реги­о­нах. Наибольшие потери партия понесла в тех регионах, где ее позиции в 1995 году считались наиболее прочными, — в Камчатской (потеря 14 пунктов), Ростовской, Ярославской, Нижегородской областях. Обращает на себя внимание снижение поддержки «Яблока» примерно на 5 % в Москве и Санкт-Петербурге, где более эффективную кампанию провели ОВР и СПС. Именно из-за этих регионов «Яблоко» и получило результат хуже, чем в 1995 году. В то же время почти в половине регионов нынешний результат «Яблока» отличался от результата 1995 года не более чем на 1 %, что свидетельствует об устойчивости электоральной базы партии в провинции. По сути, «Яблоко» пострадало из-за «точечных ударов» со стороны ОВР и СПС. Причем в Петербурге практически никак не повлияло на голосование за «Яблоко» присоединение к нему С.Степашина.

В небольшой группе регионов результат оказался лучше, чем прежде. Наибольшего успеха партия добилась в Западной Сибири, прежде всего — в Омской и Новосибирской областях, где оно получило довольно много дополнительных голосов (прирост на 4-5 %). Существенный прирост наблюдался в Томской области, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком АО.

Таким образом, по результатам выборов 1999 года «Яблоко» сделалось более провинциальным. Доля крупных центров в его электорате осталась высокой, но существенно уменьшилась в связи с оттоком избирателей в Москве, Подмосковье и Санкт-Петербурге. Напротив, большой вклад в «копилку» внесли Новосибирская, Омская, Кемеровская, Свердловская области, где позиции «Яблока» укрепились. В результате организация, видимо, стала превращаться в партию крупных центров Урала и Сибири.

[править] «Наш дом — Россия»

Движение добилось успеха в семи одномандатных округах, в которых, в частности, победу одержали В.Черномырдин и В.Рыжков. Губернаторы практически ничего не сделали для списка НДР, хотя шестеро из них входили в этот список. Только в Новгородской и Саратовской областях движение преодолело пятипроцентный барьер. Напротив, анекдотическим случаем являются 0,7 % голосов, которые были получены на Сахалине, губернатор которого возглавлял региональный список НДР. Сохранив­шие верность движению губернаторы не помогли или не смогли помочь кандидатам НДР в одномандатных округах (только в Балашовском округе Д.Аяцков способствовал победе кандидата НДР О.Коргунова).

[править] Особенности выборов по регионам

Парламентские выборы 1999 года в основном подтвердили особенности электоральной карты России, сложившейся на протяжении 10 лет альтернативных выборов. Её специфика описывается через характеристику нескольких расколов:

1. «Север — Юг». Сохранился раскол между северными и восточными районами страны, с одной стороны, и южными, с другой. Аграрные регионы Юга, Черноземье, «рус­ский» Северный Кавказ, южно-сибирское село вновь оказали поддержку КПРФ и помогли ей вновь выйти на первое место. Север, Сибирь и Дальний Восток продемонстри­­ро­вали некоммунистическую ориентацию, отдав предпочтение «Медведю» как новой «партии власти» и сохранив достаточно высокие показатели голосования за В.Жиринов­ского.

2. «Столица — провинция». Этот раскол стал еще более зримым. Не сумев стать движением «всей России», ОВР превратился в чисто столичное образование, не провалив­шееся на выборах только за счет Москвы. На массовое голосование за ОВР в Москве провинция ответила не менее массовым голосованием за «Медведя» и КПРФ. Причем за счет укрепления ОВР в столице произошло вытеснение СПС и «Яблока» в провинцию. Налицо рост популярности либералов в провинциальных центрах, сохранение и даже расширение провинциального электората «Яблока».

3. «Город — село». На селе сохранилось доминирование левых и государственно-патриотических настро­ений. Оно, как и прежде, осталось за коммунистами, в то время как электоральная база СПС и «Яблока» оказалась сконцентрирована в крупных городах. Блок ОВР в «русских» регионах также оказался «городским». Ситуация с разыгрывавшим «патриотическую» карту «Медведем» оказалась сложнее, поскольку наметилась его экспансия на село, где в ряде регионов блок успешно конкурировал с коммунистами.

Выборы также продемонстрировали усиление влияния административного фактора. Это объясняется укреплением губернаторских «партий власти» после введения повсемест­ной выборности региональных лидеров. Степень контроля над электоральным процессом повыси­­лась. Зависимость региональных результатов основных блоков от позиции местных властей, за небольшими исключениями, очевидна. Среди лидеров, лучше других конт­ро­ли­рующих электоральную ситуацию, вновь выделились Минтимер Шаймиев, М.Рахимов, Р.Ау­шев, Ш.Ооржак и Н.Меркушкин. Следует также отметить высокую степень контроля над ситу­а­цией, которую продемонстрировали А.Тулеев, Н.Кондратенко, К.Титов и А.На­за­ров. Дей­ствие административного фактора способствовало дальнейшей поляризации регионов.

[править] Ссылки

Политика России
Президент  Б. Н. Ельцин (1991—1999) • В. В. Путин (1999—2008, с 2012) • Д. А. Медведев (2008—2012) • Администрация президентаПослания президента Федеральному собраниюБюджетные послания президентаПрезидентские выборы (1991, 1996, 2000, 2004, 2008, 2012)
Правительство Председатели правительстваВ. С. Черномырдин (1992—1998) • С. В. Кириенко (1998) • Е. М. Примаков (1998—1999) • С. В. Степашин (1999) • В. В. Путин (1999—2000) • М. М. Касьянов (2000—2004) • М. Е. Фрадков (2004—2007) • В. А. Зубков (2007—2008) • В. В. Путин (с 2008) • Россия при правительстве Е. М. ПримаковаРоссия при первом правительстве В. В. ПутинаЗаместители председателя правительстваМинистерство юстицииМинистерство финансовМинистерство транспортаМинистерство сельского хозяйстваМинистерство природных ресурсовМинистерство образования и наукиМинистерство обороныМинистерство здравоохранения и социального развитияМЧСМВДФедеральная таможенная службаФедеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзоруФедеральная служба по финансовому мониторингуФедеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей средыФедеральная служба по военно-техническому сотрудничествуРосстатФедеральная антимонопольная службаФСОФСКНФедеральная служба безопасностиСВР
Федеральное собрание  ГосдумаСовет федерацииВыборы в Госдуму (1993, 1995, 1999, 2003, 2007, 2011)Председатели ГосдумыСовета федерацииДепутаты ГосдумыЧлены Совета федерации
Судебная власть  Верховный судКонституционный судВысший арбитражный судМосковский городской судВерховный суд Северной ОсетииВерховный суд Дагестана
Внутренняя политика 1990-е годы (1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999)2000-е годы (2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012)Политические партии Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР, «Яблоко», СПС, «Либеральная Россия», «Патриоты России», «Правое дело»)
Социально-экономическая политика Экономические реформы в 1990-е годыЭкономические реформы в 2000-е годы
Государственные символы ФлагГербГимн
Прочее  Государственное устройствоГосударственное управлениеВнешняя политикаДемографическая политика
Личные инструменты